Уличный спектакль без актеров, великий тандем Олега Табакова и Константина Богомолова, час тишины и другие удивительные театральные события 2015 года.

«Бег» Юрия Бутусова в Театре им. Вахтангова

© Александра Торгушникова / Театр им. Евг. Вахтангова

Гипнагогический марафон по ремаркам Булгакова — новое откровение петербургского режиссера Юрия Бутусова на московской сцене. Как и в его уже легендарной «Чайке» в «Сатириконе», актеры тут доходят ко крайней степени взвинченности — коллективно и взаправду. Другое дело, что теперь эта коллективная агония, кажется, еще и напрямую соответствует букве автора: растерянность беглых белогвардейцев, помноженная на наркотические отходняки, логически закономерно дает на выходе вот такой затянутый психологический зуд; в этом суть и в этом красота. Что, впрочем, не значит, что Бутусов пересказывает сюжет — не перечитав пьесу, на «Беге» вахтанговцев, разумеется, делать нечего.

«СЛОН» «Мастерской Дмитрия Брусникина» на заводе «Кристалл»

Новая вершина российской постдрамы — и вместе с тем самый хитроумный и сложносочиненный спектакль «Мастерской Дмитрия Брусникина». В нескольких пустынных залах бывшего завода «Кристалл», залитых лучами заходящего солнца, столкнулись цитаты из советских пьес, сценариев избранных образцов европейского авторского кино прошлого века, а также нескончаемые бормотательные потоки совершенно неопознаваемых текстов. Артисты в футуристических одеяниях роняли железяки, тряслись в конвульсиях, дули в губную сирену и исповедовались вокруг постоянно перемещающихся зрителей. То был трехчасовой спектакль сумрачного героя поствербатима Андрея Стадникова о Соловецком лагере особого назначения (СЛОН); ни слова о лагерях, чистое отчаяние, эстетическое совершенство. Новому руководству территории «Кристалла» все это не очень интересно: самый космичный спектакль года здесь больше не играется.

«Remote Moscow» Rimini Protokoll

© Дарья Нестеровская / 2Remote Moscow

Главный хит лета — пешеходный аудиопроменад с признаками классического флешмоба. Спектакль-путешествие, декорациями для которого служит город, а единственным актером компьютерный голос в наушниках, придуман швейцарско-немецкими звездами документального театра Rimini Protokoll. Москва стала 20-м по счету городом на карте проекта сразу после Петербурга, рядом с Берлином, Вильнюсом и, например, Ганновером. Кроме того, «Remote Moscow» — еще и история триумфального появления нового имени в области театрального продюсирования: московский спектакль выпущен под персональным лейблом импресарио Федора Елютина, прежде замеченного за раскруткой хип-хоперы «Копы в огне» и проведением театральных шоу в клубе Сhâteau de Fantômas.

«Молчание на заданную тему» Всеволода Лисовского в «Театр.doc»

Блестящий образец нового театрального минимализма: актер, стул и час публичной тишины. Спектакль начинается с объявления режиссером темы, на которую всем предстоит молчать. При бросающейся в глаза ироничности затеи, срабатывает она — и это удивительно — безупречным резонатором всему наболевшему. Автор спектакля — Всеволод Лисовский, заработавший «Театр.doc» спецприз «Золотой маски» два года назад за документальный песенный спектакль про памирских таджиков «Акын-опера», а сейчас курирующий постановку первого в истории документального мигрант-балета «Шпатель». Наш ответ Rimini Protokoll.

«Юбилей ювелира» Константина Богомолова в МХТ им. Чехова

© Владимир Майоров

В 2015-м Олегу Табакову исполнилось 80 лет; по такому случаю артист в лучших традициях старой школы самостоятельно подобрал для нового спектакля пьесу, в которой сыграл главную роль. Что характерно, выбор пал на психологическую драму «Юбилей ювелира», написанную британской актрисой Николой МакОлифф. Суперсилу спектакля составляет не только парадоксальный выход Табакова в роли готовящегося помирать старика (у 89-летнего героя обнаружен рак, жить ему остается месяц), но и режиссерский стиль Константина Богомолова, компенсирующий почти полную статику непрекращающимся крупным планом (над сценой — экраны; на сцене — операторы). В сумме — стерильный, аккуратный, чрезвычайно деликатный и тихий спектакль про жизнь, смерть и любовь.

«Кому на Руси жить хорошо» Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре»

© Гоголь-центр

Продолжая начатую еще во мхатовских «Киже» и «Господах Головлевых» тему парадоксальной беспросветности истории России, Кирилл Серебренников обратился к могучему концентрату афоризмов по теме — поэме Николая Некрасова. В трех совершенно разнообразных актах происходит беспрецедентное вскрытие некрасовской стихотворной эпопеи — удивительно, но это первая в истории постановка одного из самых затертых литературных памятников из школьной программы. Внимательное прочтение и живая актуализация обернулись впечатляюще пронзительным зрелищем (тут и оратория, и пластический театр, и стендап) о парадоксе русского патриотизма.

«Сон в летнюю ночь» Ивана Поповски в «Мастерской Петра Фоменко»

© Лариса Герасимчук / Мастерская Петра Фоменко

Самое долгожданное свершение года. В сказочной шекспировской комедии про античных афинян, одураченных лесными эльфами, блистает новое поколение «Мастерской Петра Фоменко» — то самое, которое, казалось, безвозвратно утопло в почвеннических старомодных мелодрамах. Здесь же, в новом большом спектакле, поставленном именитым учеником Фоменко Иваном Поповски (большим любителем всего воздушного и маньеристского), недавние выпускники поймали неповторимую интонацию ранних вещей самого поэтичного театра города вроде легендарной «Двенадцатой ночи». Два акта феерического дурачества высшей пробы.

«Звуковые ландшафты» Петра Айду в «Школе драматического искусства»

sdart.ru

Артефакт года. В течение часа люди в черном вращают, колотят и всячески теребят загадочные шумовые агрегаты, в стародавние времена изобретенные для звукового оформления театральных постановок. Из всего этого непостижимым образом на фантастическом уровне достоверности воссоздается звуковая среда дикого леса, урагана, города, завода, войны и так далее. Автор идеи и партитуры Петр Айду небезосновательно называет все это акустическим театром.

«Чевенгур» Юрия Погребничко в театре «Около дома Станиславского»

Редкие строки платоновского романа (в основном — про безысходность) встречаются с цитатами из Островского и Хемингуэя (про смерть и бессмыслицу) — и все это плавно растворяется в сбивающей с ног лирической энергии мизансцен Юрия Погребничко. Шинели, ржавчина, тихая эстрада — словом, в лучших традициях театра «Около». Говорят, спектакль (который идет чуть дольше часа) безостановочно репетировался два года. Абсурбуддизм, победивший время.

«Сказки Пушкина» Роберта Уилсона в Театре наций

© Lucie Jansch / theatreofnations.ru

Команда Роберта Уилсона — это Apple в мире театра. Столь же велико влияние на мир; столь же безупречна форма исполнения; столь же высоки ожидания от всякой новой продукции. Ставит ли Уилсон сонеты Шекспира, пьесу Брехта или биографию Марины Абрамович — это всегда окно в безмятежную марионеточную вселенную залитых светом плоскостей, разглядывая которую, как минимум не верится, что все это возможно чисто технически. Московская премьера фрик-фолк-мюзикла (музыка CocoRosie) с Евгением Мироновым в центре стерильной композиции — механический коллаж из сказок Пушкина — стала самым дизайнерски безупречным спектаклем города, думается, на много лет вперед.