17 сентября на ярмарке современного искусства Cosmoscow музей «Гараж» представит стенд «Искусство в городе: история и современные практики петербургского перформанса». По просьбе «Афиши Daily» кураторы стенда рассказали о нескольких важнейших событиях истории петербургского перформанса 1980-1990-х годов.

«Гараж» начал собирать архивы, посвященные истории неофициального и современного искусства Санкт-Петербурга в 2018 году, — и решил не вывозить их в Москву, а хранить в городе, в котором они были собраны. Стенд на Cosmoscow — первый результат исследований этих материалов. Кураторы проекта — сотрудницы петербургского архива Мария Удовыдченко и Анастасия Котылева — выбрали десять историй взаимодействия с городом из материалов фондов Андрея Хлобыстина, Ирины Актугановой и Сергея Бусова, Любови Гуревич, Лены Поповой, галереи Navicula Artis, группы «Фабрика найденных одежд», хранящихся в «Гараже».

По словам кураторов, в 1990-е «Петербург очистился от советского идеологического текста и погрузился в круговорот новой жизни, где художники становятся одной из созидательных сил, создавая в городском пространстве новые формы искусства, яркие выставочные проекты, смелые перформансы и необычные формы досуга».

Подробные истории обо всех сюжетах экспозиции можно услышать в серии подкастов на сайте музея.

Вечеринка в Доме культуры работников связи

В 1987 году художник Тимур Новиков познакомился с немецким диджеем Вестбамом в Риге, куда Тимур, Сергей Курехин и группа «Кино» приехали для участия в музыкальном фестивале. В 1990 году Новиков организовал первую вечеринку нового формата в Доме культуры работников связи на Мойке. В городе не было ни оборудования, ни диджеев, так что играть пригласили диджея из Риги, который привез свою аппаратуру и пластинки. Тогда же открылся клуб «Танцпол», чьи основатели позже провели легендарные вечеринки Gagarin Party.

Флаер вечеринки «Время танцевать!» в Театре юных зрителей им. А. А. Брянцева, Санкт-Петербург. 27 мая 1995.
© Архив Музея современного искусства «Гараж», фонд Андрея Хлобыстина

«Героическая эпоха русского рейва»: так в книге «Шизореволюция», посвященной петербургской культуре второй половины XX века, называет художник и искусствовед Андрей Хлобыстин первое постсоветское десятилетие — от вечеринки в ДК в 1990 году до первого опен-эйра на кронштадтском форте «Александр I» в 2000-м. Вечеринки стали идеальной площадкой для экспериментов с новой визуальной культурой — перформансом, масштабными инсталляциями и медиаартом. Рейвы тогда ощущались пространством тотальной свободы, ритуалом, объединяющим молодое поколение.

Корабль искусств «Штубниц»

В 1992 году группа художников из Австрии, Германии и Швеции переделала старый рыболовецкий траулер «Штубниц» в передвижную платформу, на которой можно было создавать, экспонировать и изучать экспериментальные художественные проекты на основе новых электронных технологий.

Слева направо: обложка журнала Stubnitz, № 3. Февраль 1997. Бюллетень «Речная инспекция» с краткой программой мероприятий проекта «Штубниц». 1994. Под редакцией Клуба речников
© Архив Музея современного искусства «Гараж», фонд Лены Поповой, фонд Андрея Хлобыстина

В 1993 году петербургский художник Виктор Снесарь познакомился с активистами проекта — и у них возникла идея независимого культурного обмена между Германией и Россией. Уже в мае следующего года «Штубниц» покинул немецкий город Росток и после тура по Балтийскому морю летом 1994 года пришвартовался в Санкт-Петербурге. На корабле работала выставка искусства новых медиа, днем на нем проходили перформансы, а ночью— вечеринки.

«Свои»

Группу «Свои» основали студенты «Мухи» — Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени Веры Мухиной. Каждый участник играл в группе совершенно особенную роль, каждый искал свой пластический язык. Художник Александр Подобед позже говорил: «Именно понимание уникальности всякой личности легло в основу названия группы, изначально полагавшей, что все вокруг скорее свои, чем чужие».

Фотодокументация перформансов группы «СВОИ» (1989–1990), опубликованная в каталоге ретроспективной выставки «СВОИ».
© Библиотека Музея современного искусства «Гараж»

Важной для «Своих» стала дружба с театром «Дерево», одной из форм работы которого были абсурдистские уличные выступления. «Свои» стали устраивать хеппенинги, отталкиваясь от практик «Дерева»: выходить в уличное пространство, работать с импровизированными действиями, отказываться от сюжета, физически взаимодействовать со зрителями. Чаще всего местом проведения выступлений становились облезлые дворы дома на Пушкинской, 10, который в конце 1980-х захватили художники и музыканты.

«Новые тупые»

Товарищество «Новые тупые» зародилось в 1996 году в полуподвальных помещениях на Литейном, неподалеку от Невского проспекта, в галерее «Борей». Чтобы стать «тупыми», художники позволяли себе забыть о простых повседневных правилах. Например, в перформансе «Славянский базар» лили борщ прямо на белую накрахмаленную скатерть сервированного стола, будто не зная, что суп обычно подают в тарелках, а в работе «Красное и черное» перед бритьем мазали лицо не пеной, а гуталином.

Были у «Тупых» и работы, посвященные совместной трате времени: например, легендарное в местных художественных кругах «Движение чайного столика к закату. Семь дней пути». Когда «Новых тупых» пригласили участвовать во втором Международном фестивале экспериментальных искусств и перформансов, проходившем в ЦВЗ «Манеж», художники решили превратить путешествие к месту выступления в событие.

Документация акции «Движение чайного столика к закату. Семь дней пути». 1996. Фотографии из каталога «Товарищество Новые Тупые (1996–2002)»
© Александр Ляшко. Библиотека Музея современного искусства «Гараж»

Автор Александр Ляшко позже вспоминал: «Я тогда работал дворником и забрал из одной квартиры, где умерла бабушка, комплект белых слоников и круглый рижский стол на одной ноге. Слоников я потом раздарил, а стол долго стоял у меня в комнате в Манежном переулке. Я подумал: отлично, можно совершить поход от Манежного переулка до Манежа вместе со столом и раскладными стульями, по пути останавливаться, садиться за стол и говорить об искусстве. Так мы и сделали. Все наши разговоры [Сергей] Спирихин фиксировал на печатной машинке».

«Огород Малевича»

В начале 1990-х годов локальная история искусства активно переосмыслялась, и русский авангард наконец стал признанной классикой. На волне этого переосмысления творческое объединение «Тут и там» провело в круглом дворе Императорской академии художеств акцию «Огород Малевича».

Фотографии акции «Огород Малевича», опубликованные в каталоге проектов группы «Тут-и-Там». 1997.
© Библиотека Музея современного искусства «Гараж»

Сегодня это пространство выглядит серым и безжизненным: оно вымощено плиткой, в центре стоит памятник графу Шувалову, одному из основателей академического художественного образования в Российской империи — а в 1990-е годы двор был земляным, заросшим кустарником и травой. Художники решили, что зеленый участок в сердце академии идеально подходит, чтобы посеять в нем «семена авангарда». Так появился «Огород Малевича» — квадратная грядка моркови. Один из участников акции — художник Иван Говорков — описывал это событие стихотворением:

«Вскопать круглый двор
Ортодоксальной Академии художеств
Черным квадратом супрематизма…
И ждать, когда форма, проросшая в плоскости, —
Родится и будет съедена в жизни».