21 января в российский прокат выйдет «Душа» — новый мультфильм Pixar от авторов «Головоломки». Алиса Таежная поговорила с создателями анимационного фильма о концепции преджизни, потерянных душах и той самой искре.

Пит Доктер
Сорежиссер и соавтор «Души». Также создавал такие мультфильмы Pixar, как «Корпорация монстров», «Вверх» и «Головоломка»
Кемп Пауэрс
Сорежиссер и соавтор «Души». В этом киносезоне также известен как сценарист фильма «Одна ночь в Майами»
Дана Мюррей
Продюсер «Души»

— Pixar и Disney повлияли на миллионы детей по всему миру, на мультфильмах вашей студии выросло не одно поколение. Вы чувствуете эту ответственность, когда придумываете что‑то новое?

Пит Доктер: Теперь, когда вы об этом заговорили, чувствую. Я начинал работать в Pixar 30 лет назад, в 1990 году, и тогда мы очень вдохновлялись старым классическим «Диснеем», чтобы придумать анимации новое направление. И когда Стив Джобс продал компанию «Диснею», с одной стороны, было чувство, что закончилась эпоха, а с другой — все как будто закольцевалось. Ведь в начале карьеры мы были в таком восторге от того, что «Дисней» делал в 30–50-е годы.

Конечно, я думаю о том, как дети будут смотреть и как примут наш следующий фильм, но стараюсь не фокусироваться на том, повлияю ли на чьи‑то судьбы. Наша главная ответственность перед зрителями — хорошо рассказать историю. Для этого нам надо в первую очередь погрузиться в себя, найти собственное видение, а потом просто передать его детям.

Если мы начнем давать в мультфильмах инструкции и читать нотации, всем просто будет смертельно скучно.

— Над «Душой», как и любым другим большим мультфильмом, работают сотни людей. Как работать с чужим вдохновением, когда его так много?

Дана Мюррей: Каждый мультфильм — это художники, выдуманный мир и его персонажи. И да, каждый рабочий день — это нескончаемый поток общих идей, и они всегда новые. Сейчас самое большое вдохновение для нас — выпустить мультфильм и показать его миру. Для нас очень важно, чтобы «Душу» увидели именно сейчас, и мы очень ждем реакции зрителей.

— Главный герой «Души» — джазовый музыкант Джо, человек, для которого мелодия — основной способ общения. Вы считаете музыку универсальным языком?

Кемп Пауэрс: Да, совершенно верно. Музыка — как математика: ее можно воспринимать с любыми взглядами и на любом языке. Ее уникальное свойство — когда ты слышишь любимую музыку, то чувствуешь, что ее написали именно для тебя. Музыка добирается до нас так, как ничто другое не способно добраться. Именно поэтому у музыки такой долгий роман с анимацией. И неслучайно классикой можно убаюкать даже младенца, так устроен наш мозг. Да и я сам, уже взрослый человек, до сих пор сплю под классическую музыку.

© «Дисней Студиос»

— «Душа» — мультфильм о сверхъестественном и ускользающем, что человеку трудно не просто представить и выразить, но и тем более нарисовать. Я знаю, что вы общались с психологами, теологами и биологами, чтобы разобраться, что такое душа. Что нового они вам рассказали, о чем вы не задумывались или не догадывались?

Дана Мюррей: Нас удивило, что большинство людей, независимо от религиозных взглядов и занятий, одинаково думали о душе. Они повторяли одни и те же слова: «эфемерный», «физический», «оживающий». Мы искали способ не просто облечь это в образ, но еще и придумать симпатичного персонажа, что очень важно для анимации. Большинство религий рисуют жизнь после смерти, и в этих вопросах конфессии как раз сильно не соглашаются друг с другом. А вот концепций преджизни на самом деле очень мало. И мы решили — вот наш шанс разгуляться, многое придумать и при этом никого не обидеть.

— Невозможно представить, чтобы в игровом кино эта история смотрелась бы так непринужденно.

Пит Доктер: Уровень абстракции и нереальности — то, что я продолжаю нежно любить в нашем жанре. Сейчас спецэффекты достигли такого уровня, что снять можно примерно все — но получится ли в это поверить? Именно поэтому мы осознанно решили снимать историю, которая возможна только в мультфильме. Анимация делает с нашим сознанием удивительные вещи. Мы просто принимаем нарисованное за данность, переносимся в альтернативный мир без малейших колебаний, типа, пусть будет так. Только с мультфильмом ты с легкостью принимаешь странное как естественное, мгновенно теряешь скепсис.

А еще анимация помогает расширить понимание персонажей, удариться с ними в крайности и не выглядеть глупо: ворчливые и дикие, наши герои гармонично живут в мультфильмах, но их будет очень трудно принять в игровом кино.

— В «Душе» есть очень сильные и печальные образы потерянных душ, которые годами бродят в темноте и бубнят себе под нос одно и то же. Очень современный и своевременный образ. Как вы придумали этих героев? Что вообще для вас значит потерянная душа?

Пит Доктер: Больше всего в идее потерянной души нам нравится то, что это не что‑то искусственное и выдуманное: каждый из нас может потеряться в определенный момент своей жизни. А потом выбраться обратно.

Занимаясь тем, что мы любим, следуя за своей страстью, мы наполняемся внутри и переходим в другую реальность.

Но очень часто этот же порыв отделяет нас от мира вокруг и людей в нем. Ты можешь так утонуть в работе и любимом деле, так желать этого погружения, что незаметно исключишь себя из жизни. Придумывая сценарий, мы думали не только о потерянной душе, но и о загадочном пространстве Зоны, где человек проживает то же самое, но в позитивном ключе. Нам хотелось передать мысль, что оба состояния не очень отличаются — это просто два способа раствориться.

Кемп Пауэрс: Думаю, не только из нашего мультфильма, но и из самой жизни понятно, что чем больше мы находимся в контакте с миром вокруг, тем мы умиротвореннее и наполненнее. Музыка и любое другое страстное увлечение могут работать как на сближение, так и на отдаление с другими. Нам важно было показать именно это.

© «Дисней Студиос»

— Одна из идей «Души» — искра внутри каждого. Искра — что это вообще такое? Как вы ее для себя объясняете?

Пит Доктер: Сейчас я заспойлерю, но наш главный герой в начале мультфильма считает, что искра — это страсть, с которой мы движемся по жизни, наша амбиция. Предназначение, которое надо обязательно выполнить. Но в «Душе» мы вместе с ним приходим к выводу, что свою роль надо искать, она не задана заранее. Искра — это просто естественное человеческое желание жить, и да, она есть внутри любого из нас. Но как распорядиться ей, каждый человек решает сам.

— «Душа» выходит в такое время, когда людям — и не только детям — необходимы утешение и надежда на лучшее завтра. Как вы сами справлялись с кризисом ковида? Что вас держало на плаву?

Пит Доктер: Вернусь к моей мысли о связи с миром: я очень много думал о том, как не выключаться из жизни, не замыкаться в себе. Выходил на прогулку, вдыхал запахи, пробовал вещи на вкус, даже наклонялся и трогал землю под ногами. Это приводило мои мысли в состояние покоя. Что‑то типа: окей, такое уже бывало прежде и еще случится, мы, люди, всего лишь нечто временное и проходящее в истории Земли, и это нормально.

Дана Мюррей: Что я точно стала делать куда меньше, так это смотреть новости. И я еще задумалась о благодарности за то, что у меня уже есть. Очень легко покатиться по спирали вниз, закольцовывая одни и те же негативные чувства. А мне хочется быть хорошим примером для детей, чтобы поддерживать их бодрость духа. Перед детьми нельзя терять лицо, и мы с мужем много думали о том, как ведем себя в их присутствии даже в мелочах.

Кемп Пауэрс: А я просто смотрел на свою собаку. Вот уж кто всегда в хорошем настроении. Псу все ясно по жизни. Что бы ни происходило в мире, у собаки один ответ: облизать лицо и помахать хвостом. В какой‑то момент я просто решил относиться к происходящему, как он, и смотреть на мир его глазами.

Смотреть в Okko
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
В «Душе» я ору: Алиса Таежная — о том, чем страшен новый мультфильм Pixar
В «Душе» я ору: Алиса Таежная — о том, чем страшен новый мультфильм Pixar