Театр в этом году столкнулся с рядом проблем, многие из которых кажутся неразрешимыми: отъезд из России режиссеров и драматургов, отмена международных проектов и фестивалей, смена художественных руководителей. Мы поговорили с театральными деятелями о том, как они видят настоящее и будущее индустрии.

Театр в России исторически больше чем театр: еще в начале 20 века Мейерхольд в спектакле-митинге «Зори» задействовал зрителей в качестве массовки и сообщил в одной из сцен о Взятии крепости Перекоп в 5 картине — с тех пор каждый вечер актеры зачитывали в спектакле свежие сводки с фронта.

Театр острее и часто быстрее других видов искусства реагирует на социальные и исторические изменения, ищет способы рассуждать о самых насущных вопросах и помогает выстраивать диалог — в том числе и международный. Тем более что российский и мировой театр взаимодействуют давно: системой Станиславского пользуются во всем мире, а эмигрировавший Михаил Чехов не только был востребованным педагогом и создателем собственной системы, но и получил номинацию на «Оскар» в 1946 году.

Когда в 2022 международные политические конфликты коснулись и культуры, театр столкнулся с рядом проблем, многие из которых кажутся неразрешимыми: отъезд из России режиссеров, драматургов, художников, отмена и невозможность международных проектов и фестивалей, неизвестное будущее.

Самые заметные потери — бесконечный список людей, которые больше не работают в российских театрах. Среди них и зарубежные мастера, много лет посвятившие российской сцене, и соотечественники, во многом сделавшие российский театр — важной и заметной частью театра европейского: режиссеры Римас Туминас, Миндаугас Карбаускис, Кирилл Серебренников, Дмитрий Крымов, Тимофей Кулябин, художники Ксения Перетрухина и Вера Мартынов, драматурги Михаил Дурненков и Саша Денисова, актрисы Чулпан Хаматова и Юлия Ауг.

Российский театр активно участвовал в европейской жизни: когда начиналась осень, начинались международные фестивали. Кастеллуччи и Уилсон на Solo, Тальхаймер и Остермайер на Net, Кеерсмахер и Фабр на Территории — при должном запасе времени и билетов театрал в Москве с начала осени до зимы мог себя чувствовать как в Европе. И даже те, кто решил не уехать, а остаться, не могут не ощущать, как рвутся связи, которые кропотливо выстраивались в течение многих лет.

С 2015 года в Санкт-Петербурге проходил международный фестиваль «Точка доступа», специализировавшийся на сайт-специфических проектах в нетеатральных пространствах. Российские и зарубежные режиссеры приглашали зрителя в торговый центр и отель, в Русский музей и заброшеный ДК, в супермаркет и в салон сотовой связи. В ковидном 2020 году «Точка доступа» прошла онлайн — например, берлинская театральная компания Rimini Protokoll специально для «Точки доступа» перенесла в интернет спектакль «Call Cutta at Home». 24 марта команда международного Летнего фестиваля искусств «Точка доступа» сообщила о том, что фестиваля больше не будет: «Как институция мы где‑то выбирали быть чуть тише, чтобы маленькими шагами приближаться к прекрасной России будущего, чтобы существовать дальше, чтобы голоса очень разных художников могли равноправно звучать. Но нашей ключевой ценностью всегда была свобода. <…> У нас нет никаких прогнозов. Но есть огромная благодарность зрителям и участникам, всем тем, кто помогал делать фестиваль. Спасибо, что были с нами, и берегите себя. Любовь обязательно победит»

Как рассказала «Афише Daily» главный редактор журнала «Театр» и один из создателей фестиваля NET, он же Новый европейский театр, Марина Давыдова, мешает не только политика, но и экономика: «Театры из Европы в Москву сейчас невозможно довезти даже логистически: фура [с оборудованием и декорациями] будет ехать вечность, стоимость билетов одного коллектива сожрет половину всего бюджета». Фестиваль NET в 2022 не состоится.

Тем не менее, нельзя сказать, что театральная жизнь замерла совсем. В последние дни июля объявил свою программу фестиваль моноспектаклей Solo, который в разные годы привозил в Москву спектакли Ромео Кастеллуччи, Боба Уилсона и Теодороса Терзопулоса. Строго говоря, в этом году его по-прежнему можно назвать международным благодаря участию театра из Сухума. Впрочем, Абхазия представлена русским театом драмы имени Ф.А.Искандера, а в моноспектакле «Не обо мне» Марии Романовой играет Вера Бабичева — заслуженная артистка Российской Федерации, хорошо знакомая московскому зрителю по ярким ролям в постановках прошлого худрука Театра на Малой Бронной, Сергея Голомазова. Кроме него, с 1 по 10 октября в Театральном центре На Страстном и в Боярских палатах, где проходит фестиваль, можно будет увидеть спектакли из Москвы, Санкт-Петербурга, Лесосибирска, Петропавловска-Камчатского, Тюмени, Вологды, Владимира, Нижневартовска и Великих Лук.

К концу сезона российские театры оказались в ситуации неопределённости — и это мягко сказано. Тем не менее, многие из них не опускают рук, находят способы продолжать творить, ищут новых инвесторов и спонсоров и вообще строят планы на будущее в меняющейся ситуации в стране и мире. Мы узнали у представителей индустрии, как сказалась нарастающая изоляция России на жизни театральных институций, как они ощущают себя в это тревожное время и как планируют справляться с вызовами, которые ставит перед ними 2022 год.

Екатерина Якимова

директор международного фестиваля-школы современного искусства «Территория».

«Территория» не только знакомила столичную публику с работами главных героев мирового театра, танца и совриска (среди них, например, компания Rimini Protokoll, Боб Уилсон, Эймунтас Някрошюс, Саймон Стоун, Ян Фабр, танцевальная компания Peeping Tom, хореографы Анна Тереза де Кеерсмакер, Мэг Стюарт) , но и проводила школу для специалистов театрального дела. И практически все участники фестивальной программы так или иначе общались со студентами «Территории» — в формате лекции, мастер-класса или беседы. Кроме того, после спектакля предполагалось обсуждение со зрителями команд спектаклей — так «Территория» образовывала и зрителя. В этом году не будет основной программы. Но с 21 по 30 октября пройдет фестиваль «Территория. KIDS». Среди участников программы — Кирилл Люкевич, Галина Зальцман, Полина Кардымон, Вячеслав Игнатова и Мария Литвинова. Игнатов и Литвинова, а также Люкевич знакомы зрителю «Территории», Зальцман и Кардымон становились номинантами «Золотой Маски». А уличный спектакль Люкевича «4elovek v maske» получил российскую национальную театральную премию в номинации «Эксперимент» в 2021 году.

Чтобы переформатировать большой фестиваль, которому 17 лет, нужно время. Осмысление происходящего, перепрограммирование — все это не механические процессы. Не будем делать вид, что международный фестиваль не изменится от того, что в программе условную Германию заменили на условную Турцию. Построение экспертизы в области новых зарубежных культурных рынков, выстраивание нового диалога с культурными инстанциями и бизнесом требуют и времени, и средств.

Уникальность «Территории» — не только в сильной гастрольной программе, но и в том, что это фестиваль-школа. И нам важно сохранить программу стажировок для талантливых молодых людей, представляющих современную культуру России. И это тоже требует новых подходов и нового осмысления, то есть времени.

Поэтому в этом году мы берём тайм-аут в основной программе. Но вместе с арт-директором Юлией Пересильд проведем уже второй ежегодный фестиваль современного искусства для детей «Территория. KIDS». Он пройдет с 21 по 30 октября при поддержке Фонда Михаила Прохорова. Критики Алексей Гончаренко и Юлия Клейман будут курировать основную и спецпрограмму соответственно. Я отвечаю за междисциплинарную часть.

Нам важно объединить в этом проекте наших коллег. Еще во время пандемии я поняла, что только если мы объединимся, мы выживем и сохраним то, что мы считаем важным. А сейчас вопрос продолжения, развития стал еще более острым и актуальным.

«Мастерская Брусникина», «Большой Фестиваль мультфильмов», «Винзавод», «ГЭС-2», музей современного искусства Garage, ММОМА, Театр Наций, РАМТ, Электротеатр, Московская филармония и многие другие институции объединятся, чтобы в дни школьных каникул в Москве случился этот масштабный проект «Территории», цель которого — новый взгляд на современное искусство для семейного просмотра.

Образовательную часть фестиваля мы в этом году тоже сохраним и привезем в Москву молодых кураторов, режиссёров, актеров, художников и арт-менеджеров, то есть всех тех, кому важно делать детские программы современными и интересными и кого интересует развитие форматов детского досуга в регионах.

Дмитрий Волкострелов

режиссер, создатель независимого петербургского театра post, экс-художественный руководитель московского Центра им. Мейерхольда.

Проекты Волкострелова и театра post не раз становились участниками международных фестивалей, в том числе NET и «Территории». В конце июля Волкострелов представил сразу два проекта на фестивале «Архстояние» в Никола-Ленивце.

«Почему я не уехал? Есть довольно смешная история: во время пандемии у меня закончился загранпаспорт. И я подумал: а зачем делать новый, если даже никуда не уехать. Вот поеду, тогда и сделаю. Возможно, если бы у меня был паспорт, я бы психанул и куда‑то поехал — но у меня просто не было возможности. Но с другой стороны, сейчас мне кажется, что и правильно, что так все вышло. Я и не хочу, на самом деле, никуда уезжать. Я хочу работать продолжать делать то, что делаю, пока это будет возможно.

Я продолжаю верить, что наша работа — людей, которые чего‑то делают в искусстве, в театре и так далее — на самом деле важна и для людей, которые уехали, и для людей, которые остались. Для тех, кто остался, даже в большей степени. Потому что им важно ощущать некое сообщество вокруг, поддерживать эти связи между людьми, образовывать новые.

После ситуации с ЦИМом я какое‑то время очень долго лежал на диване или кровати. Это был сложный период. Но была лаборатория, на которую я должен был ехать. И постепенно я понял, что взаимодействие с другими людьми дает силы. Когда я начал вновь репетировать, я очень сильно переживал: мне казалось, что мир настолько изменился, и навыки, которыми я пользовался, остались в прошлой жизни. Но тем не менее кажется, что они продолжают работать.

Творческий диалог между людьми по-прежнему важен, это рабочая штука. И наверное, мы все делали правильно прошлые годы, и нужно просто продолжать это делать».

Алексей Киселев

директор Мобильного художественного театра, драматург, театральный критик

Мобильный художественный театр (художественный руководитель — Михаил Зыгарь) появился в 2019 году и за время своего существования МХТ выпустил множество аудио-спектаклей променадов, в озвучании которых участвовали, например, Леонид Парфенов, Елизавета Боярская, Михаил Козырев, Чулпан Хаматова, Ингеборга Дапкунайте, Кирилл Серебренников, Ян Гэ, Муся Тотибадзе, Ксения Собчак. В репертуаре МХТ — как интерпретации классики, например, «Толстой. Война и мир» с Варварой Шмыковой и Максимом Матвеевым, так и променады по специально созданным пьесам — например «Рок-Тверская».

Мобильный Художественный театр продолжает существовать. В апреле мы выпустили спектакль «Москва по кругу» (это спектакль, который можно слушать в поезде МЦК, В в котором, например, можно узнать, о чем пишет Бродский в психиатрической клинике на Площади Гагарина, что думает Маяковский о ЗИЛе и как Брюсов относится к небоскребам Москвы-сити. Спектакль создан при участии проекта «Полка» — Афиша). Мы долго совещались внутри команды, и решили, что всё-таки это уместно.

Это история России глазами поэтов. Вы самостоятельно в любое время проезжаете круг по Московскому центральному кольцу. Причем с любой станции и в любом направлении. Спектакль собирается для вас как конструктор, исходя из тех станций, которые у вас на пути. Вы выходите на любой станции, нажав на кнопку «мне пора», и слушаете финал уже на платформе, глядя вслед уходящему поезду.

Сейчас мы перестраиваем экономическую модель. Потому что МХТ — это театр, который существует внутри приложения. Мы существуем в AppStore и в Google Play. Как известно, для тех, кто в России, эти магазины теперь работают с ограничениями. Невозможно ничего в них приобретать. Соответственно, мы теперь не можем продавать билеты. Но есть и другие способы зарабатывать. Например, выпуская спектакли в партнерстве с теми или иными компаниями или институциями.

Разумеется, мы готовы принимать участие только в тех проектах, которые считаем уместными в сложившемся контексте. Оказалось таких проектов не то, чтобы много. Так что, возможно, спектакли мы будем выпускать несколько реже, чем прежде. Мобильный художественный театр будет существовать до тех пор, пока существуют мобильные телефоны и интернет. В крайнем случае он просто перестанет быть основным местом работы для всех, кто принимает участие в этом проекте.

Екатерина Троепольская

директор Мастерской Брусникина, драматург

Мастерская Брусникина — независимый театр, созданный на основе выпускников курса Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ, выпустившегося в 2015 году. С Мастерской работали Максим Диденко, Юрий Квятковский, Юрий Муравицкий, Андрей Стадников, Марина Брусникина. Многие брусникинцы хорошо известны кинозрителю: Василий Буткевич получил приз «Кинотавра» за лучшую роль в фильме «Тряпичный союз» Михаила Местецкого, Марина Васильева сыграла главные роли в фильмах «Как меня зовут» Нигины Сайфуллаевой и «Нелюбовь» Андрея Звягинцева, Петр Скворцов — в «Мученике» Кирилла Серебренникова.

Быть независимым театром тяжело всегда. Мастерская Брусникина всегда строилась на любви. На любви друг к другу, к человеку, к реальности. Других скреп у нас нет. Мы и сейчас меряем наши действия любовью. Сначала это была благотворительность — Brus Help Fest, который мы собрали в мае как спасительный круг для себя и для друзей. Стали искать новые независимые площадки, где можно играть, экспериментировать без дополнительного риска. Провели питчинг в клубе «Поле».

Самое трудное — принять решение. Мы его приняли. Мы остаемся и работаем в России, сотрудничаем с теми, кто не требует от нас соответствовать официальной повестке. Мы занимаем такое место, которое показывает, что это пока возможно: оставаться в реальности и оставаться на свободе. Возможно, эти все действия сейчас бессмысленны и недостаточны.

Так уж совпало, что параллельно мы меняем структуру Мастерской, и уже в августе директором станет Маша Синицына, наш давний друг и партнер. Эти перемены никак не связаны с глобальной ситуацией, а только с моим старым желанием отойти от ежедневной административной деятельности в более творческое поле, и работаем мы над этой сменой с декабря, и я безусловно останусь где‑то рядом. И у нас невероятное количество планов на начало сезона, просто давно такого не было.

Что касается меценатов, спонсоров, международных проектов — даже те немногие, кто нам помогал, столкнулись с проблемами: экономическими, логистическими, правовыми. Все наши партнеры, с которыми уже были договоренности, их реализовали, и спасибо им большое! Самое интересное впереди: авторские права, перевод денег из‑за рубежа, работа с зарубежными театральными мастерами, международные фестивали — всё это почти невозможно. Два года ковида уже нанесли удар по международным связям, но оказаться в индивидуальной изоляции — это совсем другое.