В театре «Шалом» поставили спектакль «Полная иллюминация» по смешному и трагичному роману Джонатана Сафрана Фоера о поисках на просторах Украины девяностых годов уничтоженного в войну еврейского поселения. Анастасия Паукер рассказывает, как эта история, срифмовавшаяся с новостной лентой, оказалась важным вневременным высказыванием.

Американский писатель Джонатан в сопровождении переводчика-одессита путешествует по Украине 1990-х годов. Едут они в Трохимброд — еврейское поселение в западной части Украины, уничтоженное немцами в 1942 году. Едут, чтобы поблагодарить женщину, спасшую жизнь деду Джонатана. Синопсис романа Фоера в 2022 году уже выглядит смело. «Полная иллюминация» в постановке Галины Зальцман стала одной из первых премьер обновленного театра «Шалом», который в 2021 году перешел под руководство режиссера Олега Липовецкого — и это чуть ли не единственная хорошая театральная новость за весь прошлый сезон.

Если второй, пожалуй, еще более известный роман Фоера «Жутко громко и запредельно близко» уже появлялся на российской сцене, то полуавтобиографический роман, с которым молодой Фоер триумфально дебютировал еще в начале нулевых, до сих пор не был инсценирован. Теперь же реальность сильно изменилась и будто сама вытолкнула «Полную иллюминацию» на поверхность.

История поиска уничтоженного украинского штетла выглядит разом и почти что притчевой, и очень своевременной.

Роман сконструирован из двух чередующихся элементов. Один — письма, которые Алекс уже после окончания поездки пишет Фоеру на уморительно ломаном английском (сам он считает свой язык блистательным, потому щедро и не всегда к месту сдабривает его идиомами и метафорами, каждая из которых становится произведением одесского искусства). Второй — главы исторического романа, в котором Фоер-персонаж описывает жизнь своего рода, проживавшего в Трохимброде с 1791 года. Текст балансирует между беспечным и непобедимым одесским юмором и трагедией поселения, приговоренного к расстрелу.

© Лана Павлова/Театр «Шалом»

Легкость, с которой Галина Зальцман работает с этим сложным материалом, удивительна. Силу слова (а одно из главных достоинств романа — это именно язык, за что спасибо в том числе и выдающемуся переводу Василия Арканова) она обращает в игровой ресурс, и артисты театра «Шалом» справляются с поставленной задачей максимально точно. Первый акт — это торжество игры, энергии и сплошная юмореска, второй — трагедия, перекочевавшая сквозь десятилетия из прошлого в настоящее. Этот спектакль в силу места и времени своего появления требовал от каждого из членов команды максимального такта, чуткости, баланса. Рассказать историю поиска уничтоженного украинского поселения, настолько рифмующуюся с происходящим сегодня да еще и написанную с внушительной долей юмора, — задача, требующая максимальной режиссерской и актерской точности.

Смеяться над этими героями можно только в том случае, если полюбишь их всем сердцем. И любовь действительно случается уже минуте на пятнадцатой спектакля.

Джонатан едет по Украине в компании Алекса, а также его неистового слепого деда-водителя и экстравагантной собаки-суки в чарующем исполнении Светланы Свибильской, и сцены их путешествия чередуются со сценами из жизни трохимбродцев. В левой части сцены размещается разудалая экскурсия, с правой стороны трохимбродцы тонут, влюбляются, проламывают черепа, женятся и занимаются любовью — в общем ведут свою историю от 1791 года к 1942-му. Во время Второй мировой Трохимброд превратится в гетто, куда будут свозить евреев из соседних городов и сел.

Алекс в прекрасном исполнении Антона Шварца — главная пружина всего действия, вокруг него все движется с бешеной энергией и простотой. Он ведет повествование, он больше всех хочет, чтобы путешествие увенчалось успехом, и прилагает к этому все возможные усилия. Алекс не столько переводчик, сколько проводник между испуганным американским писателем и дедом, между двумя разными культурами и эпохами. Писатель (деликатный Данила Теплов) до смерти боится собак, не ест мясо, серьезен и растерян. Дед утверждает, что слеп, но сквозь волны отборной ругани все же везет писателя в ненавистный Луцк, что рядом с еврейским местечком Трохимброд (евреев он, к слову, тоже ненавидит). Роль деда исполняет Дмитрий Уросов — и это, пожалуй, самый сложный персонаж: между домом и Трохимбродом, оказывается, пролегает вся его жизнь, а это путешествие становится для него судьбоносным. С этой землей он повязан страшной тайной, а придуманная слепота и кромешная обаятельная ненависть лишь маскируют острую боль и невозможность простить себе чудовищное прошлое. Главная идея спектакля кроется именно в истории персонажа Дмитрия Уросова, и он доносит свой месседж очень точно. Его финалом будет нежданная отчаянная исповедь и трагедия, крепко связывающая прошлое с настоящим.

Галина Зальцман ставит историю о том, что никто не исчезает бесследно. О том, что город можно стереть с лица земли, но уничтожить его потомков, память, сохраненную в людях, предметах, книгах, в земле, нельзя никак.

А еще спектакль «Полная иллюминация» — о том, что даже это проходит, что память, покаяние и любовь когда‑нибудь оказываются выше возмездия. Но надо как‑то дожить до этого момента.

Подробнее на Афише
Расписание и билеты
Подробности по теме
Джонатан Сафран Фоер: «Когда ты молод, кажется, что все время принадлежит тебе»
Джонатан Сафран Фоер: «Когда ты молод, кажется, что все время принадлежит тебе»