В ночь на 15 апреля на канале HBO и в «Амедиатеке» стартует финальный сезон «Игры престолов». Мы начинаем прощаться уже сегодня с интервью актера Джона Брэдли, чей персонаж — Сэм Тарли — сыграет важную роль в последних сериях.

(Заходит в футболке «Манчестер Юнайтед».)

— Классная футболка!

— Вот, согласитесь же? А Джо Демпси (исполнитель роли Гендри. — Прим. ред.) надо мной издевался — мол, зачем ты вырядился, как клоун, ты ведь на интервью идешь. Он просто завидует, потому что он болеет за «Ноттингем Форест» как дурак. Хотя он не постеснялся съездить со мной на тренировочную базу «Ман Юнайтед» в Калифорнийском университете.

— А это правда, что вы в Лос-Анджелесе остановились в том же отеле, что и «Ман Юнайтед» в полном составе?

— Да, и это было невероятно! Я просто ошалел, когда в лобби увидел Поля Погба. Стоит себе, никого не трогает. Я никогда не умел себя вести в подобных ситуациях — всегда цепенею при виде людей, которыми я восхищаюсь. Но тут взял себя в руки, подошел поздороваться и высказать свою признательность за все, что он делает для любимого клуба. И тут Поль меня увидел и как заорет: «Да ты же Сэм из «Игры престолов!» — и тут же давай обниматься. Вот тут я понял, что все, жизнь действительно удалась. Потом подтянулись другие игроки, мы со всеми братались, и я, кажется, проронил слезу-другую. А после этого они пригласили нас на свою тренировочную базу сначала в Лос-Анджелесе, а потом и в Манчестере. Вообще, в нашем актерском составе много кто болеет за мою любимую команду. Йэн Гленн [Джорах Мормонт], Конлет Хилл [Варис] и, конечно, Кит Харингтон [Джон Сноу] — мы с ними регулярно ходили в паб или просто находили телевизор на студии, когда «Юнайтед» играли свои матчи.

— Так, ладно, футбол футболом, но давайте все же поговорим об «Игре престолов». Как вы отреагировали, когда узнали, чем все закончится?

— Когда я впервые прочел сценарий, я в первую очередь испытал огромное облегчение. Ведь даже сейчас, в золотой век телевидения, часто так бывает, что мы смотрим какой‑нибудь отличный сериал, наслаждаемся им, а потом доходит дело до финала, — и все, кульминация запорота. Плохой финал полностью перечеркивает все, что было в сериале до этого. И в зрительской памяти остается только то, что раз уж концовка не получилась, то вроде как и весь сериал не получился. Люди не могут правильно оценивать то, что они видели до этого, потому что концовка смазала впечатление. Так вот, я невероятно счастлив, что нам не будет стыдно за эту концовку. Напротив, мы будем ею гордиться. Мне кажется, именно эту концовку заслужил и сам сериал, и его преданные фанаты.

Тут еще важно иметь в виду, что книги Джорджа Р.Р.Мартина были написаны аж в 90-е годы — первая вышла, кажется, в 1996-м. Многие из тех, кто смотрит и любит сериал, познакомились с этими персонажами именно тогда, почти 25 лет назад. Не я, но многие! Люди жили с этими героями полвека и не знали, что в итоге с ними случится, чем закончится история. А теперь вот Дэвид и Дэн (Бениофф и Уайсс) как бы завершили эту историю для фанатов и подвели итог 25-летнему ожиданию. Будет ли книжная концовка в итоге отличаться от сериальной? Кто его разберет. Но я почти уверен, что найдется мало недовольных тем финалом, который для сериала сочинили Дэвид и Дэн (создатели сериала Дэвид Бениофф и Дэниел Уайсс. — Прим. ред.)

— Что вы почувствовали, когда в последний раз услышали «Снято!» на площадке «Игры престолов»?

— Ощущения были очень странные. Расписание готовят сильно заранее, так что ты долгие месяцы знаешь, что это будет твой последний день и последняя сцена, но все равно невозможно приготовить себя к этому моменту. Конечно, меня захлестывала благодарность всем этим людям, которые за многие годы стали нам как родные. Но также было грустно, что приходится с ними прощаться. Хотя прощаешься ты не только с людьми, но и с персонажем, которого ты играл каждый год по 6 месяцев на протяжении 8 лет. Это очень травмирующий опыт, когда ты понимаешь, что вот сейчас ты примериваешь этот образ в самый последний раз в жизни. И когда ты слышишь «стоп, снято!» и понимаешь, что все, с Сэмом Тарли покончено, он просто начинает растворяться, как силуэт из дымки. Каждый год я к нему возвращался. Это было равносильно тому, чтобы увидеться со старым другом. И внезапно — его нет, и я не могу с ним больше пообщаться. Он растворился в эфире, как будто ты потерял его номер телефона.

— Душераздирающе просто.

— Да, как будто Сэма Тарли закинули в чулан и теперь больше никогда о нем не вспомнят. Но если так подумать, грустить ведь нет причин. Это были прекрасные 8 лет, на протяжении которых мне посчастливилось быть частью этого выдающегося сериала и играть эту интереснейшую роль. Но ничего не могу поделать — грустно, и все тут. Когда я завершил съемки, я сел в машину с остальными ребятами, чтобы доехать до отеля, у нас была запланирована вечеринка. Дело было не в Белфасте — съемки я закончил в другом месте. И в тот день довольно много людей завершили свою работу. И уже тогда, в машине, казалось, что я проснулся от прекрасного сна, и все, что в нем было, осталось далеко позади. Мы ехали в отель в абсолютной тишине, и только грустная музыка играла в колонках. Мы должны были идти на вечеринку, но у нас не было ощущения, что нам есть что праздновать. Напротив — надо было объявить траур! Мне нужно было время, чтобы это все переварить, и было совсем не до вечеринок.

Когда мы отсняли последнюю сцену, Дэвид и Дэн выдали нам раскадровки с нашими любимыми сценами в качестве прощального подарка и сказали несколько слов о каждом из нас. Уж не знаю, как они умудрились, но они сделали свои речи такими личными и искренними. А я стоял там, утирал скупые слезы и думал: «Парни, вы реально изменили мою жизнь». Не знаю, что бы со мной было, если бы я не получил роль в этом сериале. Не знаю, чем бы занимался. Не уверен, был бы я актером вообще. Но участие в «Игре престолов», вне всяких сомнений, изменило ход всей моей жизни. Поэтому и попрощаться с этими парнями было тяжело.

— Но все же — есть ли жизнь после «Игры престолов»?

— Она точно есть, но при этом я знаю, что с «Игрой престолов» ничто не сравнится. Она, как эталон килограмма в Бюро мер и весов, — за стеклом, идеальная, недосягаемая. Это всех нас ужасно избаловало. Это была моя первая актерская работа, а Дэвид и Дэн подали мне образцовый пример профессионализма, доступности, юмора, доброты, преданности своему делу. Теперь все, с кем я буду дальше работать, должны этому соответствовать, и, по-моему, это немного нереалистично. Но этот проект оказался недосягаемым не только в плане работы. Я уже сейчас могу утверждать, что друзей таких, каких обрел за эти 8 лет, я больше никогда не встречу.

— Что‑то вы не очень оптимистично настроены.

— Ну так откуда взяться оптимизму этому? Да мы даже будем скучать по Белфасту (столица Северной Ирландии, где во многом снимался сериал. — Прим. ред.). Потому что, если суммировать все эти месяцы съемок, что я так провел, это будут 4 года моей жизни. Я до этого много слышал об этом городе, знал, что это важное историческое место, но даже представить себе не мог, что мы с этим городом так сроднимся. Также мы будем скучать по нашему привычному порядку. Как раз в этом и проблема — за 8 лет мы выработали эту рутину, а теперь все это накрылось медным тазом.

И я себя чувствую так, будто космонавт, который работал над внешней обшивкой корабля, но его трос лопнул, и он отправился дрейфовать в открытый космос. Чувствую себя как Сандра Баллок в «Гравитации».

— Но вы хотя бы остаетесь на связи друг с другом? Говорят, у вас даже в WhatsApp есть свой маленький уютный чатик.

— Да, и это прекрасно, но хочется все же живого общения. Мы используем каждую возможность позависать друг с другом — например, когда отправляемся в промотуры. Но вот сейчас выйдет восьмой сезон, мы отработаем все премьеры и интервью. А дальше что? Раньше мы точно знали, что увидимся, когда вернемся на площадку к следующему сезону. А сейчас нам остается только WhatsApp, тем более нас изрядно раскидало по миру.

— Есть в «Игре престолов» актеры, с которыми вы хотели бы поработать, но так и не успели, потому что ваши персонажи было разведены по разным сюжетным линиям?

— Сложно говорить об этом без того, чтобы не заспойлерить восьмой сезон, потому что в этом случае вы будете знать, что вот с этим персонажем Сэм так и не встретится. Но вообще это одно из самых удивительных свойств этого сериала — никогда не знаешь, с кем судьба сведет твоего героя и с кем ты окажешься в одном кадре.

Но если рассмотреть персонажей, которые уже умерли, могу назвать одного актера, с кем я бы с удовольствием поработал, но в этот раз не получилось, — это Джонатан Прайс. Я просто его большой фанат с детства, «Бразилия» — мой самый любимый фильм на свете. И просто видеть сцену с участием Джонатана Прайса — большая привилегия для всех нас. Это его магическое присутствие в кадре, эта его тяга к нестандартным решениям, эта его внутренняя сила, благодаря которой он прямо светится с экрана. Он просто невероятный. К сожалению, у нас с ним не было ни одной совместной сцены, да и снимали нас на разных локациях и даже в разных странах. Мы потом, конечно, познакомились, и я при виде него потерял дар речи. А когда он меня похвалил за «отличную работу», да еще и по плечу похлопал, я вообще чуть не воспарил.

Мне невероятно повезло, что мне удалось поработать с Джимом Бродбентом в седьмом сезоне, — он тоже обладает этими незаменимыми качествами большого актера. Нетрудно понять, почему они считаются людьми такими значительными и уважаемыми в своем деле. Но с Джимом я поработал, а с Джонатаном Прайсом, к сожалению, нет. Также не повезло, что Чарлз Дэнс просвистел мимо меня. И Дайана Ригг. И Шон Бин.

— Какую сцену во всех сезонах вы считаете самой шокирующей?

— Это до сих пор сцена казни Неда Старка. Просто потому, что в этот момент были стерты в порошок все правила повествования. Все указывало на то, что вот — это ваш главный персонаж, цепляйтесь за него, потому что он будет вести вас через много сезонов. Он был нашим Тони Сопрано, нашим Джимми МакНалти, а потом вдруг ему взяли и отрубили голову. А мы-то думали, уж ему-то ничего не угрожает.

И тогда я понял, что в мире «Игры престолов» никто не застрахован.

Я никогда так просто не верю, что герои умирают, когда я смотрю сериал или фильм. Я всегда жду, что вот-вот выяснится, что это трюк, что он не умер, а просто притворился. Или что сейчас его быстро откачают, и он вздохнет так, как будто только что вынырнул из воды. Ну, знаете, обычные кинематографические штампы. И когда Нед Старк был на плахе, я до последнего надеялся, что сейчас кто‑нибудь ворвется и спасет его. Но нет, его голова полетела с плеч, и я понял, что его уж точно не откачают! И это был невероятный шок для меня — до сих пор трясет. Все же, что ни говори, а надо было перед этим почитать книги.

В России финальный сезон «Игры престолов» стартует одновременно со всем миром — первая серия будет доступна в «Амедиатеке» 15 апреля c 4 часов утра по московскому времени.