Самая любопытная новинка этой недели в кинотеатрах — комедийный нуар «Простая просьба» Пола Фейга с Анной Кендрик и Блейк Лайвли в главных ролях. Такого сумрачного поворота событий от режиссера «Девичника в Вегасе» мало кто ожидал.

Стефани (Анна Кендрик), бодрая, дружелюбная и безработная молодая вдова из пригорода в Коннектикуте, ведет кулинарный видеоблог на двести персон, в одиночку воспитывает сына и принимает настолько активное участие во внеклассной работе, что остальных мамаш это скорее бесит, чем радует. Эмили (Блейк Лайвли), чей сын ходит в тот же класс, — женщина совсем другая: она ездит на работу в Нью-Йорк, где служит пиарщицей у модного дизайнера (Руперт Френд), носит шляпы и брючные костюмы, раскованно шутит, рассуждает о сексе втроем и обедает неразбавленным джином. Она живет в роскошном доме с мужем, красавцем-писателем (Генри Голдинг), который, правда, свой единственный роман написал десять лет назад и вынужден теперь преподавать в колледже. Стефани и Эмили, повинуясь известному драматургическому закону, становятся лучшими подружками — так, во всяком случае, хочется думать первой, хотя со стороны может показаться, что вторая использует ее как бесплатную няню. В один прекрасный день Эмили — оставив, как обычно, сына у Стефани, — бесследно исчезает.

Русский трейлер «Простой просьбы»

Самое очевидное описание «Простой просьбы» — «Исчезнувшая» с некоторым уклоном в комедию. Сравнение с Гиллиан Флинн, вероятно, полностью устроит автора литературного первоисточника — женщину по имени Дарси Белл; от публикации ее дебютного романа до премьеры голливудской экранизации прошло всего полтора года. Что касается режиссера Пола Фейга, он вряд ли метит в Финчеры и до сих пор вообще довольствовался постановкой развеселых фильмов с Мелиссой МакКарти (смешного «Девичника в Вегасе» и еще нескольких, вплоть до женской версии «Охотников за привидениями») — но тоже, как выяснилось, не так прост.

В лучшей — первой — половине «Просьба» остается язвительной, но ласковой сатирой на тему пригородных мамочек с их домашним печеньем, культурными познаниями на уровне книжного клуба и грязными маленькими тайнами (глубоко в шкафу у простушки Стефани, например, хранится история про инцест ни много ни мало). Анна Кендрик со своей несколько мышиной красотой и чрезвычайно живой мимикой — бесподобна в главной роли, которая куда более разнообразна, чем кажется поначалу. И их кухонный дуэт с Блейк Лайвли, которая играет не столько роковую блондинку, сколько пародию на нее, и с ходу начинает учить новую подругу жизни («никогда не извиняйся!»), выглядит и забавно, и интригующе, и сексуально.

© Централ Партнершип/Paramount

Но потом (это не спойлер: если что, фильм буквально начинается с этого сообщения) Эмили пропадает, Стефани начинает играть в детектива, и «Просьба» неторопливо, но верно ослабляет хватку. Пол Фейг, как известно, не просто ставит женские комедии, он корректирует половую принадлежность разным развлекательным жанрам, в которых традиционно солировали мужчины, — шпионскому боевику, бадди-муви, фантастической комедии, комедии про эпическую вечеринку. Здесь жертва, разумеется, фильм нуар, причем Фейг дает понять (не очень тонко), что смотрел не только «Двойную страховку», но и «Дьяволиц» Клузо. И сразу ясно, что героиня Кендрик окажется в роли то ли лопуха, попавшегося на удочку femme fatale, то ли ее спасителя, то ли — как бывало в этих фильмах чаще всего — лопуха, наивно считающего себя спасителем.

К сожалению, это почти не работает. Возможно, потому что нуар — слишком строгий жанр, и принятые гендерные роли слишком для него важны, чтобы можно было ими так запросто, не подумав, жонглировать. Возможно, потому что прием «ненадежный рассказчик», на котором, кажется, построен роман, здесь использован максимально неизобретательно — как флешбэки с комментариями. Возможно, некоторые сюжетные повороты не спасти даже иронической интонацией, и некоторые тайны лучше бы оставались тайнами, чем разрешались таким смехотворно глупым образом с использованием одного из топ-пятерки запрещенных в детективах слов.

© Централ Партнершип/Paramount

Последние полчаса уже не смешны, не интересны, а просто утомительны: сценарий разваливается, герои совершают беспорядочные движения, не обусловленные ни характерами, ни обстоятельствами. Даже тогда это скорее мило — Кендрик испортить все-таки очень трудно, а штампы из нуара даже в таком сыром виде обладают какими-то питательными свойствами, если выражаться шершавым языком кулинарного блога. Но это как с саундтреком фильма, почти полностью состоящим из французской эстрады: мило, стильно, и вот Серж Генсбур, а вот Жак Дютрон, а вот певица Zaz, — но совсем нет ощущения, что эрудированный режиссер видит разницу между первым, вторым и третьей.

Фильм
Простая просьба
6.9