Станислав Зельвенский — об англоязычном фем-хорроре польского режиссера Малгожаты Шумовской с восходящей звездой Раффи Кэссиди («Вокс люкс») в главной роли. Фильм вышел в онлайн-кинотеатрах 1 июня.

Где‑то посреди леса мужчина евангельской внешности, которого называют Пастырь (Михил Хейсман), руководит сектой из полутора десятка девочек и женщин. Они делятся на две группы — «жены» и «дочери», хотя представительницы второй категории, достигнув зрелости, легко переходят в первую. Девушка по имени Села (Раффи Кэссиди) по физиологическим признакам как раз на этом пороге, и Пастырь явно к ней приглядывается.

Автор фильма Малгожата Шумовская — полька, достаточно опытный режиссер, часто тяготеющий, как многие ее знаменитые соотечественники, к притчам на социальные и религиозные темы, иногда мрачно комическим, иногда мелодраматическим («Во имя…», «Тело», «Лицо»). Во Франции Шумовская сняла холодно встреченный фильм «Они» («Откровения» в российском прокате), где супружеская жизнь героини Жюльетт Бинош смело рифмовалась с буднями секс-работниц. «Приди ко мне» (в оригинале «Другой агнец») — копродукция США, Ирландии и Бельгии, ее англоязычный дебют.

История разворачивается в живописной глуши в неопределенной стране и почти без примет современной цивилизации. По деталям видно, что это более или менее наше время, но если б Шумовская чуть поднатужилась, вполне могла бы провернуть сюрприз в духе шьямалановского «Таинственного леса». Чтобы с героями происходило хоть что‑нибудь, в конце первого акта приезжает полиция и просит их убраться, так что секта отправляется в пеший поход на поиски новой стоянки.

В самой секте все традиционно: Пастырь рассказывает о прогнившем внешнем мире и несчастных людях (его любимый эпитет — «сломанный») и по очереди одаривает женщин своей милостью. Те носят синие или красные наряды в зависимости от статуса и смотрят Пастырю в рот. Сообщается, что у него монополия на нарратив: маленькой девочке, например, нельзя слушать сказки.

Что к чему в этой феминистской басне, становится исчерпывающе ясно за первые десять-пятнадцать минут, и драма в том, что не совсем понятно, зачем смотреть следующий час пятнадцать. Убивая время в ожидании неминуемого бунта против патриархата (а чем еще, в принципе, такое может закончиться?), режиссер неторопливо ходит кругами. Три кита, на которых стоит фильм, — картины величественной ирландской природы под надрывные струнные (и иногда хоровое пение), богатый овцеводческий символизм (пастырь, стадо, агнцы и так далее) и, наконец, пятьдесят один способ многозначительно изобразить менструацию. То, что в видениях и на сорочках героини регулярно расплываются пятна крови, позволяет прокатчикам продавать это кино как хоррор (которым оно, конечно, является с очень большой натяжкой).

© Capella Film

Немногие работающие элементы украдены из «Рассказа служанки» и «Антихриста» (в котором Шумовская, кстати, была одним из двадцати продюсеров), а вокруг них — картонные персонажи, банальные диалоги и бульдозерная прямолинейность мысли. Немножко еще похоже на Лантимоса, но в разы менее остроумно и провокационно. Возможно, именно в «Убийстве священного оленя» Шумовская увидела Раффи Кэссиди («Земля будущего», «Вокс люкс») — очевидно способную актрису, но здесь ее роль так неинтересно написана, что единственное, о чем, глядя на нее, можно думать — насколько же она похожа на Дэниела Рэдклиффа.

Что касается злодея, играющий его голландец Хейсман похож не столько на Христа, сколько на фолк-певца или, может быть, героя российской эстрады 90-х, и не бросается в глаза инфернальная харизма, необходимая для того, чтобы годами удерживать в рабстве десятки женщин. Впрочем, самим женщинам, конечно, виднее — согласимся хотя бы с этим.

3 / 10
Оценка
Станислава Зельвенского
Смотреть Okko, Ivi, Megogo, Wink, «Мегафон ТВ»
Подробнее на afisha.ru
Подробности по теме
15 молодых звезд будущего, за которыми мы будем следить
15 молодых звезд будущего, за которыми мы будем следить