В день открытия Международного кинофестиваля в Торонто «Афиша Daily» среди первых отправилась на мировую премьеру фильма «Курск» Томаса Винтерберга о катастрофе 2000 года с российской атомной подлодкой и выяснила, появится ли в фильме Путин и не скатывается ли фильм в «клюкву».

О фильме «Курск» заговорили еще до того, как проект появился в программе главного фестиваля Северной Америки. Одни обсуждали, насколько Россия будет содействовать в организации съемок, другие гадали, почему актер Маттиас Схунартс не сыграл роль Путина, ну а третьи и вовсе спекулировали на тему того, насколько фильм получится политическим. Но Томас Винтерберг поступил дипломатично — он решил снимать не фильм о политике, а картину о человеческой трагедии, о героях и их судьбах.

Попасть на мировую премьеру фильма «Курск» в ночь открытия кинофестиваля в Торонто оказалось нелегко — основная улица была парализована зеваками и прохожими, а очередь ко входу начиналась за три улицы от кинотеатра. Переминаясь с ноги на ногу, зрители живо обсуждали фильм, откровенно признаваясь, что понятия не имеют, о чем же пойдет речь. Чего уж там, даже один из британских кинокритиков сразу после просмотра честно призналась, что до конца не верила, что в фильме не будет хеппи-энда.

Выступление съемочной группы «Курска» перед премьерой в Торонто с миротворческой речью, которую переводил на русский язык мальчик Артемий

18 лет спустя после событий 12 августа 2000 года большой игровой фильм о гибели российской подлодки «Курск» сняли силами европейцев — с датским режиссером, французской актрисой и бельгийским актером в главных ролях. Даже роль российского флота в потрясающих панорамных кадрах выполняли французские корабли. Фильм на мировой премьере в Торонто представлял публике режиссер Томас Винтерберг («Охота», «Торжество» и другие опыты с Ларсом фон Триером о «Догме-95»), а в качестве переводчика он позвал на сцену одного из актеров фильмов — маленького мальчика Артемия Спиридонова. Именно у него одна из самых запоминающихся сцен фильма — финальный эпизод встречи больших генералов с детьми погибших подводников. Его же мы видим и в открывающей сцене фильма — в роли мальчика Миши, который, подражая отцу — капитану Михаилу Калекову в исполнении Маттиаса Схунартса — учится задерживать дыхание.

Вслед за ними на экране появляется и Леа Сейду, которая исполнила роль Татьяны, жены подводника. Ранее девушка Бонда и цвет «Жизни Адель», а теперь в образе беременной русской домохозяйки в розовых резиновых перчатках для мытья посуды она гоняется за ребенком по квартире русского подводника. Винтерберг старается максимально броско обрисовать русскую жизнь в поселке Видяево, хотя съемки и проходили в Европе. Из деталей становится ясно, что подводники не получают вовремя зарплату: чтобы купить шампанское на свадьбу своего однополчанина, им приходится продать часы. Не обошлось и без типичных квадратных столов на свадебных торжествах, мужских слез счастья и, конечно, детей, бегущих вслед за уходящей подлодкой.

Трейлер «Курска». Упоминаний о президенте Путине в фильме нет, хотя исполнителю главной роли, бельгийцу Маттиасу Схунартсу, давно приписывают внешнее сходство

Все актеры в фильме говорят на идеальном английском — режиссер Винтерберг намеренно отказался от фальшивого русского акцента, которым грешил, например, «К-19» Кэтрин Бигелоу. Идиллический пейзаж а-ля рюс заканчивается сценой «Курска», погружающегося в воды Баренцева моря под музыкальное сопровождение Александра Деспла — композитора c «Оскаром» за «Форму воды». Чтобы усилить эффект воздействия на зрителя, авторы буквально раздвигают границы фильма: театральный занавес открывается — и из квадратного соотношения сторон экран становится полномасштабным, но ровно до тех пор, пока «Курск» будет под водой. Как только же надежда на спасение офицеров угасает, все возвращается на круги своя.

После погружения «Курска» события в фильме развиваются стремительно: чуть ли не в минуту экранного времени укладываются и предупреждения от команды о возможном перегреве, и решение действовать на авось, взрыв и паника. Что было дальше — доподлинно никто не знает, и, как кажется, Томас Винтерберг и не пытается ответить на этот вопрос, но рассматривает одну из самых вероятных версий через призму человеческой трагедии, а за основу берет книгу Роберта Мура «Время умирать», над адаптацией которой для фильма работал сценарист «Спасти рядового Райана» Роберт Родат.

События в фильме показаны с трех точек зрения: подводников, заточенных под водой, их жен и детей, пытающихся разузнать о том, что же происходит с их любимыми, а также с точки зрения Дэвида Рассела, командующего ВМС Великобритании. Эта роль досталась Колину Ферту. Кстати, именно из его уст вырываются самые острые цитаты. К примеру, в начале фильма он говорит о том, как хорошо, что у русских больше нет денег строить такие подлодки, а когда дело доходит до спасательной операции, он замечает, что в СССР было всего три аппарата, способных на подобные миссии: одна подлодка застряла в Черном море, другая была продана для туристических туров по «Титанику», ну а третьей, как замечает персонаж Ферта, он бы не доверил спасение даже в ванне.

В фильме Винтерберга подводники показаны настоящими героями, которые делают все возможное для своего спасения, причем с терпеливостью, свойственной русскому человеку. Каждый час они стучат четыре раза в надежде, что их зов будет услышан, постоянно пытаются спастись от голода, холода, удушья, угрозы быть утопленными и, конечно, самого страшного — ужаса быть заживо похороненными в подлодке на дне Баренцева моря. Капитан Калеков, рискуя своей жизнью, ныряет в холодные воды затопленных отсеков, чтобы добыть кислород, да с таким героизмом, что сами зрители начинают задерживать дыхание во время просмотра фильма. Его сослуживцы не теряют силу духа до последнего — даже после нескольких тщетных попыток русской спасательной миссии вытащить их со дна моря подводники сквозь слезы шутят о полярных медведях. В общем, картина маслом c художественным героизмом в лучших традициях того же «К-19» или даже «72 метров» Владимира Хотиненко.

Неслучайно главный герой Михаил Калеков хоть и списан с реального капитана Дмитрия Колесникова, но все же роль Схунартса — собирательный образ. Например, режиссер приписал ему совсем другую семейную ситуацию. Винтерберг также включил в фильм события, которые происходили на суше, включая нашумевшую пресс-конференцию с женами подводников или показ по телевизору московского концерта Metallica в 1991 году (герои смотрят «Enter Sandman» перед отплытием). Само собой, не обошлось без некоторых ошибок — как «клюквенных» вроде небывалого хора мальчиков в церкви и венка из свежих цветов на голове невесты во время венчания, так и фактических — полного исчезновения из фильма норвежских кораблей во время спасательной операции.

И если для многих кинокритиков из разных стран мира (а их в этом году около 1000 на кинофестивале) «Курск» — всего лишь захватывающий фильм-катастрофа, то для русского зрителя это нечто большее — человеческая трагедия на фоне истории страны, во время просмотра которой перехватывает дыхание от слез и боли, которую не может залечить время, даже если она снята европейцами на голливудский манер. Впрочем, вопрос о том, что же послужило причиной случившихся событий — гордыня, упущенное время, последствия коррупции или банальная неудача, — как заметил сам режиссер, он оставил профессионалам, посвятив два часа экранного времени самому главному — возможности создать трогательный фильм-посвящение офицерам и их семьям, несмотря политические и языковые барьеры.

О российском прокате фильма «Курск» пока ничего не известно.

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!