Диккенс, Толстой, Агата Кристи, новый «Шерлок» и новый «Лютер» — Максим Сухагузов о главных сериалах, которые вышли на британском канале, пока все отдыхали.

«Шерлок: Безобразная невеста» («Sherlock: The Abominable Bride»)

© BBC

«Шерлок» бесит. Этот неотъемлемый аспект уже давно стал частью шерлокомании: безумный хайп вокруг выхода каждой серии неизбежно соседствует с легкой горечью разочарований от очередных мошеннических ответов на загадки. Это уже даже начинает приносить всем участникам суматохи извращенное удовольствие. Рождественский эпизод сулил ловкий фокус с перемещением во времени, но, как всегда у сценариста Моффата, фокус оказался лишь уловкой для отвода глаз. Спецсерия обернулась не просто маскарадом, а реальным мостиком между третьим и грядущим четвертым сезоном. У героев отобрали айфоны и, как ни в чем не бывало, переселили в викторианский Лондон с готическим налетом. Ватсону наконец достались благородные усы. Камбербатч, по сути, всегда играл пришельца из другого времени, поэтому курительная трубка и двухкозырка подошли ему как влитые. В сумме получился рождественский вертеп имени Артура Конан Дойла с обязательными шутками про переодевание, новогодним капустником и слоеным, как британский пудинг, сюжетом. В похмельные дни января такое угощение спровоцировало разные чувства: у одних зашло на ура, у остальных — вызвало несварение. Впрочем, на фоне таких же выкрутасов Моффата во вселенной «Доктора Кто» пошлые причуды «Шерлока» выглядят просто сказочкой.

«Лютер» («Luther»), четвертый сезон

© BBC

Предновогодняя канитель вернула на экраны еще одного известного би-би-сишного детективного героя — Джона Лютера в исполнении Идриса Элбы. Вообще, конечно, чистое издевательство после двухлетнего перерыва цедить сезон из всего лишь двух эпизодов, да еще и с заделом на продолжение. Было бы куда благороднее, если бы авторы последовали своей давней идее снять полнометражный приквел о том, что происходило с Лютером до начала первого сезона. Однако шоураннер Нил Кросс предпочел сделать продолжение, которое во многом перечеркнуло красивый финал третьего сезона. Вместо долгожданного праздничного застолья с любимыми персонажами зрителей окунули в холодную воду типичного сиквела а-ля «Мушкетеры тридцать лет спустя». Зализывающий раны на побережье главный герой снова надевает пальто и возвращается в строй. Новый маньяк-каннибал совсем побочный и клишированный, отчего к финалу все стало отчетливо напоминать комические побегушки в духе русского сериала «Метод» — только здесь в роли напарницы рыжая Роуз Лесли из «Игры престолов». В целом за два часа можно найти несколько моментов, которые оправдывают возвращение Лютера — но кто нам вернет Элис Морган?

«Война и мир» («War & Peace»)

© BBC

Свежая, помпезная, красивая и по-британски хитрая экранизация четырехтомной эпопеи Льва Толстого скорее предназначена для тех, кто не читал оригинала и вряд ли когда-нибудь планирует. С одной стороны, английский мини-сериал хочет выглядеть покладистым пересказом, а с другой — переделывает толстовскую романтику в условный роман Джейн Остин, что неудивительно: восьмидесятилетний сценарист Эндрю Дэвис собаку съел на адаптациях писательницы. Смешно, как через призму иностранного взгляда сдвигаются акценты. То, что дорого русскому сердцу, у британцев просто милая завитушка, а, там где у Толстого пробел, авторы, наоборот, давят сильней. Из семьи Курагиных лепят Ланнистеров с сопутствующим кровосмешением. Небу Аустерлица отведены несколько секунд, зато Безухов аж два раза здоровается со свинками. Кстати, за Безухова хочется сказать отдельное спасибо: его играет всегда точный Пол Дано. Среди других явных кастинговых удач — актеры на позициях персонажей Кутузова, Долохова и Болконского-старшего. Здешняя Наташа Ростова, блондинка Лили Джеймс из «Золушки», по состоянию на первые две серии пока только носит челку и забавно улыбается, так что ждем продолжения.

«Диккенсовщина» («Dickensian»)

© BBC

Начиная с католического Рождества, на канале BBC One обильными порциями идет крайне странный сериал по книжкам Чарльза Диккенса. Концепцию сериала можно описать как «литературный ремикс»: в этой вселенной диккенсовские персонажи живут в одном квартале, любят и ненавидят друг друга. Скряга Скурдж выбивает долги из героев «Больших надежд», где-то тут же под ногами путаются Оливер Твист и персонажи «Холодного дома» — смотреть, как это все вместе рифмуется и крючкуется, бесконечно любопытно. Учитывая, что у англичан Диккенс усваивается с молоком матери, интересно сравнивать, как на главном канале Альбиона параллельно препарируют главного британского писателя и нашего главного писателя — в «Диккенсовщине» и «Войне и мире» даже пересекаются некоторые актеры.

«И никого не стало» («And Then There Were None»)

© A+E Studios

Еще одна экранизация от англичан, которая привлекла многих зрителей в прошедшие праздники. Трехсерийная постановка той самой книги Агаты Кристи, которая у нас в стране более известна под названием «Десять негритят» благодаря одноименной экранизации Станислава Говорухина с Кайдановским, Друбич, Зельдиным и Абдуловым. Просмотр немного остужает тот факт, что как раз из-за «Десяти негритят» многие в курсе злополучной развязки, но у британцев тоже прекрасный актерский ансамбль — осилить сериал стоит хотя бы ради него. Набирающая очки австралийка Мейв Дермоди в роли порывистой Веры Клейторн — настоящая жемчужина и открытие сериала. В остальном привычная би-би-сишная стройность и театральная красота. Важный факт: фигурки негритят заменили на политкорректных зеленых солдатиков.