Уважаемый французский кинорежиссер Доминик Молль («Лемминг» с Шарлоттой Генсбур, «Монах» с Венсаном Касселем) снял детектив, в котором сюжет в зимней Франции перекликается с событиями в Кот-д’Ивуаре. Мы поговорили с Моллем, завсегдатаем европейских кинофестивалей, который в прошлом году этим фильмом открывал Venice Days на Венецианском фестивале.

«Магия зверя» Доминика Молля —  эдакий «Расемон» в квадрате, история случайной смерти женщины на севере Франции, показанная глазами пяти героев. Экранизация романа Колена Ниля, за которую боролись сразу несколько крупных кинокомпаний. Однако почти все они планировали превратить «Магию зверя» в сериал, чего Колен Ниль категорически не хотел. Единственным исключением стала студия Haut et Court, заявившая о своем намерении снимать полный метр. Поэтому права были переданы именно ей, причем без каких‑либо дополнительных условий и требований.

Действие в фильме происходит не только во Франции, но и в Кот-д’Ивуаре, где молодой африканец занимается виртуальным мошенничеством, выманивая из недалеких французов, ищущих любви, немалые суммы денег. Сам Колен Ниль даже сыграл в фильме крошечную эпизодическую роль продавца.

Русский трейлер «Магии зверя»

— Почему вы решили снять фильм по роману Колена Ниля? Как вообще выбираете материал для фильма? Например, ваш дебют в коротком метре тоже был экранизацией Чарльза Буковски.

— Роман Колена Ниля понравился мне по нескольким причинам: искусно построенное повествование, контраст между двумя мирами — сельской Францией и переполненным африканским городом, а также сочувствие, которое автор испытывает к своим персонажам. Множество точек зрения уже было в романе, но нам, конечно же, пришлось внести некоторые изменения, чтобы заставить их работать в кино.

Главные герои фильма живут в бедной сельской местности во Франции, они очень далеки от буржуазии. Фильм показывает изоляцию, одиночество этих персонажей и то, как они пытаются компенсировать свое  незавидное положение, придумывая истории, иногда довольно абсурдные.

Что касается Буковски  — я экранизировал его «Одеяло». Рассказ о том, как мужчина воображает, что его пытается задушить одеяло; в его прозе я ценю смесь юмора, отчаяния и нежности. Его работы полны жизни. Хорошая литература — та, что помогает нам открыть новые горизонты.

— Но ваше кино часто оказывается довольно мрачным. Признайтесь, вы все же пессимист?

— Скажем так, я обнадеживающий зрителя пессимист.

— Ха, как герой «Гарри — друга, который желает вам добра», который всех убивает, чтобы помочь другу?

— Да, этот парень явно вышел из моего подсознания. Всегда хочется иметь под рукой того, кто решит все твои проблемы!

— Вернемся к «Магии зверя». В одном из интервью вы сказали, что вдохновлялись Хичкоком. Но он-то снимал более простые по структуре истории.

— Но все равно Хичкок — это отправная точка. Мне кажется, «Головокружение», «Психо» или «Птицы» были совершенно революционными фильмами, так что почти все, что сегодня происходит в кино, так или иначе вдохновлено Хичкоком.

«Магия зверя»

— Ваш постоянный соавтор — Жиль Маршан. Как вы разделяете обязанности?

— Жиль помогает мне писать сценарии — он ведь и сам режиссер, а я помогаю ему писать сценарии к его фильмам. Мы знаем друг друга со времен киношколы и разделяем одни и те же навязчивые идеи, поэтому наше сотрудничество — вполне органичный процесс. Мы сидим вместе в одной комнате, иногда много разговариваем, иногда каждый из нас работает над сценой, которую мы потом обсуждаем. Мы стараемся оставаться максимально непредубежденными на протяжении всего процесса написания, и история и персонажи постепенно обретают форму.

— В Кот-д’Ивуаре тысяча евро — это целое состояние. Ваш фильм также о социальном неравенстве?

— Речь, конечно, идет о социальном неравенстве, но кино показывает, что это неравенство существует на обоих континентах: французские персонажи в фильме также находятся на нижней части социальной лестницы. И в Африке, и во Франции героям сложно сводить концы с концами, но их действия в основном мотивированы желанием найти любовь.

— Или ваш фильм про иллюзию любви? Никто из героев не счастлив в личной жизни, каждый стремится угнаться за счастьем, но ничего не получает…

— Здесь я использовал идею, что трава в другом месте всегда зеленее. Вместо того, чтобы пытаться извлечь максимум из того, что рядом с ним, такому персонажу, как Мишель, легче сбежать в воображаемую историю любви. Фильм также о силе воображения.

— Еще ваш фильм о виртуальных отношениях. Дело в том, что они настолько затягивают, что даже когда человек знает, что они лживы, он все равно влипает в них.

— Именно. Мишелю легче жить в воображаемом мире, чем в реальном.

— Валерия Бруни-Тедески — очень известная актриса. Почему вы выбрали ее на роль жертвы?

— Помимо очевидного факта, что она очень талантливая актриса, я выбрал Валерию на роль Эвелин, потому что она обладает авторитетом и уверенностью в себе в сочетании с определенной хрупкостью, идеально подходящей для этой роли. Эвелин — персонаж, которому нравится держать все под контролем, и ее выводят из равновесия жесткие требования Марион к любви и преданности.

— Вы были участником каннского конкурса, лауреатом премии «Сезар». Что означают награды в жизни режиссера? Как они помогают?

— Награды могут быть полезны для уверенности в себе, но главная цель режиссера — чтобы его фильмы нашли свою аудиторию.

Расписание и билеты
Подробнее на «Афише»