Станислав Зельвенский — о том, почему возвращение знаменитого вымышленного персонажа-репортера Саши Барона Коэна оказалось несоразмерно слабым для 2020 года.

Прошло 14 лет с тех пор, как казахский журналист Борат Сагдиев (Саша Барон Коэн) отправился в Америку для того, чтобы изучить нравы этой страны, и сделал о поездке популярный документальный фильм. Все эти годы он провел в тюрьме, куда его посадили за понесенный Казахстаном репутационный урон. Но вот Бората вызывает премьер Назарбаев и снова посылает в США с важной миссией. Дело в том, что Трамп дружит со всеми сильными лидерами — Путиным, Болсонару, Дутерте, — а с ним не дружит. Поэтому Борат должен отвезти взятку вице-президенту Пенсу: обезьяну по имени Джонни, которая стала казахским министром культуры и порнозвездой номер один. В пути, однако, происходит непредвиденное, и вместо Джонни в США прибывает 15-летняя дочь Бората по имени Тутар (болгарская актриса Мария Бакалова).

Британский комик Коэн провел эти полтора десятилетия куда деятельнее, чем его самый знаменитый персонаж, но если серьезные актерские выходы Коэна всем нравятся, то его опыты политической и культурной сатиры, снятые после первого «Бората», были приняты в лучшем случае прохладно — и «Бруно», и «Диктатор», и «Братья из Гримсби» (во всех трех случаях, впрочем, есть о чем поспорить), и недавний сериал «Кто есть Америка?» (разочарование, хотя и с парой бессмертных моментов). В октябре 2020 года Коэн одновременно появился на двух конкурирующих платформах, Netflix и Amazon Prime, в двух фильмах, о которых будут говорить еще долго. В одном он борется с Никсоном, во втором — с Трампом: релиз «Бората», понятно, приурочен к президентским выборам, и заканчивается картина призывом голосовать.

Подробности по теме
«Who Is America?»: что нужно знать о новом шоу Саши Барона Коэна
«Who Is America?»: что нужно знать о новом шоу Саши Барона Коэна

Главную — и, как выяснилось, единственную — бомбу еще за пару дней до премьеры начали живо обсуждать СМИ: эпизод с одиозным экс-мэром Нью-Йорка, трамповским соратником Руди Джулиани. Он чересчур игриво ведет себя во время интервью с фальшивой журналисткой («дочерью Бората», собственно), норовящей погладить его по бедру, и потом (дело происходит в гостинице), лежа на кровати, то ли засовывает руку себе в штаны, то ли (как он теперь утверждает) заправляет туда рубашку — сцену прерывает ворвавшийся Коэн. Выглядит ли 76-летний Джулиани в этой ситуации глупо и жалко? Безусловно. Следует ли из этих кадров хоть что‑нибудь, кроме разве что подтверждения давно известной репутации? Нет, вообще ничего; вдобавок от всей истории c «honey trap» (такой эпизод, кстати, есть и у Соркина) очень неприятно несет Катей Муму.

Самые смешные кусочки нового «Бората» касаются Казахстана — или «Казахстана», так будет точнее, — и приходятся, соответственно, в основном на начало и финал (там неожиданно еще есть привет «Подозрительным лицам»). Шутки про секси-тайм, цыган, экспорт лобковых волос и Азамата Багатова почему‑то не устаревают.

Но в Америке из фильма быстро испаряется обаяние. Из ценной добычи, помимо Джулиани, — вице-президент США Майк Пенс, но его удается лишь слегка потревожить издали. В остальном же Коэн бьет по мишеням очень крупным и даже в них умудряется не попадать. Пастор-пролайфер, инстаграм-инфлюэнсерша, какие‑то безобидные реднеки-конспирологи. Многие из них даже не высказывают никаких людоедских взглядов, а просто, очевидно, предпочитают не противоречить безумному иностранцу с усами. Некоторые — скажем, вежливые республиканки, которым «дочь» начинает проповедовать мастурбацию, — вообще вызывают исключительно сочувствие.

Феминистская линия про дочку занимает в фильме центральное место, но тоже стремительно выдыхается, несмотря на самоотверженное выступление болгарской актрисы Бакаловой. Все это медленно, не слишком остроумно и не разоблачает решительно ничего интересного, кроме общего несовершенства мира. И уж совсем непонятно, зачем они пристают к нормальным людям, которые смешного не делают и не говорят, — скажем, к темнокожей бебиситтерше или к пережившей холокост старушке (которая вдобавок была, как сообщил Коэн, когда на него подали в суд, посвящена в курс дела).

© Amazon Studios

Это еще одна большая проблема: невозможно сказать, что тут подстроено полностью, что — частично, а что действительно сымпровизировано. А в 2020 году все сомнительные случаи автоматически записываются в фейки — и, как правило, таковыми и оказываются.

Первый «Борат» был не просто смешнее и в новинку (хотя и то и другое — важные факторы) — он производил ошеломительное впечатление своей смелостью и свежестью в конкретный исторический момент; человек, который посмотрит его сегодня впервые, уже увидит другой фильм. За эти 14 лет мир радикально поменялся. Порог шока снизился в разы, YouTube переполнен видео, которые Коэну и не снились, «пранками» торжественно занимаются какие‑то упыри на госслужбе. Плюс давно ясно, что выводить на чистую воду Трампа и его сторонников — занятие абсолютно бессмысленное, а то и вредное: они от этого только крепнут.

Конечно, в фильме есть удачные моменты, и жаль, например, что так немного сказано про коронавирус, там явно был потенциал. И понятно, что в любом случае все его посмотрят, а отдельные активисты и похлопают. Но, к сожалению, то, что усатого мужчину в сером костюме сразу узнают на улицах, — наименьшая из нынешних проблем Бората Сагдиева.

4 / 10
Оценка
Станислава Зельвенского
Смотреть на Amazon Prime Video
Подробности по теме
«Суд над чикагской семеркой» на Netflix: либеральный обком Аарона Соркина
«Суд над чикагской семеркой» на Netflix: либеральный обком Аарона Соркина