Дэвид Линч, Пол Верхувен и М.Найт Шьямалан — «Афиша Daily» вместе с Rexona собрала истории кинематографистов, чья карьера в свое время висела на волоске. Эти режиссеры не подвели момент и остались востребованными и актуальными авторами.
партнерский материал
партнерский материал

Стивен Спилберг

© VCG / Gettyimages.ru

Академик, мистер джекпот и просто один из самых стабильных постановщиков Голливуда за последние сорок лет — когда-то Стивен Спилберг был начинающим режиссером с туманными перспективами. Во второй половине 1970-х годов его коммерческая репутация держалась на двух проектах — «Челюстях» и «Близких контактах третьей степени». Любая осечка, и молодому автору со вкусом к неглупому развлекательному кино вряд ли впредь позволили ворочать большими бюджетами. Провальная военно-сатирическая лента «1941» (1979), работающая на территории кубриковского «Доктора Стрейнджлава», едва не стала проектом, который мог торпедировать такую многообещающую карьеру. Спилбергу повезло: фильм все же получил три дежурные технические номинации на «Оскар», что позволило автору заняться следующей картиной, положившей начало славной франшизе, — приключениям профессора Индианы Джонса.

Дэвид Линч

© Epsilon / GettyImages.ru

Это с самого начала казалось не слишком удачной затеей: первый продюсер, который приобрел права на «Дюну» Фрэнка Герберта, умер, не успев запустить фильм в производство. Затем экранизацией научно-фантастического романа занялся Алехандро Ходоровски: при небывалой концентрации талантов (Pink Floyd на саундтреке! Сальвадор Дали в одной из главных ролей! художник, нарисовавший ксеноморфа!) картине не так и не удалось собрать необходимые средства. В конце концов «Дюну» (1984) поручили ставить Дэвиду Линчу: режиссер-авангардист только что отказался снимать шестой эпизод «Звездных войн» и решил попробовать силы в неизвестном для себя жанре. То, что получилось на выходе, принято называть катастрофой: лента не отбила свой сорокамиллионный бюджет, была растерзана критикой и своему культовому статусу обязана исключительно линчевскому обаянию. Мэтр эту работу обсуждать не любит — и поделом: когда в твоем портфолио есть «Синий бархат», «Малхолланд-драйв» и «Твин Пикс», как-то не с руки лишний раз вспоминать про фильм, который чуть не стоил тебе доброго имени.

Поделитесь своей историей «#неподведимомент»

Rexona запускает проект, на котором вы можете поделиться своей историей о том, как вы не постеснялись протянуть руку обстоятельствам и остались в выигрыше. Регистрируйтесь на сайте и получайте призы от Rexona Men.

Терри Гиллиам

© Venturelli / Gettyimages.ru

Автор «Смысла жизни по Монти Пайтону» редко находит общий язык со студиями. В свое время Universal решили перемонтировать его знаменитую антиутопию «Бразилия» так, чтобы смягчить мрачный тон картины и привести сюжет к счастливой развязке: режиссеру пришлось втайне от продюсеров проводить показы для лос-анджелесских критиков и общаться с начальством через журнал Variety. Впрочем, эти творческие разногласия ничто по сравнению с ситуацией, которая сложилась вокруг «Приключений барона Мюнхгаузена» (1989). По ходу съемок бюджет картины — к неудовольствию продюсеров — увеличился в два раза: тем удивительнее, что Columbia Pictures препятствовала широкому распространению фильма в США — видимо, чтобы поставить зарвавшегося художника на место. К чести Гиллиама, кассовая неудача — тем более организованная студией — его не подкосила: через три года режиссер вернулся с «Королем-рыбаком», который снискал популярность как у зрителей, так и у профессионального сообщества (пять номинаций на «Оскар» и одна победа — за лучшую женскую роль второго плана).

Пол Верхувен

© Camilla Morandi - Corbis / GettyImages.ru

Колоссальный успех «Основного инстинкта» превратил Шэрон Стоун в большую звезду, а режиссера Пола Верхувена и сценариста Джо Эстерхаза — в главных специалистов по рискованным триллерам. Творческий дуэт нетривиально воспользовался открывшимися возможностями — поставив историю об американской мечте, облаченную (точнее сказать, разоблаченную) в одежды эротической мелодрамы. Беспроигрышное сочетание на бумаге, «Шоугелз» (1995) стал самым ненавидимым фильмом десятилетия: 8 «Золотых малин» (Верхувен лично присутствовал на премии), звание худшей ленты 1990-х и крайне незавидное положение в поп-культуре. Впрочем, картина довольно быстро подверглась критической и зрительской ревизии: за режиссера вступились Джармуш и Тарантино, а продюсеры ушли в плюс благодаря видеопрокату. Теперь у «Шоугелз» довольно почтенное место в истории кино: фильм, разминувшийся со своим временем; слишком смелый, слишком остроумный — ну и слишком откровенный.

Оливер Стоун

© NurPhoto / GettyImages.ru

Оскароносный «Гладиатор» Ридли Скотта возродил интерес широкого зрителя к античному миру: нетрудно было предположить, что кинобиограф Кеннеди, Никсона и Кастро тоже заинтересуется какой-нибудь выпуклой фигурой из греческой или римской истории. Оливер Стоун вроде бы выбрал героя по росту — но, кажется, фатально не угадал с кастингом: четыре версии «Александра» (2004), которые были предъявлены публике за последние десять лет, примерно одинаково невыносимы — главным образом из-за Колина Фаррелла, Анджелины Джоли и Вэла Килмера. Картина провалилась в прокате, и хотя режиссер обвинил в этом фундаменталистов, не принявших трактовку личной жизни полководца, понятно, что дело не только в них: если в «Трое», вышедшей в том же году и страшно перевравшей Гомера, во всяком случае был нерв, то над жизнеописанием Александра Македонского в изложении Стоуна невозможно не задремать. Однако мало что может унять энергию постановщика «Взвода» и «Уолл-стрит»: и на восьмом десятке он остается одним из самых энергичных американских режиссеров современности, выпуская попеременно игровые и документальные фильмы.

Даррен Аронофски

© Clemens Bilan / Stringer / GettyImages.ru

После «Реквиема по мечте» Даррен Аронофски грезил большим философским фильмом о природе времени, прицениваясь к Брэду Питту и Кейт Бланшетт, но не сложилось: видимо, чтобы одновременно затащить этих артистов в кадр, нужно быть режиссером финчеровского по меньшей мере калибра. В результате вычурный трехуровневый сюжет «Фонтана» (2006) разыгрывали Хью Джекман и Рейчел Вайс, но куда им до того же Питта и Джессики Честейн, которые исследовали в терренс-маликовском «Древе жизни» сходные, в общем, вопросы. Не оправдавший ни художественных, ни денежных ожиданий «Фонтан» не похоронил карьеру Аронофски, но заметно сбавил ажиотаж вокруг его персоны. Пожалуй, прохладный прием даже взбодрил режиссера: два его следующих фильма — «Рестлер» и «Черный лебедь» — оказались хитами и претендовали на важные награды Американской киноакадемии.

М.Найт Шьямалан

© Mitchell Leff / GettyImages.ru

Автор «Шестого чувства» и «Неуязвимого» невероятно долго проживал символический капитал со своих ранних картин. Первые подозрения в недоброкачественности его таланта возникли после «Девушки из воды», упрочились с «Явлением» и стали общим местом, когда вышел «Повелитель стихий». Создавалось впечатление, что чем хуже снимает Шьямалан, тем больше денег ему выделяют, и после очередного провала — семейного блокбастера «После нашей эры» с Уиллом и Джейденом Смитами, — казалось, что его больше никогда не пустят на съемочную площадку. И тут Шьямалан блестяще перегруппировался: в условиях финансового цейтнота он выпустил сначала «Визит», а затем и «Сплит», собравшие в совокупности почти 400 миллионов. Теперь вчерашний неудачник мечтает о создании мультивселенной по мотивам собственных фильмов — и что сказать, имеет на это полное право.

Расскажите свою историю на сайте Rexona. #неподведимомент #rexona