Про маленький и скромный театр «Около дома Станиславского» знает преступно мало людей. «Афиша Daily» срочно исправляет эту несправедливость, тем более что для этого есть отличный повод: в культовом театре Юрия Погребничко спустя 13 лет после пожара заработала реконструированная сцена. Почему это важно? Слово героям современного театра и искусства.

Алиса Хазанова
актриса, режиссер

«Это одно из немногих мест, где действительно, по-настоящему, работает твоя душа. Что-то такое сокровенное и важное, невысказанное начинает работать внутри тебя на спектаклях Юрия Погребничко. Это какая-то невероятно хрупкая материя, сотканная из мимолетных деталей. И тем особенно ценная. Мне кажется, можно выписывать людям поход на спектакли театра «Около» как лекарство. Для балансировки души».

Дмитрий Брусникин
актер, режиссер, педагог Школы-студии МХАТ

«Здесь [на новой сцене раньше] была жизнь, потом [после пожара] не было жизни, теперь чистоту навели, и вот теперь надо снова начинать жить. Это как переезд в новую квартиру. Я думаю, вот этот момент оживления места явно совершенно произойдет. Ведь Юра [Погребничко] работает с такими фактурами, которые имеют биографию, историю. Он вообще работает с исторической, даже с генетической памятью. Я человек сентиментальный, я моментально попадаю под обаяние Погребничко. Его театр — невероятно спокойный, при этом у него там бушует все каким-то особым буддистским способом. Помимо душевных переворотов, это еще и чисто эстетическое удовольствие — от смелости, от языка. Если человек в середине спектакля [«Магадан/Кабаре»] позволяет себе дать выступление баяниста на 23 минуты — это как?! И это же не просто прием, это же работа со смыслами. От песен времен моей бабушки перейти к Пьяццолле — это содержательно. Вообще, Погребничко в своих спектаклях говорит об одиночестве. А одиночество — это тема на все времена. И уж кому, как не нам, обладающим такой территорией, такими пространствами, говорить об одиночестве. Еще это весьма душеполезная история. Люди не идут в «Около» узнать что-то — тут что-то происходит с тобой».

© Максим Авдеев
Константин Богомолов
режиссер

«Это любимый театр. Умный. Скромный. Тихий. У этого театра нет лоббистов и богатых фанатов. А он прекрасен. Но он не для всех. Не люблю этого выражения, но в данном случае именно так. Этот театр надо почувствовать. Расположенный в самом центре Москвы, он сгорел давным-давно, в лужковские времена, и с тех пор театр отчаянно отбивался от желающих прибрать лакомое место. Перебивался, выживал. И вот при новом мэре театр не только выжил, он реконструирован, прекрасно оборудован и открыт! Это мое личное спасибо мэрии. Собянину. Департаменту культуры. Потому что когда реконструируются большие, признанные национальным достоянием театры — это обязанность. А когда такие маленькие театры, в прошлые времена павшие бы жертвой финансовой выгоды, — это что-то совсем другое. Это и есть образец настоящей неформальной культурной политики».

Источник

Олег Глушков
хореограф, режиссер, педагог ГИТИСа

«Новые люди, конечно, придут [в связи с открытием новой сцены]. Будет больше людей, больше народу узнает про «Около». Было такое чувство [на открытии], когда не хочется ни с кем делиться чем-то очень личным. Не знаю, стоит ли описывать, объяснять, что это за театр. Не убьется ли вербализацией весь его тон. Внутренне для меня этот театр является мерилом художественной смелости. Не в том смысле смелости, что, мол: «А сделаю-ка я вот так». А в том смысле, что общепринятые театральные законы формы и времени перестают работать тогда, когда есть мощный увлеченный авторский взгляд. Все те промежутки, все те повороты и перипетии, к которым нас приучили, законы формы, к которым мы привыкли, становятся не такими влиятельными, как тот авторский взгляд, который сам в тебе рождает новые законы».

Катя Бочавар
куратор, художник, арт-директор галереи «ГРАУНД»

«Я никогда до этого не была в театре «Около». Более того, не знаю, как со мной так нелепо получилось, я никогда об этом театре не слышала. И я была просто потрясена тем, как такое важное явление в культуре нашего города вообще могло мимо меня проскочить. Теперь я пойду на все спектакли Погребничко. Мне очень понравился спектакль «Магадан/Кабаре» [который показали на открытии новой сцены]. Мне он показался исключительно талантливым. Он в своем собственном формате. Этот формат — не то, что я делаю как режиссер, как художник и продюсер, но мне очень это понравилось, потому что я увидела в этом искру Божию, как говорится. Я в этом вижу талант, это меня всегда очень трогает. Талант режиссера. И вижу в этом пульс, вижу что-то живое».

© Наталья Базова
1 из 4
© Наталья Базова
2 из 4
Феликс Сандалов
издатель, главный редактор интернет-журнала «КРОТ»

«История театра «Около», как это пошло и банально бы ни звучало, неразрывно связана с чудом. Чудеса регулярно происходили на крошечной сцене в Вознесенском переулке — кто видел спектакли Погребничко, хорошо представляет это ощущение оторванности от мира и от самих себя, легкой диссоциации, охватывающей зрителей в зале, чувство максимального остранения (по Шкловскому) и выстраивания сложных связей в тексте, на первый взгляд разорванном, нашпигованном очень разными, порой конфликтующими нарративами. Теперь список чудес дополнился еще одним: с той маленькой сцены театр переедет на сцену столь же небольшую, но зато свою. В какой-то момент казалось, что этого никогда не произойдет, поскольку текущая реальность не предполагает в центре Москвы существования авторского театра, игнорирующего тренды и рынок. Сущностно, полагаю, мало что изменится: костяк театра «Около» мог бы все так же смешивать Кэрролла, Чехова и Беккета и ставить спектакли хоть в степи, хоть на Луне (а Погребничко помотало по всему Союзу, вплоть до мест, совсем уж мало приспособленных для жизни). При этом можно рассчитывать, что в новых обстоятельствах в «Около» могут попасть люди, которые прежде бы не добрались до тесного помещения над отопительным узлом у бывшей конюшни Станиславского, что означает, что еще несколько десятков, а может быть, сотен людей прочно инфицируются особой созерцательностью, характерной для постановок Погребничко. Учитывая, насколько мощно она влияет на мировоззрение и количество людей в театральных кругах, на чье восприятие повлиял «Около», ситуация кажется вполне многообещающей».

Краткая история театра «Около»

  • 1987
  • 1988
  • 1989
  • 1991
  • 1995
  • 1997
  • 2000
  • 2003
  • 2004
  • 2005
  • 2010
  • 2015
  • 2017
  • 2018
  • Театр «На Красной Пресне»
  • «Около дома Станиславского»
  • «Винни-Пух»
  • Наталья Рожкова и ностальгическое кабаре
  • Умирает Юрий Кононенко
  • Гран-при Эдинбургского фестиваля
  • Народный артист
  • Первая «Золотая маска»
  • Пожар
  • La Stalla и биомеханика
  • Вторая «Золотая маска»
  • Начало реконструкции
  • Третья «Золотая маска»
  • Завершение реконструкции
  • Юрий Погребничко получает приглашение возглавить Московский молодежный театр «На Красной Пресне». До этого Погребничко ставил спектакли по всему СССР — от Киева до Красноярска, работал в Театре на Таганке и несколько лет был главным режиссером Камчатского драматического театра.

  • Театр получает новое название — «Около дома Станиславского»; дом основателя МХТ действительно находится рядом. Погребничко привел с собой команду: художника Юрия Кононенко, актеров Валерия Прохорова, Лилию Загорскую, Николая Алексеева.

  • Юрий Погребничко ставит спектакль «Вчера наступило внезапно, Винни-Пух, или Прощай, Битлз», в котором персонажи Милна носят фирменные для «Около» шапки-ушанки, слушают речи Брежнева и цитируют Леннона. Спектакль создал театру репутацию одного из самых оригинальных и самобытных в Москве.

  • По приглашению Погребничко с театром начинает сотрудничать эстрадная певица Наталья Рожкова. Именно при ее участии формируется музыкальное направление в «Около», на афишах появляется новопровозглашенный жанр «ностальгическое кабаре».

  • Умирает художник Юрий Кононенко, бессменный соавтор всех спектаклей Погребничко.

  • Спектакль «Русская тоска» получает Гран-при Эдинбургского фестиваля. Умирает близкий театру «Около» философ, режиссер и богослов Евгений Шифферс. С театром начинает сотрудничать режиссер и актер Алексей Левинский.

  • Юрий Погребничко получает звание народного артиста и Государственную премию.

  • Спектакль «Странники и гусары» получает «Золотую маску» — приз критики.

  • Сгорает сцена, часть декораций и костюмы. Расследование выявило поджог. До сих пор под подозрением жители соседних домов, претендовавшие на занимаемое театром здание в Вознесенском переулке.

  • Обустройство временной сцены в соседнем здании, в котором в начале ХХ века находились конюшни семьи Станиславского. Сцена получает название La Stalla. Алексей Левинский открывает при театре «Около» лабораторию биомеханики.

  • Спектакль «Ля эстрада» получает «Золотую маску» в номинации «Лучшая работа режиссера».

  • Объявлено начало реконструкции сгоревшей сцены.

  • Спектакль «Магадан/Кабаре» получает «Золотую маску» в номинации «Лучший спектакль малой формы».

  • С этого момента театр располагает двумя сценами — новой и старой; обе камерные — на 80 и 60 мест. Осенью 2018 года театру «Около» исполнится 30 лет.

Юрий Погребничко
режиссер, художественный руководитель театра «Около дома Станиславского»

«Не бог весть какая мысль, наверняка ее уже высказывали, но она не предельно банальна. Пространство, которое мы запоминаем, позади, в детстве вы где-нибудь находились, потом дальше еще. Вы по нему ностальгируете. Можно подумать почему. Наверное, философы знают. Но это есть. И я думаю, это и есть проблема для постановщика. За три месяца мы надеемся перенести со старой сцены семь спектаклей. И я думаю даже, что это чересчур. Здесь трудность чисто техническая: эти доски разрезаны для другого сарая, как говорят в «Добром человеке из Сезуана» у Брехта. Что-то явно не переносится. Одно дело, когда постановщик имеет дело с банальной сценой, тогда он легко переносит свои спектакли [с одной сцены на другую]. Другое дело, что у нас старая сцена совершенно уникальна, она, по сути дела, не сцена, это же сарай. Мы там были больше десяти лет. Считается, что театр существует пятнадцать лет и больше он существовать не может. Обычно говорят — десять-пятнадцать лет, и все. Ну вот и все, что я могу сказать. Испытываю некоторое утомление. Хотя мне очень нравится фойе, вот этот третий этаж. То есть мне нравится скорее не сцена. Само собой, наличие сцены — тоже хорошо. Но кроме сцены — весь этаж высвобожден, можно в одном месте репетировать, в другом, в третьем и в четвертом. Тут же тебе и душ, и туалет. Можно перейти через верх, а там уже гримерки. Ну много хорошего. Может быть, это и плохо».

Подробности по теме
«Театр, может, штука и никчемная, но какая-то легкая… Ну как цветы»
«Театр, может, штука и никчемная, но какая-то легкая… Ну как цветы»
Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!