Станислав Зельвенский посмотрел новый фильм про Капитана Америку и с сожалением сообщает: чем больше на экране становится Мстителей, тем тоскливее за ними наблюдать.

Рутинная операция мстителей в Нигерии закончилась не совсем так, как хотелось, отчитывать их приходит лично госсекретарь США (Уилльям Херт). Он резонно замечает, что без «Щ.И.Т.а» супергерои превратились в неуправляемую и никому не подконтрольную банду, в связи с чем напуганное международное сообщество намерено создать на базе ООН надзорный орган и готовит соответствующее соглашение. Железный человек (Роберт Дауни-мл.) не против — равно как и Черная вдова (Скарлетт Йоханссон), Воитель (Дон Чидл) и, разумеется, андроид Вижен (Пол Беттани). Однако Капитан Америка (Крис Эванс) говорит, что ничего подписывать не станет, — с ним солидарны Сокол (Энтони Маки), Алая ведьма (Элизабет Олсен) и Соколиный глаз (Джереми Реннер). Халк и Тор воздержались, поскольку куда-то отлучились, так что появление в бумагообороте ООН документа с подписью асгардского бога откладывается на неопределенный срок.

Тем временем Зимнего солдата (Себастьян Стэн), друга детства Капитана, который испортился, а потом, кажется, исправился, по телевизору объявляют террористом — вдобавок за ним начинает охотиться африканский супергерой (на самом деле официальное лицо в костюме котика) по имени Черная пантера (Чедвик Боузман). А некий немецкоговорящий мужчина (Даниель Брюль), в виде исключения не обладающий сверхъестественными способностями, пытает пожилого сотрудника «Гидры», желая разузнать что-то о событиях 1991 года.

Новые «Мстители» — или, формально говоря, третий фильм про Капитана Америку — развивают горячую тему так называемого сопутствующего ущерба, если использовать изящный военный жаргон: крошечных безымянных фигурок, которые разлетаются на заднем плане, когда супергерои бросаются машинами, ломают своими суперврагами небоскребы и поднимают в воздух целые страны. «Марвел» в кинокомиксах старается обходиться без крови и уж тем более без слез матерей и сироток, поэтому решение сделать разговор чуть более взрослым, актуальным и политическим можно только приветствовать. Другой вопрос, что пространные дебаты о границах допустимого, которые ведут Стив Роджерс с Тони Старком, ни к чему особенно не приводят. Капитан Америка, как и положено Америке, считает, что несет добро — и точка: международные организации со своим нытьем работу только усложнят, и вообще, всех спасти невозможно. Если там где-то и заложена ирония, то она не читается: фильм, хоть и соблюдает правила корректности, недвусмысленно принимает сторону именно Капитана.

«Противостояние» страдает — если может страдать произведение, которое при любом раскладе соберет свой миллиард, — теми же недугами, что и последние несколько фильмов серии, самый очевидный из них — мстителей стало слишком много. Биографии супергероев, такие похожие друг на друга, подкупают нас своими маленькими различиями: уникальностью того или иного персонажа, исключительностью его опыта. Когда любой из собравшихся в комнате может в одиночку победить армию, а раз в десять минут появляется еще один человек в трико, какая уж тут исключительность. Зритель превращается в ошалевшего ребенка, бегающего по Диснейленду: удовольствие от каждого аттракциона омрачено нетерпеливым ожиданием следующего. Незаметно превысив критическую массу супергероизма, «Мстители» перестали выполнять свою главную задачу — они перестали удивлять. И нас, и самих себя: Тони Старк обрастает железом, а Роджерс кидается щитом с таким же ровным пульсом, с каким простые смертные лезут в холодильник. Эта будничность убаюкивает — тем более когда именно те два персонажа, которые способны взвинтить градус безумия до космического, Тор и Халк, отдыхают, и экран приходится делить отставным военным и красивым девушкам с русскими фамилиями.

Фильм, разумеется, выполняет программу-минимум по механической развлекательности, но экшена для 150 минут неприлично мало, и он очень примитивен; даже козырная сцена на аэродроме, когда супергерои сходятся стенка на стенку, сделана со скучноватой хорошистской обстоятельностью — постановщики, братья Руссо, отмеряют удары так же, как сами участники битвы, которые боятся друг друга покалечить. Функциональная, лишенная индивидуальности и вдохновения режиссура — без остроумия Джона Фавро, кэмповой серьезности Джо Джонстона или изобретательности Джосса Уидона. «Мстители» по-прежнему (и в ближайшем будущем) беспроигрышная франшиза, но усталость материала явно ощущается, и это сигнал, что надо что-то менять. Презентация героев грядущих отдельных фильмов не очень вдохновляет: Черную пантеру, пожалуй, оставим без комментариев, а очередной Человек-паук представлен смешно, но уже к концу своих пяти минут становится невыносим (впрочем, это, возможно, вина актера дубляжа и отчасти переводчиков).

То, что интрига «Противостояния» — путаная, искусственная, с целой стеной нестреляющих ружей — в соответствии с трендами сезона посвящена борьбе хорошего с лучшим, отдает какой-то безысходностью: найти этим людям достойных противников становится все сложнее. Любопытно, что номинальный злодей фильма, Гельмут Земо, из супернациста, каким он был в комиксах, превратился (пока во всяком случае) во что-то совсем другое, и тихонько сыгран не слишком харизматичным Даниелем Брюлем: авторы сделали все, чтобы от распиаренной междоусобицы, «гражданской войны», ничто не отвлекало. Возможно, колоссу «Мстителей» злодеи и правда уже не нужны, и безумным ученым, мечтающим уничтожить мир, стоит просто затаиться в своих гадких лабораториях: не исключено, что момент, когда «кинематографическая вселенная» сожрет саму себя, не так уж и далек.