В издательстве «Самокат» вышла «Мой папа — птиц» — повесть Дэвида Алмонда, посвященная взаимоотношениям непутевого отца и дочери. «Афиша Daily» публикует фрагмент книги.
Дэвид Алмонд
Дэвид Алмонд
Лауреат Международной премии Андерсена, один из лучших в мире детских писателей («Скеллиг», «Меня зовут Мина», «Мальчик, который плавал с пираньями»)

Мистер Пуп посмотрел на папу поверх забора. И открыл калитку.

— Но вы у нас уже числитесь, мистер Кар-Кар, — сказал он.

— Речь не обо мне, — пояснил папа. — Со мной летит моя птичка.

Сделав шаг в сторону, он подтолкнул Лиззи вперед.

— Отлично! — обрадовался мистер Пуп. — А не мала ли она для такого опасного приключения?


— Я о ней позабочусь, — сказал папа. — Птицы — самые заботливые родители на свете.


— Гм-м-м, — протянул мистер Пуп.

Папа провел его в дом. Прищурившись, мистер Пуп смерил Лиззи скептическим взглядом и покачал головой.

— Она сильная, — заверил его папа. — Она храбрая. Самая храбрая в мире. Так все говорят, верно, Лиззи?

— Все-все? — уточнил мистер Пуп.
 Лиззи пожала плечами. Она вспомнила, что сказал про нее однажды мистер Ирис, что иногда говорит тетушка, что всегда твердит ей папа. А еще она вспомнила маму, которая повторяла: «Ты храбрая, ты смелая, ты самая отважная из всех отважных».

— Наверно, все… — ответила Лиззи мистеру Пупу.

Взгляд мистера Пупа на миг смягчился.


— Хорошая девочка, — прошептал он.

Потом он достал чистый бланк и послюнил карандаш.

— Имя? — спросил он.


— Элизабет, — сказала Лиззи.


— Э-ли-за-бет, — вывел мистер Пуп. — Фамилия?

— Элизабет Кар-Кар! — подсказал папа.


— Кар-Кар? — Лиззи опешила.


— Кар-Кары мы, — пояснил папа. — Кар-кар-кар!

Мистер Пуп смотрел на них пристально-препристально.


— Вы уверены? — спросил он.


— Да, — быстро ответил папа. — Что мы свою фамилию не знаем, что ли?


— Знаем… — неуверенно подтвердила Лиззи и принялась каркать вслед за папой, точно ворона.

— Кар-кар! Кар-кар-кар!

Мистер Пуп записал фамилию.

— Род занятий? — спросил он.

Лиззи пожала плечами.

— Я просто девочка, — сказала она. — В школу хожу.

— Нет, — возразил папа. — Ты не просто девочка! Ты девочка-птичка. Я — птиц, а она — птичка. Это у нас семейное.

Мистер Пуп заполнил графу «Род занятий» маленькими округлыми закорючками. Дописал. Задумался. Снова взглянул на папу с Лиззи. Он всматривался в их крылья.

— Движущая сила? Крылья и вера, так надо понимать?

— Совершенно справедливо, — сказал папа. — Крылья и вера. А еще клюв и гребень. Покажи ему, Лиззи.

Лиззи надела клюв и гребень.


— Вы такого, небось, в жизни не видели! — воскликнул папа. — И у нас будут длинные хвостовые перья, как у настоящих птиц. Это Лиззи придумала. Она гений! Изобретатель
 наших движущих сил!

Мистер Пуп осмотрел Лиззи и папу с головы до ног. Заглянул в гнездо. Почесал щеку. Лизнул карандаш.

— Гм-м-м… — пробормотал он. — Гм-м-м-м-м-м…

Он почесал свой круглый животик.

— Участников-то с каждым днем все больше, — произнес он. — С Мадагаскара приплыл чемпион по прыжкам в длину. Из Смоленска припрыгал прыгун с шестом. С острова Мальта прилетела воздушная гимнастка, с Кубы прикатил на тележке уличный разносчик, да еще из Ташкента пританцевали семь дервишей. Парашютисты, эквилибристы и силы-тяжести-преодолевисты. У одного парня миллион розовых резинок. Есть планеры, гигантские шаги, трехметровые арбалеты и…

— А еще есть мы! С крыльями! — воскликнул папа.

— Увы! — подтвердил мистер Пуп и протянул Лиззи заполненную анкету и карандаш. — Речка в это время года очень мокрая, мисс Кар-Кар, — добавил он. — Подпишите вот здесь. И здесь. И еще здесь.

Лиззи подписалась и улыбнулась.

Он проверил ее подписи.

— Заявка принята! — объявил он и, поставив внизу свою закорючку, сунул папку под мышку. — Мисс Кар-Кар, а нет ли у вас случайно подводных крыльев? — спросил мистер Пуп.

Папа фыркнул.


— Водные-подводные! Кому они нужны, мистер Пуп? Идите уже, вам пора.


Мистер Пуп направился к калитке.


— До воскресенья! — крикнул он напоследок. — Взлет в десять утра!

Папа закрыл за ним дверь.


— Папа-птиц и дочка-птичка! — сказал папа. — Мы станем самыми знаменитыми в мире летунами! Нам не будет равных! Йо-хо-хо!

Он принялся кружить по комнате, но потом вдруг остановился и задумался.

— Я уступаю тебе победу, Лиззи, — произнес он.

— Что?


— Я хочу, чтобы ты победила. Ближе к финишу я приторможу, чтобы ты меня догнала и перегнала. Со свистом! Пролетишь мимо — и вот он, финиш! Ура-а-а! Лиззи Кар-Кар, девочка-птичка! Поскорей вручите этой девочке тысячу фунтов!

Они захихикали. Умолкли. Прислушались.

— В саду кто-то есть, — шепнула Лиззи.

Они подкрались к окну, выглянули.


— Кто там может быть? — прошептал папа.

Вроде все как обычно: стоят деревья… под ними сгущаются тени. Но шорохи слышатся явственно, и это не шелест листвы. А вот что-то мелькнуло — в самой густой тени, под деревьями. Что это? Кто? Лиззи всматривалась, всматривалась и наконец различила знакомый силуэт.

— А-а-а, это опять тетя, — сказала Лиззи и ахнула: — С ней мистер Ирис!

— Быстро! — скомандовал папа. — В гнездо!

Издательство «Самокат», Москва, 2017, пер. О.Варшавер