Сериал про бедового учителя Фому похож на своего главного героя: время идет, а он знай себе прет напролом, не сбавляя скорости. Булат Латыпов гадает, доберется ли народный герой такими темпами до президента.

По чистоте мажорного лада к «Физруку» ни один отечественный телепродукт так и не подобрался — тяжела борсетка Олега Евгеньевича. Золотой век российских сериалов, который пытались накликать как раз со времен выхода первого сезона «Физрука», оказался фикцией — одна снежинка еще не снег. Озабоченные изменами полицейские с Рублевки тщетно кричали «Волк!», но по закону каменных джунглей в памяти народной остался только Фома.

Полтора года с момента завершения второго сезона пролетели, как жаворонок над Вашингтоном: бананы закуплены, соседи предупреждены, вечер будет жарким. Оправданный российским правосудием физрук выходит на свободу и собирается искать справедливости у мудрого Гудвина — Владимира Владимировича Путина. Причина веская — злокозненный рэпер-зожевец Димас и пренеприятнейшая бизнесвумен Белка отжали у ныне покойного Мамая заводы и фабрики. Вернуть все это взад его дочери Саше можно, лишь получив аудиенцию у Верховного главнокомандующего. Как человек благородный и не чуждый куртуазии, Фома подтягивает писю к носу и решает вписаться за бывшую ученицу: зависит все, что в мире есть, от поднебесной выси, но наша честь от нас самих зависит.

Между тем за время отсидки главного героя в физручьей вселенной произошли большие перемены. Отказавшаяся от статуса жены декабриста Таня крутит шуры-муры с одутловатым издателем, дядя Псих живет в квартире Фомы со стриптизершей Полиной, а отрастивший ницшеанские усы Валентин поступил во ВГИК, где снимает гиперметафоричный артхаус с дичайшим сексуальным подтекстом и при встрече грозится научить Андрея Звягинцева мейнстриму — пусть-де вылезает из фестивального болота. Изрядно похудевшая Мамаева сокрушается о потерянных бизнес-активах отца и работает в блинном кафетерии. Теперь они одна команда, собравшаяся для дерзкого марш-броска в Изумрудный город.

Вопрос первый и актуальный не только для героев сериала: как попасть на прием к Путину, не обладая выдающимися спортивными или музыкальными способностями?
Пф-ф, можно победить в ежегодном конкурсе «Учитель года» и получить награду из рук президента. А там и до ручного управления в решении поставленных задач недалеко.

Вопрос второй, не менее важный и к тому же заданный самими персонажами телешоу: писяют ли трижды в одну реку? Как выяснилось, да. Фома вновь возвращается в школу и через народное волеизъявление («Хватит зажимать демократию, такую страну просеронили!») становится временно исполняющим обязанности директора школы. Этих полномочий, кажется, должно хватить на облегчение тернистого пути Тани к званию лучшего учителя России.

«Физрук» по-прежнему остается всенародным развлечением, способным доставить художественное наслаждение как идейно близким, так и классово далеким зрителям. В новом сезоне многие найдут себе историю по душе: топовые микроблогеры — оттаптывание на политической повестке с шутками про гуманитарный конвой в ДНР, бешеный принтер и духовные скрепы, любители российского кино — отсылки к «Родине» Петра Буслова и нового персонажа Мишу Буддиста, игравшего там Космоса, любители российской литературы — книги Сорокина на школьной полке и живого Алексея Иванова на встрече с учениками, робкие ботаноиды — непроверенные советы для завоевания внимания женщин («Веди себя так, будто у тебя огромный относительно всего»). Точкой консенсуса и центром притяжения выступают наглющие повадки и челентановское обаяние Фомы в исполнении Нагиева. Подпуская Кюхельбекера, резонно добавить: «Тебе даны рукой судьбы душа живая, пламень чувства».

Чем закончится этот сезон, предугадать не дано. Вполне возможно, мудрый Гудвин окажется риторической фигурой. Как тот буддийский слон, которого Фоме нужно оседлать в поисках себя. Страшила с Железным Дровосеком и Трусливым Львом пришли к Гудвину уже изменившимися и получившими желанное, сами того не осознавая. Так неужели физрук не успеет порешать свои вопросы до встречи в верхах?