В Эрмитаже открылась персональная выставка Чжан Хуаня, одного из главных современных художников Китая, соединяющего модернистские техники с буддизмом и китайской культурой. Ирина Шульженко рассказывает, что стоит посмотреть на этой выставке.

Пепельные картины

«Спрашивая Конфуция № 3»
© Чжан Хуань/Pearl Lam Galleries

Во время посещения одного из шанхайских храмов Чжан Хуань засмотрелся на пепел, оставшийся от благовоний, которые сжигают на церемониях в память о Будде. Выяснив, что после совершения богослужения пепел никак не используется, художник решил применить его в качестве материала для своих полотен. Пепельные картины быстро завоевали признание у публики, так что впоследствии Хуаню пришлось договориться сразу с несколькими храмами о поставках пепла.

Портрет коммунистической партии КНР

© Чжан Хуань/Pearl Lam Galleries

Сорокаметровый групповой портрет коммунистической партии КНР, также выполненный с использованием пепла, занял почти всю стену самого большого парадного зала Эрмитажа. Как отмечает куратор выставки Дмитрий Озерков, картины на сюжеты сурового исторического прошлого «не имеют ничего общего с цинизмом» и передают течение времени, увиденного через призму коллективной памяти.

«Перерождение»

«Перерождение № 31»
© Чжан Хуань/Pearl Lam Galleries

В Тибете существует особая похоронная практика: тело умершего кладут на вершину горы, где его поедают стервятники и другие обитатели гор. Таким образом умерший проявляет сострадание ко всему живому и соединяется с небом. По словам Хуаня, если бы он мог выбирать, он бы предпочел именно такой вариант погребения.

«Любовь»

© Чжан Хуань/Pearl Lam Galleries

Две работы из новой серии художник создал в период самоизоляции, отразив с помощью надрывных красных полотен тяжелое личное переживание, связанное с пандемией. Изначально выставка должна была пройти в мае, и эти работы были включены в экспозицию незадолго до открытия Эрмитажа после длительного карантина.

«Мой Зимний дворец»

«Мой Зимний дворец № 7»
© Чжан Хуань/Pearl Lam Galleries

Еще одна техника, с которой активно работает художник, — резьба по дереву, а точнее, по старинным деревянным дверям. Нанося на их поверхность репродукции знаменитых картин (в данном случае — работ из собрания Эрмитажа), Хуань создает возможность дополнительного прочтения хорошо знакомых сюжетов вроде «Возвращения блудного сына» Рембрандта или «Данаи» Тициана.

«Эрмитажный Будда»

© Музей Эрмитаж

Гигантские медные тела Будд, одновременно напоминающие и гигантов из восточных сказаний, и героев западной мифологии, показывают своей вызывающей пластикой «наше глубокое желание перерождения». Так, «Эрмитажный Будда» наступает себе на голову одной из своих пяти ног, и интерпретировать этот внушительный образ можно по-разному.

«Зал всех душ»

© Музей Эрмитаж

В Николаевском зале вместе с 40-метровым портретом партии можно увидеть макет нереализованного проекта «Зал всех душ». По задумке художника, этот зал с портретами китайских и российских вождей и участников политических партий должен был располагаться прямо на Дворцовой площади, но воплотить столь масштабный замысел по различным причинам не удалось.

Подробнее на «Афише»