В августе на Netflix выложили «Икар» — документальный фильм, разоблачающий допинговую систему в российском спорте и опирающийся на свидетельства химика Григория Родченкова, который бежал из России в 2015 году. «Афиша» попросила фармаколога Юрия Дейгина прокомментировать основные положения картины.
Юрий Дейгин
Юрий Дейгин

Вице-президент фонда поддержки научных исследований «Наука за продление жизни», специалист по разработке и выводу на рынок новых лекарственных препаратов

Чтобы проверить, можно ли обмануть антидопинговую систему, режиссер «Икара», велосипедист Брайан Фогель, несколько месяцев подряд колет себе тестостерон. Это безопасно?

Фогель принимал не только тестостерон, но и человеческий гормон роста и стероид DHEA. Такую комбинацию очень часто используют бодибилдеры для того, чтобы нарастить мышечную массу. В силовых видах спорта подобный вид допинга применяется довольно широко. А вот в многодневных велогонках и других дисциплинах, где важна выносливость, даже больше, чем тестостерон, востребованы стимуляторы, повышающие эффективность сердечно-легочной системы и улучшающие восстановительные способности организма, — например, эритропоэтин (ЭПО). Его Фогель тоже принимал.

Что до опасности или безопасности стероидов и гормона роста — конечно же, есть вероятность возникновения побочных эффектов. Но если принимать их так, как это делают профессиональные спортсмены — под наблюдением врачей и с постоянным мониторингом биомаркеров, — то риск минимален. По этому вопросу мне нравится высказывание легенды бодибилдинга Дориана Йейтса, который открыто признает, что 12 лет принимал и стероиды, и гормон роста. Он сопоставляет риск длительного приема стероидов с курением — причем даже не в пользу последнего.

А сам Фогель продолжает принимать тестостерон — в качестве средства от старения. Кстати, именно по рецепту и под надзором антиэйджингового врача Скотта Брандта Фогель и начал применять тестостерон и гормон роста для своего эксперимента.

В фильме звучат грозные цифры: 99% процентов российских атлетов употребляют допинг, а половина олимпийских медалей в Сочи «грязные». Это похоже на правду?

© Белоусов Виталий / ТАСС

То, что в большом спорте атлеты применяют допинг, — секрет Полишинеля. На Олимпийских играх есть десятки видов спорта, где абсолютно все участники пользуются допингом — иначе атлет просто не попадет на Игры. И неважно, российские это спортсмены или зарубежные. Просто обычно допингующим спортсменам приходится за несколько месяцев до соревнований соскакивать с допинга, чтобы тот успел уйти из организма и не проявлялся на обязательных тестах, которым подвержены все участники Олимпийских игр.

По версии Григория Родченкова, экс-директора Московского антидопингового центра и ключевого «свидетеля обвинения» в «Икаре», ситуация с Сочи примечательна тем, что, имея в его лице своего человека в должности главы допинг-контроля, определенный круг элитных спортсменов получил возможность не соскакивать, а значит, оставаться на пике формы, в то время как у соскочивших этот пик прошел несколько недель назад. Соответственно, если я правильно понял слова Родченкова о «50% грязных медалей», половина наших медалистов в Сочи была из того самого списка элитных спортсменов, чьи анализы он самолично подменял.

Насчет того, похоже это на правду или нет, — смотря какой критерий использовать. Если нам нужно юридическое доказательство beyond a reasonable doubt, то слов Родченкова вряд ли достаточно. Да и тот факт, что какому-то спортсмену подменили мочу, еще не доказывает, что в исходной моче присутствовал допинг или что спортсмен вообще был в курсе заговора. Но в понятийной плоскости, где все причастные к большому спорту знают, что допингуют все, слова Родченкова звучат вполне правдоподобно. В фильме Фогеля это подтверждает даже Дон Кетлин — один из столпов допинг-тестирования, на протяжении 25 лет возглавлявший допинг-лабораторию Олимпийского комитета США при Калифорнийском университете Лос-Анджелеса (UCLA).

Родченков рассказывает, что советские спортсмены плотно сидели на анаболиках. Это так? Какие еще запрещенные препараты использовали в СССР и на Западе?

Допинг стар как мир — вернее, как большой спорт. Еще в III веке до н. э. в Греции олимпийцы применяли галлюциногенные грибы для создания правильного психоэмоционального настроя. Другие растения использовались для увеличения силы или выносливости, третьи — для обезболивания.

В начале XX века велогонщики «Тур де Франс» поголовно пользовались различными фармакологическими средствами для улучшения показателей, причем выдавали их сами организаторы — никаких запретов в то либертарианское с точки зрения фармакологии время еще не было.

В 1950-х годах начался тестостероновый бум. Советские олимпийцы применяли различные стероиды под прямым тренерским надзором. А анекдоты про мужеподобных гэдээровских спортсменок в ходу и по сей день.

В 1970-х и 1980-х набирали популярность методы повышения выносливости и восстановительных способностей, в основном направленные на увеличение уровня эритроцитов (переносчиков кислорода — клеток крови, богатых гемоглобином), — например, переливание крови. Чуть позже благодаря прорывам в генной инженерии компания «Амджен» вывела на рынок тот самый рекомбинантный эритропоэтин, впоследствии стоивший карьеры Лэнсу Армстронгу.

Также можно упомянуть целый класс психостимуляторов, которыми пользуются профессиональные спортсмены. Среди них и амфетамин, и модафинил, и даже старый добрый кофеин.

Проводились ли когда-нибудь расследования против советских спортсменов — если, по словам Фогеля, в России никогда не было антидопинговой программы?

На Западе довольно распространены публичные расследования против профессиональных спортсменов. Лэнс Армстронг, наверное, самый известный пример, но в 1980-х годах дело канадца Бена Джонсона гремело не меньше. Бегунья Мэрион Джонс, бейсболист Марк МакГвайр и многие другие атлеты тоже подвергались громким публичным бичеваниям. В 2002 году громкое дело против компании BALCO затронуло 20 топовых американских спортсменов и заставило бейсбольную ассоциацию США ввести строгий запрет на применение допинга.

В России чего-либо подобного на моей памяти не было. Да и вряд ли это возможно, учитывая абсолютную индифферентность общества к куда более громким скандалам.

Родченков подробно описывает государственную допинговую систему в России: согласно его показаниям, в нее вовлечены министр спорта, его заместитель, ФСБ и президент страны. В этой схеме, однако, отсутствует бывший глава РУСАДА Никита Камаев. Выходит, все происходило без его ведома?

© Владимир Песня / РИА Новости

С учетом того что Родченков и Камаев близко дружили, что косвенно подтверждает показанный в фильме Фогеля факт их переписки в мессенджере за день до смерти Камаева, предположение, что Камаев был не в курсе махинаций Родченкова, мне видится маловероятным. Более того, как упоминается в фильме, Камаев сам собирался издать книгу с откровениями о допинге в большом спорте, причем он утверждал, что секретные допинговые госпрограммы существуют во многих странах, включая США.

Авторы фильма много цитируют доклад Ричарда МакЛарена, возглавляющего комиссию WADA по расследованию махинаций с допинг-пробами российских спортсменов между 2012 и 2014 годом (включая Олимпиаду в Сочи). Насколько можно верить этому документу?

© Алекс Макнотон / РИА Новости

Я не читал сам доклад, только ключевые тезисы из него. Меня немного удивило то, что в докладе утверждается, будто группе Родченкова удалось вскрыть аж 643 «невскрываемых» контейнера швейцарского производителя Berlinger Special AG, чтобы заменить в них анализы на чистые. Факт вскрытия комиссия МакЛарена установила по «невидимым невооруженным глазом царапинам». Мне любопытно, могут ли эти царапины возникнуть при обычном использовании контейнера — например, если немного неровно начать закручивать крышку? Также хотелось бы узнать, был ли проведен поиск таких царапин на априори «чистых» контейнерах, которые точно никто не вскрывал. При этом компания — производитель этих контейнеров утверждает, что в независимых тестах их вскрыть так и не удалось.

Российские атлеты не единственные, кого в последние годы обвиняли в употреблении допинга. Как спортсменам из других стран удавалось обманывать эту сложную систему, находясь под неусыпным контролем WADA?

Как я уже говорил, большинство спортсменов обычно соскакивает с допинга заранее. Никто не хочет играть в эту рулетку с WADA. Да и в нее не поиграешь, если нет поддержки от самого казино. А вот если она есть, все довольно просто — заменить «ненужный» анализ на «нужный» можно на различных стадиях.

Если российский спорт все время был таким «грязным», почему об этом стало известно только сейчас? Зачем тогда в принципе нужно Всемирное антидопинговое агентство — по крайней мере, в его нынешнем виде?

Я уже говорил, что, по-моему, во всем мире большой спорт «грязный», хотя мне очень не нравится этот термин. Почему одни классы веществ запрещены, а другие разрешены, я и сам не понимаю. Еще менее понятно это в свете того, что для некоторых атлетов WADA делает «терапевтические исключения», разрешая им применять запрещенные для других спортсменов препараты.

Что же касается WADA, то нужна она в первую очередь сама себе — это высокооплачиваемая бюрократическая машина, которая до бесконечности может совершенствовать методы контроля за спортсменами, теша коллективное бессознательное заверениями о том, что они «делают спорт честнее». Но это лишь иллюзии для наивных. Самое честное, что можно сделать в сегодняшнем спорте, — это признать, что топовые спортсмены всегда использовали и будут использовать любую возможность стать быстрее, выше, сильнее, чем их соперники, — и отменить все запреты.