Как Кэрри Мэтисон спасла мир и вышла из замкнутого цикла «черной вдовы» (спойлеры!).

С чего начинается «Родина»? Кэрри Мэтисон (Клэр Дейнс), офицер ЦРУ с биполярным расстройством влюбляется в подозреваемого. Он высок, атлетически сложен, рыжие волосы, голубые глаза. У него жена — хитрая брюнетка, которая спит с его лучшим другом. Двое детей-подростков: старшая девочка и младший мальчик. В гараже он прячет коврик, на котором ранним утром совершает намаз. Прежде он был морпехом, снайпером-разведчиком. Потом он был в плену у «Аль-Каиды», и бородатые исламисты его завербовали. Это Николас Броуди (Дэмиан Льюис), и Кэрри уверена, что он представляет опасность для США. Впрочем, это не мешает ей стремительно заняться с ним сексом, умолять уйти от жены и остаться с ней (а также не подрывать на себе килограммы тротила). Но Броуди уже не спасти, как не спасти любого, кто однажды окажется в постели у Кэрри Мэтисон.

Если коротко пересказывать историю восьми сезонов американской «Родины» (основанной на оригинальном израильском телесериале Гидеона Раффа «Военнопленные»), то это будет примерно так: в каждом новом сезоне Кэрри Мэтисон разруливает очередной мировой кризис и спит с новым мужиком, который погибает в финале (иногда она сама его убивает). На повестке, как и полагается, Ближний Восток: Бейрут, Кабул, Исламабад. Шоураннеры сериала Говард Гордон и Алекс Ганса ловко жонглируют географией сюжета: то уволят Кэрри из ЦРУ и забросят в Ливан, то переведут в Берлин, в частный розыск, то устроят на работу в Белый дом к президентке Кин. И везде биполярный гений Кэрри найдет себе работу.

© Showtime

Да, ей приходится пить таблетки. Да, иногда она лежит в психбольнице. Да, иногда ей делают электрошок, и это бесчеловечно. Но кто еще, как не Кэрри может выстроить все цепочки, выложить полную схему из бессвязных обрывков, заполнив всю стену вырезками из газет, догадками, гипотезами и гиперссылками?

Нужно сказать, что моменты, когда Кэрри осеняет, выглядят более-менее классически (например, в «Шерлоке Холмсе» Гая Ричи есть такие же самопальные шпионские таблицы с ниточками и веревочками). Но Кэрри — та самая героиня, которая во втором десятилетии XXI века сняла статус непрезентабельности с людей с психическими отклонениями. Биполярное расстройство с ее легкой руки — это уже не стигма, а романтизированное заболевание, выделяющее тебя из серой массы и, чем черт не шутит, делающее тебя чуточку гениальнее. Это плюс. Но есть и знак вопроса.

Почему, будучи популярной вандер-женщиной, спасающей мир, Кэрри не стала иконой феминизма? Уж слишком искренне она любит мужчин, хотя при этом активно их использует. Начав с Броуди, Кэрри закрепляет опыт: она вербует агентов через постель, не делая исключения ни по возрасту, ни по национальности (помните того молодого афганского мальчика в четвертом сезоне? Его, конечно же, убили).

Этот порочный круг разорвется в восьмом сезоне. Жертвенным ягненком сценаристы сделали Макса Петровски (Мори Стерлинг), верного айтишника, с которым у Кэрри не было ничего большего, чем дружеские объятия (кровожадные инстинкты зрителей при этом вряд ли будут удовлетворены). Русского агента Евгения Громова (Коста Ронин), с которым у Кэрри романтическая линия, оставят в живых. Заработав на предыдущих семи сезонах репутацию самки богомола, откусывающей ему голову после спаривания, Кэрри могла бы так поступить и с Евгением — все этого ждали. Но вот ведь незадача. Был ли у них секс, пока она сидела в российской тюрьме, неизвестно. А это обязательное условие игры Кэрри.

© Showtime

Да и сериал уже пора заканчивать. При таком раскладе прикончить нужно не очередного мужика, а человека, которого Кэрри по-настоящему любит (а он по-отечески любит ее), — директора ЦРУ Сола Беренсона (Мэнди Патинкин), мощного еврея, совесть американской нации. Тут, конечно, следует пошутить, что в любой непонятной ситуации в сериале «лучше звоните Солу» (так даже называлась одна из серий 5-го сезона. — Прим. ред.). Сол спасает Кэрри все восемь сезонов, пока она спасает мир. И вот когда в финале нужно предотвратить ядерную войну, ценой за это коварные русские назначают жизнь Сола. Но Кэрри изящно выкручивается, оставляя в живых всех важных ей мужчин. И в финале под руку с Громовым, блистая бриллиантами, занимает место американского агента в Кремле. Возвращайся, сделав круг, Кэрри. Но все легендарное когда‑нибудь заканчивается.

Лучший сезон «Родины»

Третий. Именно в нем развивались самые драматичные события, связанные с Броуди, в том числе его казнь. Довольно высокий уровень также держит восьмой сезон, возможно, за счет актуальной политической повестки: США реально вывели войска из Афганистана примерно в то же самое время, когда был показан эпизод с такими же намерениями американского правительства в сериале.

Худший сезон

Самым унылым, наверное, стал седьмой сезон, когда Кэрри оставила работу в Белом доме и переехала обратно в Вашингтон, к сестре, с которой она постоянно ругается за опекунство над дочерью (ребенок Кэрри от Броуди). В этом сезоне она также борется с администрацией президентки Кин (не самый интересный персонаж, сухарь в женской юбке).

Переломный момент

Главной любовью Кэрри был Броуди, и когда его казнили в финале третьего сезона, все в жизни Кэрри пошло наперекосяк. Каждое новое дело — новый роман и, как следствие, новая смерть. Так она начала жить с четвертого сезона, и все повторялось по кругу каждый новый сезон.

Секрет успеха

Но сериал все-таки продержался целых восемь сезонов в основном из‑за харизмы Клэр Дейнс. Кэрри Мэтисон проживает в сериале отрезок, где‑то между тридцатью и сорока годами своей жизни, и это самое главное, самое продуктивное время как для женщины, так и для профессионала. Она меняет карьеру, воспитывает дочь, борется с болезнью, расследует шпионские тайны. Эта роль стала знаковой и для карьеры самой Клэр Дейнс. Несмотря на то, что создатели иногда уходили в самоповторы, им удавалось создать постоянное напряжение и интригу внутри сюжета.