На «Кинопоиске» стартовал 4-й сезон детективно-криминального сериала «Мажор», который бьет рекорды по просмотрам «Нулевого пациента». Приключения героя Павла Прилучного продолжаются спустя 9 лет. Кинокритик Тимур Алиев изучил полицейскую вселенную компании «Среда» и пришел к выводу, что она начинает топтаться на месте.

Игорь Соколовский (Павел Прилучный) тусуется в клубе, как в лучшие молодые годы. В действительности время пощадило не героя, а актера, исполняющего главную роль, — обвинения в абьюзе по отношению к супруге Агате Муцениеце перевели в шутку, а не в суд. В отличие от Прилучного, его герой женщин не бьет — исключительно любит и ценит, особенно маленькую Соню (Виталия Корниенко). 8-летнюю дочь погибшей Вики Родионовой (Карина Разумовская, несмотря на гипотезы фанатов, в новом сезоне возвращается — в виде призрака) теперь воспитывают экс-угонщик Ваня (Павел Чинарев) и ее младшая сестра Аня (Дана Абызова).

Вернув себе и Аркадию Игнатьеву (Игорь Жижикин) бизнес после смерти коварного Фишера (Игорь Черневич), Игорь снова превращается в мажора, полностью оставляя службу в полиции в далеком прошлом. От маленькой девочки, напоминающей герою про женщину, которую он не сумел защитить, Соколовский отгораживается дорогими подарками на день рождения и Новый год. Соня растет с двумя опекунами, частым гостем которых становится Волшебник — так девочка зовет подполковника ФСБ Симоненко (Владимир Селезнев). Но однажды Аню убивают, а все подозрения падают на Мажора — у него был мотив и возможность сделать это, ведь именно Игорь, а вовсе не погибший во втором сезоне Данила Королев (Денис Шведов), является биологическим отцом Сони.

«Мажор» — одно из знаковых детищ кинокомпании «Среда». Первый сериал российского производства, который купил Netflix осенью 2016-го, за два года до выхода «Домашнего ареста», ознаменовавшего бум российского стриминга и отечественных эксклюзивных проектов. Сейчас, к слову, «Мажор» пропал из американской библиотеки Netflix — нет, это не «отмена русской культуры», а, судя по всему, банальное истечение прав на контент. За три сезона компании Александра Цекало удалось объединить избитые штампы о работе полиции с харизматичным, неоднозначным героем, который, проходя разные этапы личностного развития, трансформировался, учась на своих ошибках (ну практически).

Неудивительно, что вселенная детективно-криминального шоу разрослась до четырех сезонов и двух полнометражных фильмов (один уже вышел, второй полностью отснят и готовится к премьере). У Соколовского, а также романтических союзов Игорь — Вика и Игорь — Катя (героиня Любови Аксеновой появляется во втором сезоне) образовалась настоящее сообщество фанатов, которые болеют за самых разных персонажей, в том числе и второго плана. Новый сезон, в отличие от предыдущих, пережил паузу в эфире в долгие 4 года (уже не Первого канала, а стриминг-платформы; серии сначала выходят на «Кинопоиске», а потом на ТВ). За режиссуру четвертого «Мажора» отвечает Нурбек Эген («Шерлок в России»), а к Сергею Калужанову, основному сценаристу сериала, присоединился Олег Маловичко («Хрустальный»).

© «Среда»

Первое, на что обращаешь внимание, — временной скачок, который создатели решили внедрить в повествование. Если между событиями первых трех сезонов проходит не более чем несколько месяцев, то четвертый начинается с титра «Спустя 9 лет». Мир «Мажора» изменился и в то же время словно вернулся на круги своя, обнажив истинную природу каждого героя. Из честного мента Соколовский обратно превратился в безответственного мажора, который думает лишь о себе. Жека (Александр Обласов) из МВД перешел в Следственный комитет: экс-напарник Игоря теперь воспитывает детей и продолжает честно служить в органах, а Пряников, бывший начальник Соколовского (Дмитрий Шевченко), стал частным детективом.

Не очень понятно, как события полнометражной ленты «Мажор. Фильм» вписываются в концепцию нового сезона. Создается ощущение, что ее и не было вовсе: некогда сплотившиеся люди, друзья Оушена по-русски, спустя годы стали практически чужими. С первых же эпизодов создатели бросают нас в пучину новой масштабной интриги, в центре которой оказывается Мажор. Однако никаких пояснений, почему герои, образы которых формировались на протяжении большей части 2010-х, вдруг до неузнаваемости переменились, в кадре не последует. И это один из важных минусов сезона — мы будто смотрим обособленную историю без отсылок к прошлым приключениям. Если только это не замысел шоураннеров для привлечения новой аудитории, не знакомой с полицейской вселенной.

Будем честны — мало кто в современном мире готов потратить около 50 часов экранного времени, чтобы понять, кто все эти герои и что их объединяет.
© «Среда»

Кстати, персонажей создатели «Мажора» не щадят. Если этот текст читают представители фан-сообщества — обязательно приготовьтесь к драматической гонке без виражей. Те, к кому вы больше всего привязаны, окажутся в могиле быстрее, чем можно себе представить. Одним из плюсов четвертого сезона становится динамика происходящего. На фоне первых сезонов, развивающихся по 12 серий, и особенно третьего, растянувшегося на 16 эпизодов, продолжение стало коротким восьмисерийником. Здесь больше нет формата «одна серия — одно преступление», сюжет исключительно магистральный. И это вроде бы плюс, но в нем есть темная сторона — чтобы собрать под одну гребенку десяток персонажей с разным бэкграундом, нужно как следует проработать мотивацию каждого из них, а с этим у четвертого сезона большие проблемы. Ваня, потерявший жену в первом эпизоде, по неведомой причине начинает помогать Мажору, пребывающему в бегах от полиции. Аркадий Игнатьев, руководствуясь лишь ему известной логикой, выводит наличные деньги из общего с Игорем бизнеса — хочет увезти сбежавшую из психиатрической клиники Катю и покинуть страну.

Среди новых персонажей «Мажора» есть психотерапевт Люба (Любовь Толкалина из «Happy End»). Как и раньше, когда у Мажора в обязательном порядке был романтический интерес — иногда двойственный, когда он ухаживал за Викой, но спал при этом с Катей, — четвертый сезон не стал ни исключением, ни революцией.

Обаятельному, умному и богатому мужчине необходима спутница жизни, хранительница очага, «контейнер» для ребенка, а лучше — дама в беде. Ведь ни на что другое женщина в русском кино, сделанном мужчинами, не годится.

В середине сезона этот сексистский постулат обретает более четкие очертания: Мажор решает жениться на Любе (то ли от большой любви, то ли ради имиджа, поскольку грядет суд за право воспитывать родную дочь — можно только догадываться, что у Игоря в голове). О том, что Люба психотерапевт, автор практически забывает: женщине в этой истории не нужны ни профессия, ни знания.

© «Среда»

Четвертый сезон «Мажора» — практически экранизация типичных индустрийных клише. В кино сегодня хотелось бы видеть больше женщин, но важной для сюжета роли мы им не дадим. И мотивацию прописывать не будем — это же классные герои, знакомые зрителям, этого достаточно. Персонажи должны оказаться в новых обстоятельствах, но придумать что‑то креативное мы не способны — давайте вернемся к старому. Но к событиям первого сезона нельзя, только если сделать вид, что мы о них не помним. И про фильм забудем тоже, но это не точно. Точно нужны проблемы с памятью, которые будут у Соколовского, — сделаем это главной интригой. Друзья, прошедшие с ним огонь и воду, доверять Игорю не будут — подумаешь, он всего-то прикрывал их от пуль когда‑то. Главный подозреваемый, на которого сделают ставку зрители, окажется союзником, но это ловушка. Впрочем, обманывать ожидания постоянно нельзя. Еще нельзя шутить над кавказцами — это чревато. Но над людьми с психическими отклонениями можно, если вскользь.

Если в российской индустрии и дальше будут подобным образом относиться к продолжениям популярных проектов, лучше вообще ничего не снимать. Тем, кто ждал новый сезон «Мажора», рекомендуем пересмотреть предыдущие и сделать вид, что Игорь Соколовский в конце умер, — запомните его именно таким.

Все сезоны «Мажора» на «Кинопоиск HD»
Подробности по теме
От «Ментов» до «Полицейского с Рублевки»: сотрудники органов на российском ТВ
От «Ментов» до «Полицейского с Рублевки»: сотрудники органов на российском ТВ