Сразу после встречи с Тимоном и Пумбой «Афиша Daily» поговорила с Дональдом Гловером (он же Childish Gambino), который озвучил и сыграл повзрослевшего Симбу в новом «Короле Льве».

— Чего зрителям ожидать от нового «Короля Льва»?

— Если вы видели оригинальный мультфильм, тогда вам предстоит увидеть картину, которая будет куда мощнее с визуальной точки зрения.

Каждый раз, когда я приходил к Джону (Фавро, режиссеру фильма. — Прим. ред.), он показывал мне только мои фрагменты, а я просил его не останавливаться и показать мне весь фильм. Но я не видел начала фильма, а только свои кусочки, и, конечно, они оказались потрясающими в плане визуала. Никогда не видел ничего подобного!

Я говорю так не из‑за того, что мне надо промоутировать картину, не для того, чтобы подразнить ваше любопытство, меня действительно впечатлило то, как они сняли этот фильм. Удивил сам технический аспект съемки и то, как это в итоге выглядит — это просто потрясающе. И мне кажется, что в итоге эта картина будет даже эмоциональнее как раз потому, что это выглядит впечатляюще [реалистично].

Подробности по теме
Новый «Король Лев»: высокотехнологичная реинкарнация Муфасы, которую мы заслужили
Новый «Король Лев»: высокотехнологичная реинкарнация Муфасы, которую мы заслужили

— И впервые практически все роли в фильме озвучены афроамериканцами…

— На самом деле, я об этом даже не задумывался, когда был ребенком, ведь тогда не было такого интернета. Мне кажется, что «диверсити» (от англ. — diversity, многообразие) — это модное слово, которое люди часто используют, но далеко не всегда помнят о том, что многообразие должно заключаться в том числе в идеях и взглядах, а это возможно, только если к работе над проектом подключатся люди из самых разных точек мира.

Я не африканец, но я афроамериканец, и, конечно, мне приятно видеть, как мы представлены, но я повторюсь: куда важнее видеть многообразие мыслей и взглядов. Мне куда приятнее видеть идеи, которые кажутся странными и чудными. Идеи, которые мне самому не пришли бы в голову.

— У вас была возможность менять саму манеру исполнения песен в фильме?

— Когда я только начал, у меня в голове уже сложилось определенное представление о том, как эти песни должны звучать, ведь все мы слышали их миллион раз, мы все знаем слова наизусть, мы их по-настоящему любим. Так что я думал, что должен соответствовать, но ровно до тех пор, пока не услышал Бейонсе, — только тогда я почувствовал, что мне нужно делать: «Точно, зрители же приходят послушать Бейонсе, так что надо им дать то, зачем они пришли!» К тому же не хочется слепо следовать за версией 1994 года, так что мне представился второй шанс записать песни. Спасибо за это Джону Фавро и Хансу Циммеру (композитор фильма. — Прим. ред.), которые позволи мне перезаписать все заново.

— Бейонсе вдохновилась фильмом на целый альбом. Над саундтреком работали и Chance, и Фаррелл Уильямс. А вы записали что‑то свое?

— Мы много об этом говорили, и я даже кое‑что написал. Если честно, я начал писать еще до того, как Chance, Циммер и Фаррелл присоединились к проекту. А потом мы все собрались, начали работать вместе, но такой уж я артист, что никогда не знаю, когда и что у меня выйдет, ведь это целый процесс! Но мы точно все работали над своими песнями.

— Как вы работали над ролью? Отправлялись в черную-черную комнату, где осуществлялись захват движений и запись ваших голосов? Вы это делали поодиночке или вместе?

— Я записывался с другими актерами. Но, конечно, черная комната меня очень потрясла — это было что‑то совершенно особенное.

— Можете поподробнее рассказать про эту комнату?

— Не уверен, нам можно об этом говорить? Нам сказали, что мы первые, кто пробует на себе эти технологии. У меня было ощущение, что мы сидим в игровом движке, настолько все было реалистично. Это можно сравнить с вырезкой по дереву. Медленно, слой за слоем оттачиваешь эту деревянную фигурку: сначала тебя снимают, потом ты начинаешь читать свои реплики, потом накладывают голос, третий, четвертый этапы и так далее. Мне повезло, что тогда я жил в Лос-Анджелесе, Джон Фавро сказал, что я могу приходить в любой момент и в буквальном смысле оттачивать своего героя.

Видео о том, как актеры работали за кадром нового «Короля Льва»

— В интервью Entertainment Weekly вы говорили, что вам понравилась эта история, потому что она стара как мир и в то же время невероятно своевременна. Что вы имели в виду?

— Эта история вне времени, потому что у каждого из нас есть место, откуда мы вышли. У многих из нас есть родитель или родители, у каждого из нас есть свои район, место, откуда мы родом. Когда мы вырастаем, есть два варианта развития: либо мы уезжаем, либо мы влюбляемся в наши родные места настолько, что не готовы их покинуть. Кстати, особенно часто это происходит тут, в Нью-Йорке. Впрочем, и в небольших городах люди настолько привыкают к своей жизни, что не хотят никуда уезжать. Я думаю, что история Короля Льва — это история потерь, это круг жизни. Родители переезжают с места на место, их дети вырастают и уезжают от них — таков цикл жизни, именно поэтому это история вне времени.

Еще это история взросления: если хотите, могу даже использовать термин «coming of agе». Актуальность и своевременность этой истории заключаются именно в круге жизни. Джону Фавро хорошо удается подчеркнуть, насколько мы все связаны между собой, насколько наш мир уменьшился благодаря новым технологиям. Мы все постоянно контактируем друг с другом. Я думаю, сегодняшним детям важно понять, что если они говорят злые и обидные вещи в интернете, то, хочешь ты того или нет, это может иметь свои последствия. Порой это происходит в микроскопических масштабах, порой — нет.

Важно не просто говорить, что кибербуллинг — это нехорошо, а понимать, что все, что вы делаете, оказывает тот или иной эффект. Большинство людей в интернете просто орут или высказывают свои хотелки — это своего рода психотерапия для бедных. Это может быть токсично, если ты не отдаешь себе отчета в том, какое влияние слова могут оказать на жизнь других.

И мне кажется, что Джону удалось очень хорошо передать, что же такое круг жизни. Важно, чтобы в конце жизни наши руки не были запачканы кровью. Я знаю — это «Макбет»!

— Какое у вас первое воспоминание о мультфильме «Король Лев»?

— В детстве у нас не было возможностей часто ходить в кинотеатр, так что каждый раз был событием. Кажется, я тогда был в третьем или четвертом классе, мы пошли смотреть «Красавицу и чудовище», а перед началом показали трейлер «Короля Льва». И это изменило мою жизнь. Прежде я не видел ничего подобного — в трейлере не было ни единого слова! Я думаю, что трейлеры фильмов, в принципе, должны представлять собой своего рода окно в мир фильма, но создатели современных трейлеров как будто об этом забывают. Фильмы должны быть событием, праздником! Именно поэтому мне в память так врезался трейлер «Короля Льва». В нем показывают события, а под конец появляются слова: «Король Лев». И ты тут же начинаешь задаваться вопросом: «Что это было?» Тут же возникает такая интрига, начинает казаться, что ты увидел что‑то невероятно важное. И хотя я тогда увидел только трейлер, он был настолько прекрасен, что позволил мне мечтать и воображать.

Трейлер, о котором рассказывает Гловер

— Вы плакали, когда смотрели «Короля Льва»?

— Стоит признаться, что разревелся, когда умер отец Симбы. Думаю, что для четвероклассника подобное представить себе очень страшно.

— Кстати, у вас была возможность записать свои реплики с экранным «папой» — Джеймсом Эрлом Джонсом (актер озвучил Муфасу в мультфильме «Король Лев» 1994 года и в фильме 2019 года — Прим. ред.)?

— Нет, нам не удалось встретиться. Я только слышал его голос, и это что‑то потрясающее: он — настоящая легенда! Было так круто услышать его откашливание (имитирует)! Вау, оказывается, он живой человек — из плоти и крови! Не мог в это поверить, он же настолько знаковая фигура!

— А после рождения детей вы иначе стали видеть этот фильм? Или все так же, когда еще не стали отцом и семьянином?

— Для меня отношения отцов и сыновей — не пустой звук. Я потерял отца, и для меня важно, что он увидел… Однажды мы с моей беременной партнершей ехали в такси, и водитель сказал нам: «Запомните мои слова: вы будете любить своих внуков больше, чем своих детей». На тот момент мне показались его слова безумием, но теперь я понимаю, что он имел в виду: со временем ты начинаешь замечать этот цикл жизни. Сама возможность увидеть своих внуков — это своего рода знак, что «да, я сделал свою работу». Мне еще не удалось это постичь самому, но после рождения ребенка у меня появился новый взгляд на вещи, которого не было раньше. Есть такие штуки, которые мы не в силах изменить, потому они — часть нас. Ты начинаешь замечать, как передаются темперамент и то, чего в тебе нет. Так что для меня круг жизни теперь имеет совершенно другое значение. Кто знает, возможно, сейчас я бы сыграл все иначе.

Расписание и билеты
Подробнее на afisha.ru
Подробности по теме
Хороший, плохой, злой: кто такой Дональд Гловер и почему он станет великим
Хороший, плохой, злой: кто такой Дональд Гловер и почему он станет великим