Швейцарский художник, автор и оформитель книг Людовик Балланд 26 мая выступит на фестивале дизайна, типографики и диджитал-арта Typomania, где поделится новостями из мира дизайна книг и расскажет о книге «American Readers at Home», посвященной тому, как современные американцы воспринимают новости. «Афиша Daily» поговорила с Людовиком о проекте.

— Опишите вкратце ваш проект?

— Все началось в 2014-м. Меня пригласили на выставку дизайна «All Possible Futures» в Сан-Франциско. Куратор просил участников рассказать о проектах, которые они не могли реализовать — по финансовым, этическим или каким-то другим причинам. Он хотел показать то, что обычно показать не удается. Я ответил: мне очень приятно, с радостью приеду, но не хочу представлять неоконченный проект, который не могу реализовать. Моя позиция — в графическом дизайне возможно все. Могут быть финансовые ограничения, но это все равно не так страшно, как в архитектуре. И я захотел сделать для выставки что-нибудь особенное. Я решил узнать, как люди читают новости. За одну ночь придумал название: «Day After Reading» — это то, что остается в нашей памяти на следующий день после чтения новостей. Я решил приехать и каждый день брать интервью у жителей Сан-Франциско. Никакого дизайна, только обычные люди с разным социальным бэкграундом, разного возраста, разных профессий.

Я начал разговаривать с ними, и экспозиция в итоге состояла из этих интервью и газет, которые собеседники приносили с собой. И проект привлек много внимания. Меня это удивило: ну да, идея хорошая, но ведь это вчерашние новости, почему людям они так интересны? И тут я понял: им интересны не новости, а то, что читают другие. Ты погружаешься в голову другого человека, видишь его глазами — и перспектива меняется. Это история не о новостях, а о чьей-то жизни. Так любая новость становится частью личности. Это можно назвать сменой линз.

Год спустя меня пригласили в Лос-Анджелес провести воркшоп, и я предложил повторить этот проект — на этот раз со студентами Калифорнийского института искусств. Мы каждый день брали интервью, расшифровывали их и публиковали в интернете, а в конце недели мы напечатали газету, которую представили на книжной ярмарке.

И наконец я еще раз отправился в Штаты, чтобы поработать над третьей частью, которая и превратилась в книгу «American Readers at Home». В 2016 году мне позвонили из американского посольства — они узнали о предыдущих проектах и предложили сделать вместе что-нибудь большее. Они искали человека со стороны, который представит свой взгляд на президентские выборы. Предыдущие проекты заняли всего неделю, а новый проект продолжался два месяца перед выборами и еще два — после, с конца августа по декабрь. Мы проехали через всю Америку — тринадцать тысяч миль, — взяли около восьмидесяти интервью, побывали в шестидесяти городах. В этот раз мы не делали газету, а выкладывали интервью на сайт. И год спустя вышла книга. Вот и вся история.

«American Readers at Home»

1 / 8
2 / 8

— Когда на выборах победил Трамп, чего многие не ожидали, это повлияло на работу над проектом?

— Я, в общем, понимал, что он победит, меня это не удивило. Просто интуиция. Так что я в некоторой степени был готов к этому. А вот люди, с которыми я общался после выборов, резко поменялись, они даже говорили иначе. В первую очередь они стали настроены против медиа — даже мне, журналисту-одиночке, не имеющему отношения к большим конгломератам, стало сложнее организовывать интервью. Я говорил, что работаю над книгой и онлайн-проектом, и двери закрывались.

Еще было сложно поддерживать разнообразие — в первую очередь это касается сторонников правой политики, большинство из которых не осмеливались говорить. Они, конечно, понимали, что мой проект скорее либерален. Хотя он ни в коей мере не про политику, он про то, как новости воздействуют на повседневную жизнь разных людей.

Так что если до выборов мои интервью были жестко структурированными, то после мне пришлось перейти к более органичному общению: я позволял им говорить самим, показывать свои чувства, свои страхи.

— Один из ваших собеседников назвал новости «первым черновиком истории». Вы с ним согласны?

— Да, конечно. Это романтическое утверждение, и оно правдиво для каждой свободной страны. Америка живет Первой поправкой: каждый может говорить и выражать то, что ему угодно, — и это великое достижение капитализма. Так что да, новости — первый черновик истории, это очевидно.

— По итогам этих проектов вы можете назвать самое важное изменение, которое случилось в новостной индустрии за последние годы?

— Думаю, стали очень популярны подкасты — о них говорят в интервью люди всех поколений, и молодые, и постарше. Все пытаются найти независимые источники новостей. И в Америке невероятное количество этих источников, это поразительно.

У людей старшего поколения, наоборот, куда меньше источников: они читают одну газету, смотрят три телеканала, и все. Так что теперь способы получения информации стали более разнообразными. Тем не менее в основном люди все равно ссылаются на главные заголовки в главных газетах и сюжеты в новостях главных каналов.

— В последние годы люди стали меньше доверять газетам, радио, телевидению. Это конец традиционных медиа — или у них есть место в будущем?

— Нет-нет, этого мы не дождемся. Понимаете, людей беспокоит, что медиа выиграли выборы. Я об этом говорю во введении: дело было не в Трампе и не в Хиллари, а в медиа. Люди понимают это, они больше не хотят попадаться в ловушку, хотят быть более информированными. Что-то меняется в американском обществе — и это хорошее последствие этих выборов.

В Америке все происходит очень быстро: люди реагируют, ищут разные источники информации. Число подписчиков The New York Times после выборов резко выросло — потому что люди решили: да, мы хотим отдавать должное хорошим источникам. Месяц назад я говорил с другом из Чайнатауна, и он сказал мне: «Выборы помогли нам понять, что нам нужно более независимо потреблять новости и подходить к ним более ответственно». Так что я надеюсь, новости не умрут, а газеты продолжат выходить большими тиражами.

— А вы сами по ходу работы над проектом стали иначе потреблять новости?

— Разумеется. Для меня это все было тяжело, в первую очередь физически. Чем больше я путешествовал, тем более изолированным ощущал себя, по многу часов просто сидя в автомобиле. А автомобиль — это не что иное, как одиночная камера на колесах.

Расспрашивая всех людей, как они запоминают новости, как они используют их, как новости влияют на их семью, я глубоко погружался в частную жизнь американцев. Книга называется «Американские читатели дома», и вот этот «дом» в заглавии очень важен. Я направил камеру на читателей, а не на авторов, и мои собеседники говорили, что впервые чувствуют, что их мнение учитывается. Эта смена перспективы давала им много сил, а у меня забирала энергию. Я приезжал в мотель и выключал телевизор — для меня этого было слишком много. И чем больше развивался проект, тем больше я изолировал себя от новостей. Это парадоксально, но это так.

И у меня не было ощущения, будто я что-то пропускаю, потому что личные истории людей гораздо интереснее повестки дня, а повестка становится вторичной.


В этом году фестиваль Typomania пройдет в Музее Москвы и соберет участников из четырнадцати стран. В программе — четыре дня лекций, воркшопы по леттерингу и каллиграфии и более двадцати выставочных проектов.

26 мая в 17.00 Людовик Балланд выступит с лекцией о трендах в дизайне и верстке книг, с 26 мая по 3 июня будет работать выставка его работ и плакатов.

Выставка
Typomania 2018
  • Когда с 26.05.2018 по 03.06.2018
Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!