Что смотреть после «Ла-Ла Ленда»? Поэпизодно разбираем, чем вдохновлялись авторы мюзикла, песни из которого сейчас все напевают.

Фильм «Ла-Ла Ленд» не только путеводная звезда для мечтателей, но и вполне конкретный путеводитель по истории кино. О том, как он цитирует «Вестсайдскую историю» и «Шербурские зонтики», вы уже наверняка читали. Но что общего у «Ла-Ла Ленда» с мультфильмом «ВАЛЛ*И», танцами из «Мой парень — псих» и приемами Михаила Калатозова? Специально для «Афиши Daily» Егор Москвитин составил подробный путеводитель по символам и цитатам фильма Дэмиена Шазелла. Для тех, кто еще не видел фильм, текст представляет смертельную спойлерную опасность.

Заставка

Старомодная заставка и упоминание системы CinemaScope, в которой снят фильм, — тоже предупреждающие знаки: перед нами кино о ностальгии и эскапизме. Такие заставки очень любила рисовать кинокомпания RKO Pictures — создатель «Кинг-Конга», «Гражданина Кейна» и многих других хитов золотой эры Голливуда. RKO Pictures не умела идти в ногу со временем (когда пришла пора маршировать, компания все еще предпочитала плясать) и закрылась — как и многие места, которые посетят герои «Ла-Ла Ленда». Кстати, название «La La Land» обыгрывает не только музыкальный жанр фильма и город, где происходит действие, но и английскую идиому lalaland. Это что-то вроде «личного штата Айдахо» — облака, в которых витают совершенно оторвавшиеся от реальности люди.

Танец на автостраде

Хореограф фильма Мэнди Мур заверяет, что конкретных источников вдохновения у открывающей сцены не было. Режиссер поставил перед ней задачу с помощью танца заявить и настроение, и жанр, и логику фильма, а в качестве примера привел Джерома Роббинса — культового хореографа, работавшего над «Вестсайдской историей» и «Питером Пеном».

Знатоки кино, однако, Мэнди Мур не верят. Душная пробка, в которой можно сойти с ума, если не петь, уже использовалась в открывающей сцене «8 ½» Федерико Феллини, а калифорнийская жара уже выступала спусковым крючком в кровавой драме Джоэла Шумахера «С меня хватит!».

Но есть в этом эпизоде и цитаты поменьше: синий фургон, в котором прячутся музыканты, приехал сюда из французского мюзикла Жака Деми «Девушки из Рошфора», который Дэмиен Шазелл показывал всей своей съемочной группе. Оттуда же — и из «Шербурских зонтиков» — были сняты мерки для платьев актрис в открывающей сцене. Кстати, французское слово parapluies — «зонтики» — написано на одной из дверей, мимо которых прогуливается Миа.

Титр «Зима»

Поскольку в вечном калифорнийском лете легко потеряться, «Ла-Ла Ленд» то и дело дает титры-подсказки: «Весна», «Лето», «Осень». Название фильма Ким Ки Дука сложиться не успевает, зато «Ла-Ла Ленд» полностью повторяет структуру «Шербурских зонтиков», в которых повествование, правда, дробилось на месяцы. Уже в этот момент проницательный зритель может догадаться, чем закончится роман главных героев. Ведь в финале «Шербурских зонтиков» продавщица и автомеханик тоже случайно встречаются спустя много лет, чтобы узнать, что каждый достиг личного успеха, но возвращение к прежней любви уже невозможно.

Спектакль для Ингрид Бергман и деревянный самолет

Дома у Миа висит изображение Ингрид Бергман, а ее кафе находится неподалеку от места, где снималась «Касабланка». В конце фильма будет еще один привет классике: из Америки во Францию героиня в своей фантазии полетит на игрушечном самолете, висящем на ниточке над глобусом. Точно так же начиналась «Касабланка». Но об этом вы наверняка читали, а вот информация, которую мы встречали лишь в USA Today: художник-постановщик фильма Дэвид Васко говорит, что моноспектакль Миа тоже был посвящен Ингрид Бергман и что зритель имеет все шансы увидеть этот эпизод целиком в бонусах DVD. Но из фильма его вырезали, так что, какой из Миа драматург, мы узнаем позже.

Подробности по теме
«Оскар-2017»
Станислав Зельвенский об успехе фильма «Ла-Ла Ленд»
Станислав Зельвенский об успехе фильма «Ла-Ла Ленд»

Девушки собираются на вечеринку

Киноведы считают поход подружек Миа на вечеринку реконструкцией танца из «Милой Чарити» 1969 года, но хореограф Мэнди Мур называет основным источником вдохновения номер «I Feel Pretty» из «Вестсайдской истории», в котором героини дурачатся и наряжаются, чтобы вернуть веру в себя.

Для самой Мэнди придумывание этой сцены стало своеобразным собеседованием на работу над «Ла-Ла Лендом». Совсем как Миа на своем самом важном прослушивании, она просто вспомнила собственную историю о знакомстве с Лос-Анджелесом. Вместе с соседками-танцовщицами она часто ходила на подобные вечеринки, ведь в этом городе так важно встретить «someone in the crowd». Героини смеются над обычаями Голливуда, но принимают правила его игры. Сама вечеринка же срежиссирована так, чтобы напоминать то флегматичное веселье «Великого Гэтсби», то хореографию Боба Фосса из все той же «Милой Чарити».

Бассейн, у которого веселятся герои, напоминает о картине «A Bigger Splash» художника Дэвида Хокни, которая, кажется, характеризует Лос-Анджелес точно так же, как картина «Полуночники» — Нью-Йорк. А внезапное погружение камеры под воду после долгого плана может быть оммажем как фильму «Я — Куба» Михаила Калатозова, так и пародирующим его «Ночам в стиле буги» Пола Томаса Андерсона.

Сцена со скамейкой

Пожалуй, самую незаметную из цитат «Ла-Ла Ленда» вставил в сценарий Райан Гослинг. По словам Мэнди Мур, актер пересматривал старые мюзиклы Фреда Астера и обратил внимание на то, как его герои появлялись в кадре. Астер все время начинал или с вызывающей чечетки, или с какого-нибудь резкого движения — вроде того, как Себастьян бросает пыль на Миа. Хореограф и актер обсудили смысл ритуалов Астера и решили, что это был его способ обозначить свое право на пространство: мол, теперь эта сцена принадлежит ему. Поэтому в некомфортной ситуации с Миа герой Гослинга делает ровно то же самое: роет носком туфель землю и вскакивает на скамейку, чтобы отбить чечетку.

Свидание в обсерватории

Когда Миа и Себу не удается досмотреть «Бунтовщика без причины», они отправляются в одно из мест, где этот фильм снимался, — обсерваторию Гриффита. Символично, что здесь же они первый раз поцелуются, а в конце фильма расстанутся. Шазелл вообще любит закольцовывать композицию. Например, в начале фильма мы видим, как к Миа в кафе заходит вежливая кинозвезда и берет один кофе глясе. Став знаменитой, Миа уже сама будет заказывать в том же кафе глясе, но уже два стакана — себе и своему водителю кэбби.

Сцену, в которой притяжение героев оказывается сильнее притяжения земли, сначала вообще хотели снимать под водой, а когда стало ясно, что не получится, то Шазелл привел в качестве примера для хореографа космический танец из мультфильма «ВАЛЛ*И».

Впрочем, эта сцена напоминает и о полете Голди Хоун из «Все говорят, что я люблю тебя», и о вальсе из «Спящей красавицы», и о концовке «Красавицы Нью-Йорка», в которой герои тоже отваживаются шагнуть в пустоту — и поднимаются в небо. Другой фильм с Фредом Астером, с которым часто сравнивают звездный вальс, — это «Время свинга», где его партнершей выступала Джинджер Роджерс.

Кстати, о Вуди Аллене: в его «Манхэттене» герои тоже забегают в планетарий, чтобы превратиться в невесомые тени: так легче разобраться в себе. И, кстати, о Мэнди Мур: до «Ла-Ла Ленда» она ставила танцы в фильме «Мой парень — псих», где герои тоже были вдвоем против целого мира.

Белый и черный наряды Себастьяна

Как и в недавнем «Мире Дикого Запада», премьера которого состоялась после фестивальных показов «Ла-Ла Ленда», гардероб здесь маркирует изменения в характере персонажей. Собираясь на работу в ресторане, которая плохо оплачивается, но оставляет время помечтать, Себастьян надевает белую рубашку. Но в это время он слышит телефонный разговор Миа, из которого следует, что ее семья считает его неудачником. Затем он видит пятна на потолке — символ дискомфорта, в котором они с Миа живут. Следующая сцена: уже в черной рубашке Себастьян приходит устраиваться на новую работу, где у него уже не останется времени на мечты о своем клубе. Смена гардероба здесь работает как метафора предательства идеалов.

Смерть, идущая по следам героев

<

Заведения, которые дороги героям, имеют свойство закрываться: в современном мире джаз-клубы и однозальные кинотеатры никому не нужны. И если приют джазменов Van Beek Studios, переделанный под ресторан испанской кухни, — это фантазия Шазелла (на самом деле в этом здании располагалась студия, где записывали Барбру Стрейзанд), то остальные места вполне реальны. Lighthouse Café (не станем переводить его как «Маяк», чтобы не смутить москвичей) существует. Кинотеатр Rialto, куда герои идут на свидание, действительно есть в Пасадене — но используется лишь для частных вечеринок. Стоит героям побывать в этих местах — и спустя десять-пятнадцать минут мы видим, что они закрылись.

Валентинка для «Голубого Валентина»

Пронзительная сцена, в которой Себ готовит для Миа ужин-сюрприз, но в итоге оскорбляет ее обвинением, что она не может принять его успех, напоминает этюды семейной жизни и из «Дороги перемен» Сэма Мендеса, и из «Голубого Валентина» с тем же Райаном Гослингом и Мишель Уилльямс. А если уж перебирать музыкальные мелодрамы Уилльямс, то сложно не назвать «Любит/Не любит» — элегию о компромиссах, названную на самом деле в честь песни «Take This Waltz» Леонарда Коэна.

В конце концов, у них всегда будет Париж

В финальной фантазии герои вновь посещают все ключевые локации фильма, уменьшенные до размеров театральных декораций, — в том числе и автостраду. Но в этот раз, когда директор по кастингу зовет Миа на пробы, Себастьян не отказывается от их отношений, а идет следом.

В этой версии их романа Себастьян играет джаз в тех местах, где Миа снимается в кино. И поскольку это всего лишь грезы, то количество цитат в каждой сцене начинает бить все рекорды. Во время прогулки уличные часы показывают двенадцать — привет Вуди Аллену, близкая по духу к «Светской жизни» и в чем-то к постерам «Полночи в Париже».

Воздушные шарики, с которыми фотографируется ставшая кинозвездой Миа, — цитата из «Забавной мордашки» с Одри Хепберн . Еще одна шутка с шариком: мимо Миа и Себастьяна по набережной пройдет мальчик с красным шариком. «Красный шар» — знаменитый получасовой детский фильм Альбера Ламориса.

Нарисованные декорации, на фоне которых гуляют герои, напоминают сюрреалистическую площадку мюзикла «Американец в Париже» 1951 года. Его главный герой тоже воображает, что воссоединится с возлюбленной на набережной Сены, — но ему в отличие от героя Райана Гослинга повезет на самом деле.