На минувшей неделе завершился неординарный сериал «Разрабы». Режиссер Алекс Гарленд оставил зрителям загадки, которые не так‑то просто понять без подсказок. «Афиша Daily» поможет разобраться с помощью самых ярких фанатских теорий, написанных на Reddit.

«Если вам не понравился финал, значит, вы его просто не поняли».
«Если вы думаете, что все поняли, скорее всего, вы поняли далеко не все».

Примерно такими фразами пестрит ветка с обсуждением последней серии сериала «Разрабы» в Reddit. В 2020 году похожие сложные философские вопросы задает, пожалуй, только «Мир Дикого Запада», но у канала HBO гораздо более мейнстримовый сериал.

Чтобы убедиться, что эти высказывания правдивы, мы изучили большинство пользовательских теорий на Reddit и выбрали самые любопытные. Учитывая, насколько сложными порой оказываются умозаключения пользователей самого дотошного ресурса на свете, мы постарались объяснить все простым языком (в первую очередь для самих себя). Проверьте, действительно ли вы, как и выбранные нами умники с Reddit, уловили все послания Алекса Гарленда.

Прежде чем приступить к разбору финала «Разрабов», не лишним будет вспомнить термины, постоянно звучащие в нем.

Детерминизм

Как мы уже рассказывали в рекапе первых двух серий, основная тема «Разрабов» — столкновение идей детерминизма (учения о том, что все предопределено) и вероятности существования у человека свободы воли.

Согласно детерминизму, все происходящее в мире предопределено, поэтому для выбора и, соответственно, личной ответственности у людей, по существу, нет места. «Вселенная безбожна и определяется только законами физики, — заявляет в первой серии «Разрабов» главный герой сериала Форест, владелец преуспевающей IT-компании Amaya. — Жизнь, которую мы ведем, предопределена, несмотря на кажущийся хаос. Наша жизнь катится по рельсам, не отклоняясь от заданного курса. Мы верим в иллюзию выбора, только потому что эти рельсы невидимы».

Еще в начале XIX века французский ученый Пьер-Симон де Лаплас утверждал, что если бы какое‑нибудь разумное существо смогло узнать положения и скорости всех частиц в мире в некий момент, оно могло бы совершенно точно предсказать все мировые события.

Квантовый мир

В сериале упоминается несколько основных интерпретаций квантовой механики: главным образом многомировая, согласно которой мы живем в бесконечной сети параллельных вселенных, и копенгагенская, утверждающая, что ненаблюдаемое явление может быть в двух состояниях одновременно. Грубо говоря, в копенгагенской интерпретации кот Шредингера одновременно и жив, и мертв, пока коробка не открыта, а сторонники многомировой интерпретации считает, что мертвый кот находится в одной вселенной, а живой кот — в другой.

© FX

Бог из машины

После выхода восьмого эпизода все, твердившие, что оригинальное название сериала «Devs» легко превращается в слово «Deus», наконец-то получили подтверждение своей теории. В одной из сцен финального эпизода Форест признается Лили, что легендарный отдел его компании действительно называется не Devs («разрабы»), а Deus (то есть «Бог»). Примечательно, что и в финальных титрах восьмой серии название сериала изменено на «Deus».

Тем более забавно знать, что в одном из интервью Гарленд называл «Разрабов» в определенной степени двойником его первого фильма «Из машины»: теперь, соединив оригинальные названия обоих творений Гарленда, мы получим «Deus ex Machina».

Deus ex machina (с латинского – «Бог из машины») — выражение, означающее неожиданную развязку той или иной ситуации, с привлечением внешнего, ранее не действовавшего в ней фактора. В античном театре выражение обозначало бога, появляющегося в развязке спектакля при помощи специальных механизмов (словом «mechane» в древнегреческом театре назывался кран, который позволял поднимать актера над сценой) и решающего проблемы героев. В современной литературе выражение употребляется для указания неожиданного поворота сюжета, обычно к лучшему и нередко с влиянием внешних или сверхъестественных сил.

Эпилог или финальные 20 минут

Вспомните (а лучше пересмотрите) эпилог, в котором Форест объясняет Лили, что, собственно, происходит. Герои общаются, стоя на солнечной лужайке, где в прошлой жизни располагался корпус разрабов. На заднем плане жена Фореста играет с его дочерью. «Теперь мы живем во многомировой интерпретации, — говорит Форест ошарашенной Лили. — И конкретно в этом мире нам выпала возможность жить, как в раю». Когда Форест начинает описывать, что другие миры, в которых живут их другие версии, больше похожи на ад, в повествование вклиниваются врезки из этих параллельных вселенных. Изображение в одной врезке залито пыльным красновато-желтым цветом, в другой нет солнца, она серая, блеклая. В обеих этих «плохих вселенных» на заднем плане нет семьи Фореста. Нетрудно догадаться, что красная врезка — это самые худшие варианты, а серая — нейтральные.

Именно об этом Кэти предупреждает Фореста, прежде чем запустить процесс создания симуляции. Она несколько раз переспрашивает у Фореста, действительно ли он понимает, что его многочисленные версии окажутся в ужасных мирах.

При этом Форест оставляет сохраненными все воспоминания для себя и Лили. «Для наших других, тяжелых жизней, знание (о прошлой жизни) будет утешением, — объясняет он. — Не знаю, правильно ли это, но я сделал такой выбор».

© FX

Теперь становится ясно, почему Форест был настолько против многомировой интерпретации

Форест не принимал идею мультивселенной, потому что это означало бы, что существует мир, в котором он сделал выбор не отвлекать жену по телефону в то время, как она вела машину. Это означало бы, что смерть близких — это, тем или иным образом, его вина (хотя это не совсем справедливо, потому что ты не можешь выбирать, в каком мире находиться, и к тому же в каждом из миров действуют законы детерминизма).

Далее, когда мы узнаем, что конечной целью эксперимента было создание симуляции, в которой Форест мог бы жить со своей семьей, становится понятно, что, применяя к симуляции многомировую интерпретацию, он обрекает миллионы версий себя на гораздо худшие жизни, чем та, которая была у него. Но при этом все эти бесчисленные страдающие версии Фореста знают, что где‑то существует один Форест, который счастливо воссоединился с семьей.

Вот что Форест имеет в виду, когда говорит, что для остальных его версий знание будет служить утешением.

Наихудшим вариантом представляется тот, в котором Форест с полностью сохранившимися воспоминаниями о случившемся с его семьей оказывается во вселенной, где его жена и дочь также мертвы. Но в этой вселенной у него нет возможностей (ресурсов, денег, связей, знаний), которые позволили бы ему запустить проект Devs. Или разрабы не совершают прорыв. И Форест остается только с осознанием того, что потерял свою семью дважды, и ничего не может с этим поделать. Нет никакой возможности в этой симуляции создать другую симуляцию.

«И единственный бог, которого ты можешь в этом винить, — это ты сам».

Конечно, Форесту не хотелось обрекать бесконечное множество версий себя на еще большие муки. Потому что вероятность того, что он окажется во вселенной, где его семья жива и все хорошо, невероятно мала. А шанс, что он попадет в ту вселенную, в которой встретит именно свою дочь, — ужасающе мал.

«Кажется, то, что мы смотрели все восемь серий, — это и есть одна из «плохих вселенных», — предполагают пользователи Reddit.

«Интересно, а у Кэти есть возможность вмешиваться в качестве бога в симуляцию, в которой теперь живут Форест и Лили? — шутит пользователь Reddit. — Например, когда герои захотят перекусить сэндвичем, они могут прокричать небесам свое желание, и Кэти загрузит в их симуляцию сэндвичи».

© FX

Почему симуляция состоит из мультивселенных?

«Внутри себя система сильная и всезнающая, — говорит Кэти Форесту перед тем, как запустить создание симуляции. — Но только по принципу Линдона». Напомним, Линдон — юный разраб (парня, кстати, играет 22-летняя актриса Кейли Спэни), который успешно применил к системе Devs/Deus многомировую интерпретацию, за что и был уволен Форестом.

Разрабы смогли получить четкую картинку проекций прошлого и будущего только после того, как применили к своей системе многомировую интерпретацию. До этого разрабы могли только слышать громкий звук (выстрела или падения лифта?) и видеть только размытый силуэт Лили, ползущий в предсмертной агонии среди белого шума. Как только они применили алгоритм мультивселенной, они смогли четко видеть, что происходит, но варианты происходящего каждый раз отличались — может, незначительно.

Это еще раз напоминает нам, почему Форест был настолько против теории мультивселенной. Чтобы увидеть будущее в одной-единственной, необходимой тебе вселенной, нужно иметь компьютер размером со вселенную (такого у Фореста, конечно, нет). Чтобы получить четкую картинку, придется позволить компьютеру увеличить количество переменных. А применив алгоритм множественных миров, ты каждый раз будешь получать разную модель будущего. То есть, грубо говоря, будущее ты видеть сможешь, но оно все равно останется для тебя несколько неопределенным, будет иметь множество отличающихся (может незначительно) друг от друга вариантов.

Что, согласитесь, не так уж и сильно отличается от обычного положения вещей у всех простых смертных. Пытаясь создать бога [из машины], Форест, по сути, добился немногим большего, что может продемонстрировать человек с очень хорошо развитой интуицией, умеющий с помощью логических умозаключений предсказывать варианты развития тех или иных событий. Другое дело, что Форест, как мы уже знаем, создавал Deus не для того, чтобы прогнозировать будущее.

Парадокс системы Deus

Вспомним сцену, в которой Стюарт показывает другим разрабам работу системы Devs/Deus. Он демонстрирует им, что будет происходить в комнате, в которой они все находятся, через 1 секунду в будущем. И это, конечно, производит впечатление. Но что, если немного усложнить эксперимент и заглянуть в будущее не на 1 секунду вперед, а хотя бы на 30? За это время какой‑нибудь особенно шустрый разраб наверняка решит снять штаны и помочиться на ковер, чтобы элементарно проверить, сможет ли система предсказать такой абсурдный и в целом непредсказуемый поступок. Предположим, что система действительно это показала, но спустя 30 секунд шустрый разраб решает обмануть систему и не спускает штаны. Что во всей вселенной может помешать ему сделать это?

Видя будущее, ты добавляешь в систему новую информацию, и, по идее, система должна менять будущее, получив эти новые данные. Непосредственно те же самые законы, которые позволяют системе предвосхищать события во вселенной (или, по большому счету, симулировать их) побуждают этого разраба сделать что‑то отличное от увиденного, потому что он получил новые данные.

Наше реакция меняется в зависимости от приобретенного опыта. Представьте, насколько по-другому бы вы воспринимали восьмую серию «Разрабов», если бы предварительно прочитали эту статью.

Почему система не могла видеть будущее после точки, в которой Лили умирает?

На этот вопрос создатели «Разрабов» не дают ответа, а если и дают, то в весьма зашифрованном виде. Не находят убедительного варианта и пользователи Reddit.

Герои живут в симуляции?

Непонятно, как то, что Лили, увидев будущее, решает сделать что‑то отличное от увиденного, может предотвратить систему от дальнейшей исправной работы. Если только создатели сериала не хотят намекнуть нам на то, что реальность, в которой живут герои, — это симуляция. И система, которая управляет этой симуляцией, отключилась, потому что не смогла создать проекцию после этого момента.

Но тогда возникает вопрос: где происходит дальнейшие события, в которых Кэти создает новую симуляцию, если симуляция, в которой она находится, прекратила свое существование?

Мощности компьютера не хватило на два дела сразу?

Возможно, система не могла видеть будущее после смерти Лили и Фореста, потому что после этого события систему начали использовать для создания полноценной симуляции. Они уже проводили тест с мышкой, но в тот раз они создавали симуляцию только одной комнаты, а не полноценной вселенной. Поэтому тогда мощности компьютера хватило и на то, чтобы создавать симуляцию, и на создание проекции будущего.

© FX

Почему нельзя изменить собственную судьбу, даже если ты видел свое будущее?

Многие зрители приняли правила игры и поверили, что нельзя ничего сделать, если это не предрешено.

— Что если я поеду в Мексику?
— Да езжай! Только ты не поедешь. Потому что у тебя нет такого варианта выбора.

«Но как же тогда Лили удалось совершить неожиданный поступок», — недоумевают пытливые пользователи. И этому есть пара объяснений.

Скорее всего, Форест и Кэти смотрели на проекцию будущего другой вселенной!

Или — будет точнее сказать — они смотрели на проекцию вселенной, в которой у них нет возможности видеть будущее.

И мы еще раз возвращаемся к парадоксу системы Deus, к тем самым новым данным, которые добавляются в систему, когда мы видим будущее (как в случае с писающим разрабом).

Сериал так подробно рассказывает о детерминизме, но как будто полностью игнорирует влияние новых данных, которые добавляются в систему, когда кто‑то видит будущее.

Помните флешбэк с Кэти, сидящей в первом ряду лекционного зала? Профессор рассказывает о знаменитом исследовании потока одиноких квантовых частиц и заявляет, что наблюдение за этими процессом каким‑то образом меняет поведение частиц. То же самое происходит и с героями, когда они узнают будущее. Будущее остается предрешенным, но в их случае они наблюдают сами за собой, и в результате их поведение меняется. Это дает им иллюзию свободной воли, ощущение, что они изменяют предрешенную реальность.

Не помочившись на пол, шустрый разраб не изменил законы вселенной, он просто отреагировал на полученные новые данные и на самом деле поступил так, как и было предрешено, учитывая поступившие новые данные. Он просто подтвердил теорию о том, что наблюдение за предметом (в данном случае за самим собой) может изменить его поведение.

Грубо говоря, все мы можем изменить наши поступки, если мы предварительно увидим будущее. При этом мы не нарушим законы детерминизма. Это не имеет ничего общего со свободой воли.

Твое будущее уже включает тот факт, что ты его [будущее] увидел, и оно является результатом выбора, который ты совершаешь. С точки зрения будущего, ты его [выбор] уже совершил.

Но нашлось немало зрителей, которые подвергли сомнению заданные правила, получив таким образом альтернативный взгляд на проблему. И это совсем простое объяснение, которое, казалось бы, было все время на виду.

Все как раз наоборот: ты можешь изменить свою судьбу.

Именно поэтому Форест был так подавлен. Он хотел верить, что он не мог быть причиной смерти своей семьи, что такой исход был предрешен.

Вся фишка в том, что герои как раз могли изменять свою судьбу. Форест и Кэти верили, что создали бога, и им не оставалось ничего, кроме как слушаться его. Они рассуждали о том, чтобы изменить свое будущее, но никогда на самом деле не пытались. Потому что в их сознании крепко засела мысль, что это будет богохульством в свете их веры в детерминистский мир. Лили же было глубоко плевать на их взгляды.

«Разрабы» — критика религии?

Весь смысл сериала как раз в том, что ты можешь менять свою судьбу. Кажется, «Разрабы» — это довольно простая критика религии (проект и компьютер, как мы выясняем в одном из финальных твистов, называется Deus, то есть «Бог»).

Бесконечные разговоры о мессиях, проекции распятия Христа и прочее подготавливают почву, задают нужную атмосферу. Форест и компания создают машину и слепо верят в то, что она является непогрешимым окном во вселенную. Они уверены, что то будущее, которое показывает система, — это единственно возможный ход развития событий. Поэтому они делают то, что им говорит система (метафора для слепо верующих религиозных людей). Лили — это образ человека сомневающегося. Поначалу ее убеждают, что это все по-настоящему, потому что это то, во что все верят, но потом она решает, что может делать то, что она считает правильным.

«Что сделала Лили?» — недоумевает «воскрешенный» Форест. «Она сделала первый настоящий выбор. Она совершила первородный грех. Грех непослушания», — отвечает ему Кэти.

Стюарт не такой уж и простак, каким кажется на первый взгляд?

Мало того что самый скромный разраб в последних двух сериях «Разрабов» активно демонстрирует свою эрудицию, ставя своего босса Фореста в неудобное положение, так он еще и становится тем самым ружьем, которое выстреливает в финале. Ведь именно Стюарт в результате становится причиной гибели Лили и Фореста, обрушив лифт, в котором они находились.

В седьмой серии Стюарт, стоя на входе в офис разрабов, читает «Утреннюю песнь» (в оригинале — «Aubade») британского поэта Филипа Ларкина. «Кто это?» — спрашивает Форест, услышав концовку стихотворения. «А вы угадайте!» — отвечает Стюарт. Позже Кэти интересуется у Фореста, слышал ли он, как Стюарт «читает Шекспира или что‑то в этом роде». «Ну да, что‑то в этом роде», — возмущаются пользователи Reddit невежеством обоих боссов разрабов. Примечательно, что у Шекспира есть поэма с точно таким же названием. Финальный эпизод «Разрабов» открывается сценой, в которой Стюарт читает апокалиптичное «Второе пришествие» ирландца Уильяма Батлера Йейтса.

Все, кто видел предсказания системы Deus, относились к ним, как к непреложной истине. И Стюарт тоже верил в них, но к определенному моменту он понял, что система дает слишком много власти, и поэтому был категорически против ее использования. Он хотел убедится, что Форест действительно погибнет, как и предсказывает система. Вот почему он постоянно ошивался на входе. Когда Лили пошла наперекор предсказанию, Стюарт посчитал ее проявление свободной воли очень опасным. Особенно учитывая, что свидетелем этого стал Форест. Потому что после этого Форест наверняка стал бы использовать систему в своих интересах, и это дало бы ему еще больше власти.

Стюарт обрушивает лифт в обеих вселенных — гласит еще одна, немного запутанная, теория, связанная со сценой в лифте.

Пуля, пробившая стекло, не смогла бы отключить магниты, удерживающие лифт. Стюарт отключает магниты и в мире, в котором Лили стреляет в Фореста, и в том, где она выбрасывает пистолет перед закрытием дверей лифта. Стюарт — это предопределенная постоянная, необходимая для дальнейшего функционирования этой реальности. Убив Лили, он защищает реальность. Потому что, перестав следовать правилам этой реальности, Лили бы уничтожила ее. Стюарт должен строго следовать правилам детерминизма и любой ценой обрушить лифт, чтобы спасти эту вселенную.

Круг замкнулся

Теперь пересмотрите первую серию «Разрабов», и вы убедитесь, что в финале Лили «просыпается» ровно в том месте, в котором зритель впервые с ней познакомился в начале. А еще ее кулончик в виде знака бесконечности, на который многие обратили внимание только в конце, на самом деле всегда был у нее — с самого начала.

Смотреть ivi
Подробности по теме
«Разрабы» Алекса Гарленда: слоукор-сайфай для ценителей Тарковского
«Разрабы» Алекса Гарленда: слоукор-сайфай для ценителей Тарковского