В Фонде культуры «Екатерина» проходит масштабная выставка российского искусства первой половины 2000-х годов с главными блокбастерами Олега Кулика, Дубосарского и Виноградова и Павла Пепперштейна. «Афиша» попросила куратора и коллекционеров рассказать о самых главных экспонатах.

Супруги Владимир и Екатерина Семенихины, в активе у основанной им компании «Стройтэкс» более 1 млн построенных квадратных метров в Москве и области, в 2002 году основали Фонд культуры «Екатерина». За 2000-е им удалось собрать внушительную коллекцию работ самых ярких представителей русского актуального искусства. Новая экспозиция посвящена именно этой современной части коллеции.

Саша Харитонова
куратор выставки
Современная часть коллекции Екатерины и Владимира Семинихиных начала формироваться в конце 1990-х — начале 2000-х годов. После нескольких выставок о 1980-х и 1990-х нам показалось важным обратиться и к 2000-м годам уже на материале собственного собрания. Коллекция Владимира и Екатерины — одна из самых репрезентативных, на мой взгляд, а показываем мы ее не так часто. Конечно, прошло еще мало времени для возможности глубокого анализа и научного исследования, но наша задача прежде всего показать работы и вспомнить галереи, которые все же были «двигателем процесса» в 1990-х, а в 2000-х к ним присоединились коллекционеры. Роль коллекционеров тоже очень важна, помимо рыночной истории есть еще и другая, некоммерческая — это поддержка выставочных проектов и художников, а также открытие частных пространств и музеев. Екатерина и Владимир Семенихины были одними из первых, кто на это решился, открыв залы фонда в 2007 году.
Владимир и Екатерина Семинихины
К современному искусству мы приходили последовательно — сначала через классические произведения, то, что под ним понимается в России, — я имею в виду Айвазовского, Шишкина и Щедрина, Лебедева. После этого мы начали покупать авангард, но приобрели его не так много — были проблемы с провенансом. Многие люди наговаривали друг на друга, давали противоположные суждения по поводу одних и тех же произведений, поэтому мы перестали мучить себя провенансом и стали собирать «Бубновый валет», и уже после этого стали коллекционировать нонконформистов и современное актуальное искусство. Cегодня мы понимаем, что многие работы мы купили по смешным ценам, но тогда это казалось очень дорого. Иногда нам удавалось выторговать для себя более удачные условия — дешевле или в рассрочку, но в целом это всегда было непросто. Покупать искусство на аукционе — это целая наука. Мы, например, пытаемся покупать одновременно с двумя представителями, чтобы все думали, что один из них покупает для нас, и не обращали внимания на другого. И есть много других секретов. Сейчас ни с одной работой из нашей коллекции нам бы не хотелось расстаться, — мы покупаем только те вещи, которые нам очень нравятся, у нас нет цели заполнить математическую таблицу на того или иного автора. В актуальном искусстве мы постоянно открываем для себя новых художников, и это непростой поиск. А когда мы покупаем новую работу, сразу появляется это удивительное чувство, которое может пережить только коллекционер, когда его страсть удовлетворена. Тогда мы ставим ее на видное место и наслаждаемся — или отправляем немного путешествовать.

Дубосарский и Виноградов «Земля — чемпион!»

Картину «Земля — чемпион!» мы купили в Манеже на «Арт-Москве», наверное, в 2004–2005 году. Тогда за нее пришлось действительно побороться — не забывайте, что в это время все ринулись скупать современное искусство в галереях. Большую часть произведений мы покупаем дистанционно — просто потому, что везде не успеваем. В тот раз мы отметили работы, какие берем точно, а над какими будем думать. Мы очень хотели купить эту картину, но на галерею обрушилось большое количество запросов именно на нее — возможно, сказался и тот факт, что мы ее захотели (на тот момент мы уже успели заявить о себе), а может быть, она действительно так всем понравилась. Но мы рады, что Лена Селина все-таки продала ее нам, хотя на «Арт-Москве» были коллекционеры, которые предлагали за работу двойную цену. Потом эту картину у нас многократно пытались выкупить — и также предлагали двойную цену, но мы, конечно же, отказались. Нам она понравилась, мы собираем собственную коллекцию, а не зарабатываем на этом. А картина сейчас висит у меня в рабочем кабинете — в окружении картин Булатова.

Олег Кулик «Теннисистка»

Это первый объект, который мы купили именно для Фонда культуры «Екатерина». Тогда мы решили приобрести знаковые вещи, о которых до того не задумывались, потому что их было бы сложно хранить в квартире или доме.

«Теннисистка» — это очень большая, достаточно хрупкая и капризная вещь, которую трудно экспонировать. Но с ней мы, честно говоря, не прогадали. Ее часто просят музеи, она не вылезает из-за границы. Конечно, перевозить ее непросто, вслед за ней нужно посылать двух работников фонда, которые занимаются монтажом. Но все идут на такие затраты. В современном искусстве она практически эталон своего времени, а послужной список включает знаковые зарубежные выставки. Она разбирается, и с ней происходят курьезные случаи — подробностей рассказывать не буду, скажу только, она живет своей жизнью и всем очень нравится.

Мы ее тоже купили у Лены Селиной. Она нас долго в этом убеждала, и спасибо ей за это — на тот момент мы не до конца понимали, что это за вещь. Работа была достаточно дорогой, а мы стараемся не переплачивать — покупать только тогда, когда мы решим, что это действительно нужно, что без этой работы мы не можем обойтись.

Из серии «Артефакты», Франциско Инфанте в соавторстве с Нонной Горюновой

Эти работы мы купили на аукционе в галерее «Кино». Раньше у нее мы покупали много современного искусства и нонконформистов, в какой-то момент они сделали нам предложение по актуальному искусству, что было довольно необычно: галерея этим особенно не занималась. Но их подборка оказалась достаточно интересной, про Инфанте мы тогда уже много слышали, часто встречали его на аукционах. Это были первые работы Инфанте, которые мы приобрели. Потом покупали его еще много, но, как это часто бывает, первые запомнились сильнее всего. Тогда мы их посчитали необычными, кроме того, до этой покупки мы и на фотографии почти не обращали внимания — а потом стали приобретать и фотографические вещи. Сейчас мы очень довольны, что вовремя обратили на это внимание, а работа висит в офисе в переговорной.

Павел Пепперштейн «Флаг в ландшафте», «Америка»

Для нас это тоже знаковые работы: первые картины Пепперштейна, которые мы приобрели. Тогда на «Арт-Москве» мы купили сразу две его работы. На одной — спокойный пейзаж и русский флаг, на другой — бушующее море и много американских флагов. Они продавались отдельно, и американские флаги никого, видимо, не заинтересовали — все боролись за русский, хотя само произведение — два триптиха, и очень большие. Так получилось, что оба ушли к нам, — галерея «Риджина» пошла нам навстречу, потому что мы покупали сразу оба. Недавно мы говорили с Ольгой Свибловой, она пришла к нам на выставку и сказала: «Представляете, я же тоже торговалась за эту работу Пепперштейна. Но я вообще не знала, что существует еще другая такая же». Так она оказалась одной из тех, кто тоже хотел эту работу, — о чем мы узнали совершенно случайно неделю назад.

Эта работа нам очень нравится, и время показало, до чего она важная, — ее выбрал куратор для большой ретроспективы «Россия!» сначала в Нью-Йорке, а потом и в Бильбао. На той выставке были представлены все формы русского искусства — от иконописи и до наших дней.

С того времени мы приобрели и другие работы Пепперштейна. Из последних приобретений — серия, которую он представлял в Русском павильоне на Биеннале в Венеции, когда куратором была Ольга Свиблова. Она, кстати, недавно делала реконструкцию этой выставки в ММАМ. Мы узнали, что серия распродается за долги и уходит с торгов в Германии. Здорово, что эта информация не дошла до его других почитателей, и мы купили всю серию, почти не торгуясь, вернули почти 50 работ в Россию. Иначе их больше никто бы не увидел — после биеннале серия была сразу продана в частные руки. А теперь она у нас в коллекции. Мы не дружим с Пепперштейном так близко, как с Эриком Булатовым, но мы его хорошо знаем, точно так же как и Пивоварова, работ которого у нас тоже много. Павел Пепперштейн — человек, безусловно, одаренный, и где-то он напоминает нам творчество Эрика, но в более молодом и раскованном виде. Он очень разноплановый художник, и совершенно понятно, что имеет свое определенное место в истории русского искусства.

Сергей Шеховцов «Кинотеатр»

Его мы тоже купили в «Риджине». Почему-то Сергей отказывается, когда его называют «поролоном», хотя, это бы отлично его дополняло. С точки зрения хранения поролон очень хрупкий материал и для коллекционеров является большой головной болью. Мы все время озабочены тем, как бы все это сохранить. В этом случае художник относится к материалу с определенной долей юмора: поролон рассыхается, и сейчас непонятно, сколько в таком состоянии он может просуществовать. Может быть, лет через 50 появится идея, как все это сохранить, но сейчас Сергей считает, что в его произведениях и выражена суть искусства — сиюминутного и текучего. Хотя для коллекционера это не очень здорово.

Работы у Сергея, конечно же, потрясающие, очень красивые, а «Кинотеатр» — это одна из самых больших работ в нашем собрании. Нам он очень понравился потому, что это не просто объект, но еще и достаточно узнаваемые портреты. Фигурки людей узнаваемы — здесь изображены те, кто что-то понимает сегодня в русском актуальном искусстве, и очень интересна реакция этих людей, когда они себя находят.

Я думаю, Шеховцов останется в истории искусства: он самобытный. Если вы смотрите на произведение и точно знаете, кто его сделал, то этот художник уже нашел себя в истории. Можно по-разному оценивать стоимость работ, но для нас самое главное — их художественная ценность, и Шеховцов — очень важный художник для нашей коллекции.