В издательстве АСТ вышел роман Энди Вейера «Артемида», действие которого происходит в недалеком будущем на поверхности Луны. «Афиша Daily» попросила астронома Владимира Сурдина оценить научную достоверность новой книги автора «Марсианина».

Владимир Сурдин
Владимир Сурдин

Доцент физического факультета МГУ, старший научный сотрудник Государственного астрономического института имени П.К.Штернберга, лауреат премии «Просветитель».

Из книги: «Мы принимаем все возможные меры к тому, чтобы лунная пыль не проникала в город. <…> К чему такие усилия? Просто лунная пыль исключительно вредна для человеческих легких. Пыль здесь состоит из крошечных острых частиц, поскольку на Луне нет перемен погоды, которые постепенно выглаживают частицы породы на Земле. Каждая пылинка — настоящий щетинящийся остриями ужас, готовый превратить ваши легкие в ошметки. Лучше пачку асбестовых сигарет выкурить, чем вдыхать эту дрянь».

Сурдин: Про пыль он пишет то, что рассказывали сами космонавты, которые страдали от этой пыли. Все четко, ничего нового он не придумал — да и зачем придумывать, если впечатления живых людей уже опубликованы.

У нас микрометеориты не долетают до Земли, они сгорают в атмосфере, а на Луне они все время бьют по поверхности, перемалывают ее, превращают в вещество, похожее на цемент. Внизу оно спекается, а верхний слой сантиметров в 15–20 — легкий, взвешенный.

А вторая история — это ультрафиолетовое солнечное излучение. Оно проходит до поверхности Луны, отрывает электроны у твердых частиц, электризует их, и они отталкиваются друг от друга — поднимается пыль. Днем над лунной поверхностью висит облако пыли, ночью оно оседает. Это постоянное поднятие-осаждение взрыхлило почву. И поскольку пыль электризована, она ко всему липнет, как у нас волосы к пластмассовой расческе. Посмотрите на фотографии — уже на второй день работы космонавты по пояс серые, пыль налипает на все. Тут все взято из прямых впечатлений живых людей.

Из книги: «По идее ты и должна была умереть, — ответила доктор. — <…> Ты пробыла в вакууме всего три минуты.
Я посмотрела на свои руки:
— Но почему эти три минуты не убили меня?
— Человеческое тело способно выдержать несколько минут в полном вакууме. В самой Артемиде давление достаточно низкое, поэтому у тебя не случился приступ кессонной болезни. Самая серьезная угроза — кислородное голодание, как и в тех случаях, когда человек тонет в воде. Они успели вовремя: еще минута — и ты была бы мертва».

Сурдин: Это некая экстраполяция. Людей пробовали помещать в вакуум, насколько помню, 40 секунд человек выдерживает, потом падает в обморок. Вейер здесь пишет о трех минутах и оправдывает это тем, что если ты живешь в разреженном воздухе, то для тебя попадание в вакуум не так фатально, как для человека, который живет в обычной земной атмосфере. Я не знаю, были ли такие опыты, но похоже, что он это понимает. Когда ты живешь при низком давлении, у тебя азот в крови растворен не так сильно, как при комнатных условиях. А в вакууме растворенный в крови азот становится причиной кессонной болезни: в крови появляются пузырьки азота — кровь как бы закипает; пузырьки начинают забивать капилляры — и прекращается кровообращение.

Из книги: «У тебя ожоги второй степени на руках и на задней стороне шеи. Наверное, это те места, которые напрямую соприкасались с лунной поверхностью. Плюс сильный солнечный ожог всего лица. Какое-то время придется раз в месяц проверяться на рак кожи, но в целом все будет в порядке».

Сурдин: Днем на Луне — на экваторе — температура поверхности около 125°C, это горячо. Но есть одна тонкость. Лунная пыль имеет очень низкий коэффициент теплопроводности, она хороший изолятор тепла. Если ты ее коснулся, она тут же остывает от твоего контакта, а снизу тепло не подходит. Почему металлический чайник нас обжигает — тепло сразу подходит через стенку. А, скажем, если ты касаешься пластмассового чайника, ожог получается не такой сильный: у пластмассы ниже скорость прохождения тепла. А у лунной пыли очень низкий коэффициент теплопроводности. Я думаю, что сильного ожога от лунной пыли не получишь, но частичный — можно.

Подробности по теме
«У нас тоже есть свои Хокинги»: интервью с астрономом Владимиром Сурдиным
«У нас тоже есть свои Хокинги»: интервью с астрономом Владимиром Сурдиным

Из книги: «Пожалуйста, не беспокойтесь о том, что от космического вакуума снаружи вас отделяет только это окно. Стекло в обзорном окне должно защищать от космической радиации, поэтому его толщина — двадцать три сантиметра. Этот побочный эффект делает его самой неуязвимой частью корпуса Центра туризма».

Сурдин: Стекло толщиной в 23 сантиметра не защищает от радиации. Оно может задержать только самый мягкий компонент солнечной радиации; а от галактических космических лучей вообще не защищает. Сейчас уже опубликованы проекты лунных городов, и умные фирмы будут покрывать свои убежища трехметровым слоем лунного грунта. Три метра грунта защитят, двадцать сантиметров стекла — пустое дело.

Подробности по теме
12 лучших книг о космосе
12 лучших книг о космосе

Из книги: «Чжин сделал глоток кофе и недовольно сморщился. Я уже замечала, что землянам страшно не нравится наш кофе. Против законов физики не попрешь — вкус у него дерьмовый.

Земная атмосфера на 20% состоит из кислорода. Остальное — газы, которые человеческому организму не нужны, как аргон или водород. А в Артемиде воздух состоит из чистого кислорода, находящегося при одной шестой земной силы тяжести. Это позволяет поддерживать нужный уровень кислорода без лишнего давления на купола. <…> Проблема только в том, что чем ниже атмосферное давление, тем ниже точка кипения воды. Вода на Луне закипает при 61 градусе Цельсия, так что кофе или чай просто не может быть горячее этого. Людям, привыкшим к очень горячему кофе, лунный кажется холодным и противным».

Сурдин: Вот тут он, конечно, заврался. Вот он пишет про лунный воздух. Это дорого обошлось американцам в период «Аполлонов». Они тоже решили, что не надо заполнять космический корабль нашим земным воздухом, в котором 75% азота, 25% кислорода. Зачем таскать лишний азот на себе? Он будет создавать давление, корабль надо будет делать прочным. Давайте азот выкинем, заправим космический корабль чистым кислородом. Давление будет в четыре раза ниже, можно будет делать в космической капсуле тоненькие стеночки, она от этого будет легче. Ну и чем дело кончилось? У них пожар трех космонавтов сжег.

Ясно, что на Луне никто не рискнет продолжать эту историю: жить в атмосфере чистого кислорода, когда любая искра тут же вызывает пожар и никуда не убежишь из этого помещения. Когда они на «Аполлонах» летали, каждый грамм был на учете; если ты сделаешь капсулу с тонкими стенками, легче будет проект реализовать. А на Луне не будет этой проблемы: навалили грунта — и никакое внутреннее давление вас не сломает.

Издатель АСТ, Москва, 2018, пер. Ф. Гомоновой
Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!