В прокат выходит «Дамбо» — экранизация диснеевского мультфильма от Тима Бертона. Снять фильм ему помогли как новые (Колин Фаррелл), так и старые друзья — Ева Грин, Майкл Китон и Дэнни ДеВито. Мы пришли на интервью с ДеВито со списком вопросов, и, как оказалось, зря: вставить слово, когда говорит актер, — невозможно. Его почти что монолог — ниже.

— Этот фильм похож на воссоединение старых друзей?

— Да, это наш четвертый фильм с Тимом Бертоном, все знают о трех наших совместных фильмах, но на самом деле их четыре1) «Бэтмен возвращается» 2) «Марс атакует!» 3) «Крупная рыба» 4) «Дамбо»!

— Так как же все сложилось?

— Я тогда играл в театральной постановке в Нью-Йорке и услышал, что Тим будет снимать этот фильм. Он позвонил мне и предложил роль, но я сказал, что не смогу: я был занят в постановке «Цены», пьесы Артура Миллера. Изначально планировалось, что постановка будет представлена публике только на короткий срок, но ее решили продлить. Из‑за этого решения оказалось, что расписания съемок «Дамбо» и прогонов «Цены» будут накладываться друг на друга. Я так расстроился и подумал: «Боже мой, это же будет ужасно, если я не смогу сыграть у Бертона!» И уехать не мог, ведь я полюбил эту пьесу всем сердцем, — вместе со мной там играл Марк Руффало! В итоге мне стало так грустно от того, что я не смогу сыграть в «Дамбо». Но, как это часто бывает, фильм не начали снимать в назначенный срок — затянули с подготовкой! Так что хоть я и не хотел, чтобы они не были готовы к съемкам вовремя, в душе я был счастлив, что они перенесли старт на пару недель вперед. В итоге я успел закончить с пьесой и получил свою роль в «Дамбо». Хотя если быть совсем уж откровенным, у меня даже были мысли сбежать с пьесы, чтобы оказаться на съемках «Дамбо»… Словом, все обернулось как нельзя лучше!

© Walt Disney Pictures

Кстати, в «Крупной рыбе» я уже играл подобную роль — причем тоже у Тима Бертона. Недавно я пересмотрел этот фильм и обратил внимание, что у меня в фильме южный акцент! Приятно удивился тому, что он у меня, оказывается, есть! Но вернемся к «Дамбо». Это один из тех фильмов, которые я полюбил, еще когда был маленьким мальчиком; такой эмоциональный и трогательный фильм. Помню, что этот короткий диснеевский мультфильм — всего 63 минуты — полностью завладел моим сердцем. У меня же трое детей, так что мне удалось познакомить и их с этим прекрасным персонажем и историей, которая учит так многому! К примеру, предостерегает от ужасов ксенофобии, которая существует в нашем мире, говорит о том, как часто люди смеются над теми, кто от них отличается, как часто люди становятся задирами и просто злыми существами. И конечно же, это история разлучения мамы и ребенка, а это то, что происходило в нашем мире и раньше, но и сегодня происходит, и это, конечно, совершенное безумие. Но я в первую очередь снялся в фильме из‑за Тима, он настоящий художник, он рисует с помощью тех визуальных элементов, которые у него находятся под рукой, да и вы сами становитесь цветом в его палитре!

Кстати, в фильме я играю Макса Медичи, и имя это не настоящее: я выкупил это имя у парня по фамилии Медичи (смеется). В самом начале, когда вы встретите моего героя и его цирк, вам покажется, что он похож на поношенную майку, — денег у цирка практически нет, как и ресурсов. Мой герой делает ставку на беременную слониху. Но, конечно же, как только появляется на свет Дамбо и становится известно о том, что он умеет летать, слетаются «коршуны» — вроде парка развлечений героя Майкла Китона. Все хотят иметь кусочек Дамбо!

Знаете, если вы хотите задать вопрос, вы можете, но я все равно продолжу говорить!

«Бэтмен возвращается» был нашим третьим фильмом с Тимом. Перед началом съемок я зашел к нему в офис, а там висела огромная картина с цирком: наверху был шатер — тот самый, с большими полосками, а внизу был шар, ну а рядом с ним был небольшой мужчина, который выглядел очень странно. На картине была подпись: «Меня зовут Джимми, но они зовут меня отвратительным мальчиком-пингвином». Так вот, в этом весь Тим Бертон.

Это воспоминание пришло мне в голову, когда уже мы начали работать над «Дамбо». Поразительно, еще в самом начале, когда картина была на стадии обсуждения, у него уже были рисунки к «Дамбо», иллюстрации циркачей, самого шатра, рисунки детей и взрослых, появление персонажа Майкла Китона и Евы Грин, летающей под куполом, — Бертон действительно все это видит в своем воображении настолько подробно и так живо себе представляет!

© Walt Disney Pictures

Помню, как мы пришли к Бертону в студию накануне съемок (кстати, студия — это часть его дома в Лондоне). Уже там ты понимаешь, что тебя ждет что‑то совершенно особенное во время съемок этого фильма. Можете себе представить такую ситуацию, где вы берете в руки телефон и звоните Коллин Этвуд (легендарная художница по костюмам, четырехкратная обладательница «Оскара». — Прим. ред.) и говорите ей: «Дай-ка мне другой костюм, Коллин!» И ведь она сделает! И при этом это фильм «Диснея», а значит, все происходит в режиме строгой секретности. А меня ведь так и распирало взять и сфотографировать самого себя в костюме — взять и разместить в твиттере. Пришлось ждать конца марта 2019 марта.

А еще нам пришлось делать сканирование, а это отдельная история — я такого раньше никогда не делал. Для создания каждого костюма надо было отправляться в специальную комнату, где на тебя направлено сразу 160 камер, в какой‑то момент начинают одновременно щелкать затворы, а ты тем временем стоишь на коробке с вытянутыми руками, а эти камеры снимают так быстро — мне кажется, больше 50 кадров в секунду! Они снимают все: твой нос, мочки твоих ушей, да что уж там, даже все, что у тебя за ушами! Тебя полностью снимают! Вот так работает Коллин Этвуд, представляете? Они с Тимом Бертоном так работают вместе — сочетаются как хлеб с маслом!

Кстати, небольшую роль в этом фильме сыграла и моя дочь — Люси. Она играет роль гардеробщицы, и у нее потрясающий костюм — очень милый, и там столько деталей! По сути это фильм про слоненка, а я так — играл дублера детей. В фильме двое детей — Нико Паркер (дочь актрисы Тэнди Ньютон. — Прим. ред.) и Финли Хоббинс, ну а я выступал их дублером, когда они не могли быть в кадре. Все говорили: «А может, Дэнни сможет отрепетировать сцену за них?!» (Смеется.) На самом деле, в фильме снялись замечательные дети — они постоянно придумывали игры, которыми мы, все актеры, были в итоге заняты в свободное от съемок время.

Кстати, удивительно, в этом проекте так много «Д»: «Дисней», «ДеВито, «Дамбо», — куда ни глянешь — кругом буква «Д»! Уже не помню, с чего я начал свой монолог, но думаю, что я наконец-то закончил. Можете задавать мне ваши вопросы.

— Почему вас так тянет все время сыграть директора цирка?

— Думаю, что это заключение нашей цирковой трилогии: в «Бэтмене» я был в цирковой труппе, в «Крупной рыбе» я был не просто директором цирка, но и еще и оборотнем. Не могу пообещать, что это наш последний фильм о цирке, но думаю, что по крайней мере три наших фильма составят достойную трилогию!

— А каково было махнуться ролями с Майклом Китоном в это раз? Ведь в прошлый раз вы играли злодея, а он доброго Бэтмена!

— Прекрасно! Как и говорил, когда Тим позвонил и сказал, что снимает этот фильм, я был так счастлив. Но мое счастье было просто запредельным, когда я узнал, что Майкл Китон тоже будет сниматься в этом проекте! Вместе мы снялись в трех фильмах, и что вы думаете? Майкл Китон и в «Опасном Джонни», и в «Бэтмене» был крестоносцем в плаще, а я был злым… Ох, кем же я только ни был. Мои герои всегда были не поняты. Прекрасно, что Тим Бертон собрал нас всех в одном фильме, ведь все мы очень странные люди, а Тим Бертон наш очень чудаковатый папочка. В этот раз у меня была возможность стать героем, ну а Майкл наконец-то будет плохим парнем. Ведь хоть раз он может быть злодеем? А я хотя бы иногда могу быть не омерзительным пингвином?

— Кстати, о комиксах, сейчас все снимают фильмы о супергероях, а вы подумываете о возвращении к кинокомиксам?

— Да, но я никогда не буду играть супергероя!

— Почему?

— Ну как почему… Я не знаю, мне говорят, что я могу быть суперзлодеем, но я не хочу им быть.

— Как ни странно, но у нас осталось время буквально на один вопрос, и раз уж мы говорим о цирке, скажите, а что вы делали в клипе One Direction?

— О, как же мне было весело! Правда! Скажу больше, я до сих пор ношу пижаму, в которой был в том клипе! Когда мне сказали, что они снимают клип и хотят меня в нем увидеть, я сказал: «Да ну?!» Конечно, я знал о One Direction, но не понимал, при чем тут я! Взяли и позвонили мне ни с того ни с сего! Я позвонил своим детям, и они прокричали мне в трубку: «Ты шутишь над нами?! Ты обязан сняться в этом клипе». После такого я, конечно же, согласился. А когда режиссер сказал, что можно еще и остаться в пижаме, так счастью моему уже не было границ! И они сшили для меня очень красивую хлопковую пижаму. До этого мне еще никогда не доводилось ходить на работу в пижаме!

— После этого вы стали крутым для своих детей?

— Мои дети уже вышли из этого возраста! Давайте лучше расскажу, как мы снимали этот клип: мы долго ехали в одном направлении (игра слов с One Direction. — Прим. ред.) по пустыне в Калифорнии и наконец нашли место съемок — груду камней, — таких мест тут много. Все съемки держали в режиме строгой секретности, но их девочки-фанатки каким‑то образом все равно узнали и приехали на съемки — хотя, казалось бы, все происходило в пустыне, в часах езды от цивилизации. Кстати, мне довелось сфотографироваться с ребятами — это было круто, они же так популярны в социальных медиа. У меня 4 миллиона подписчиков — и это заслуга в том числе One Direction. Помогли мне нарастить аудиторию!

Расписание и билеты
Подробнее на afisha.ru