Антон Долин с удивлением констатирует: третья часть перезапущенного «Стартрека» оказалась лучше прежних двух.

Кажется, это лучший из летних блокбастеров вне зависимости от кассовых сборов. После многих часов унылого громыхания с участием старых знакомых фокусников, пришельцев, шпионов, обезьян и даже черепашек-ниндзя наконец показали фильм, на котором хочется смеяться, подпевать и аплодировать, не уходя из зала до конца финальных титров: а вдруг еще что-то покажут?

Голливудский тайванец, режиссер Джастин Лин знаменит прежде всего «Форсажами» (с третьего по шестой). То есть ремесленник, а не вдохновенный художник в отличие, как принято считать, от Джей Джея Абрамса, создателя двух первых «Стартреков». Сейчас Абрамс передал проект Лину, сам взявшись за более амбициозный проект по воскрешению «Звездных войн», и остался лишь в качестве продюсера. Но неожиданно «Стартрек: Бесконечность» оказался забавней, динамичней и легче своих двух предшественников, которых распирало от концептуального пафоса. Умение Лина набирать бешеную скорость и выполнять головокружительные трюки на каждом вираже сослужило ему хорошую службу: выяснилось, что такой талант пригодится и в космосе.

© Централ Партнершип / Paramount

Конечно, дело не только в талантах Лина, но и в сценарии. На смену трио Роберто Орси, Алекса Курцмана и Деймона Линдлофа (соавтора Абрамса со времен «Остаться в живых») пришли Даг Джанг и, что важнее, Саймон Пегг — он же бессменный член команды «Энтерпрайза» Скотти и создатель нескольких бесчеловечно смешных британских комедий. Пегг не ограничился тем, что познакомил своего героя с лучшей из новых героинь вселенной «Стартрека», альбиноской-воительницей Джайлой (в ее роли неузнаваемая алжирская модель и танцовщица София Бутелла из «Kingsman: Секретная служба»). Он упростил и в то же время усложнил интригу фильма, сделав ее современной и интуитивно понятной даже тому зрителю, который вообще ничего не знает о богатой мифологии сериала.

В третьем «Стартреке» прямолинейный и логичный сюжет, который не способны запутать даже бесчисленные технические детали, проскальзывающие в диалогах то здесь, то там. Неопознанный космический корабль передает сигнал бедствия; команда застряла где-то в неизвестной туманности, ее необходимо спасать. «Энтерпрайз» в полном составе отправляется на помощь — и натыкается на западню. Корабль сбит, экипаж рассеян по чужой враждебной планете. Теперь необходимо отыскать злодеев, узнать их мотивы, вновь объединиться и вернуться домой. Таким образом, наконец-то многочисленные персонажи «Стартрека» разобщены — они не загораживают друг друга, у каждого есть своя сюжетная линия и свой путь. То есть в прямом смысле слова маршрут.

© Централ Партнершип / Paramount

Пижон Кирк (в этом фильме Крису Пайну опять дали шанс оседлать мотоцикл!), феерический зануда Спок (Закари Куинто), флегматичный доктор Боунс (Карл Урбан), порывистая лейтенант Ухура (Зои Салдана) и остальные — все они верят в единство и демократию. Корабль «Энтерпрайз» — Америка в миниатюре, точно так же, как Федерация являет собой расширенный вариант американской утопии, а ее мощнейшая база Йорктаун, стартовая и финальная точка «Бесконечности», — концентрированное воплощение этой утопии. Злодей фильма, морщинистый харизматик Кролл, в чертах которого, увы, никак не опознать Идриса Элбу (голоса мы не услышим из-за дубляжа), представляет обратный полюс. Он идейный террорист, мечтающий атаковать и разобщить Федерацию просто потому, что ее прекраснодушие его бесит, а установка на демократию и равенство кажется гарантом нарушения прав слабейших. Выход один: стать сильнейшими. Вообще, «Стартрек» дает серьезный повод задуматься о полюсах того, что мы считаем «добром» и «злом», крайне редко учитывая мнение обратной стороны.

Но все это попутные мысли. В своей основе «Бесконечность» — череда веселых космических приключений и аттракционов, не позволяющих публике ни расслабиться, ни устать. Олдскульные замашки прекрасно сочетаются с передовыми спецэффектами. Если бы существовал приз за самое креативное использование музыки в блокбастере, то в 2016-м его бы присудили команде «Стартрека» за старый хит Beastie Boys «Sabotage». Ностальгия в умелой пропорции смешана с ревизионизмом — например, трогательная маленькая сценка в начале фильма недвусмысленно намекает на гомосексуальную ориентацию пилота Сулу (Джон Чо). Видно, что авторы в буквальном смысле переживают за личное счастье каждого члена команды «Энтерпрайза».

© Централ Партнершип / Paramount

Впрочем, одного из них «Стартрек» лишился. Это последний фильм, в котором мы увидим Павла Чехова, он же Антон Ельчин, трагически погибший за несколько недель до премьеры картины. Ни в одном из трех фильмов франшизы его симпатичный персонаж, наивный энтузиаст и идеалист, не принимал настолько активного участия. Теперь особенно очевидно: с ним из сериала уйдет что-то важное и невосполнимое. Во всяком случае, Абрамс уже заявил, что нового Чехова искать не будет.

Фильм посвящен памяти двух актеров — Ельчина и Леонарда Нимоя , многолетнего исполнителя роли Спока, для которого нашлось место и в новом воплощении «Стартрека». Безвременная кончина Ельчина неизбежно останется шрамом, бросив тень на эту серию — по замыслу самую беззаботную из трех последних. А смерть Нимоя, дожившего до 83 лет, подводит символическую черту под «старым «Стартреком». Сходя во гроб, Спок благословил преемника, и теперь тот, осиротев, продолжит его дело. В конце концов, корабль «Энтерпрайз» тоже погибает на наших глазах (о, какая это эпическая гибель!), чтобы неизбежно быть заново выстроенным в конце и отправиться к очередным туманностям под закадровый текст, известный поклонникам «Стартрека» наизусть.

Фильм
Стартрек: Бесконечность
3.5 из 5
★★★★★
★★★★★
Купить билет