Нобелевскую премию по медицине вручили за новый метод лечения рака. Пожалуй, это самое удивительное открытие из всех, за которые в этом году давали Нобелевки. «Афиша Daily» попросила Николая Барлева, руководителя Лаборатории клеточного сигналинга МФТИ, объяснить простыми словами, в чем заключается открытие и является ли оно панацеей от рака.

Николай Барлев
Руководитель Лаборатории клеточного сигналинга МФТИ

В чем суть открытия, за которое дали Нобелевскую премию по медицине

Проблема: Раковые клетки научились маскироваться от запросов «свой — чужой», исходящих от Т-клеток иммунной системы, которая является стражем нашего здоровья. Таким образом, раковые клетки избегают обнаружения и уничтожения со стороны иммунной системы.

Предложенное решение: Джеймс Пи Алисон из США и Тасуку Хондзе из Японии исследовали два элемента этой системы — соответственно, CTLA-4 и PD-1. Эти белки-рецепторы располагаются на поверхности Т-лимфоцитов, то есть иммунных клеток, и отвечают за распознавание чужеродных клеток. Если белки-рецепторы не находят себе соответствующего партнера на поверхности чужой клетки, то запускается механизм ее уничтожения.

Но раковые клетки умудряются усиливать экспрессию своих поверхностных белков B-6 и PD-L1, которые связываются с рецепторами Т-клеток и тем самым сигнализируют иммунной системе о том, что они «свои».

Если каким-то образом разрушить взаимодействие между рецепторами раковых клеток и рецепторами Т-клеток, то иммунная система проснется, прозреет и даст команду на уничтожение раковых клеток. В качестве таких разобщителей применяются специфические моноклональные антитела, которые конкурентно связываются с соответствующими рецепторами и не дают установить связи между раковыми и иммунными клетками.

Подробности по теме
Нобелевская премия по химии присуждена за развитие криптоэлектронной микроскопии
Нобелевская премия по химии присуждена за развитие криптоэлектронной микроскопии

Чем метод, за который дали премию, отличается от других способов лечения

Именно потому, что дела в борьбе с раком на сегодняшний день обстоят не очень, мировая научная общественность с таким энтузиазмом восприняла открытие молекулярных механизмов маскировки опухолевых клеток от системы наблюдения и уничтожения с помощью иммунной системы.

Несмотря на все усилия биомедицины, на сегодняшний день не удалось создать чудо-таблетку, которая бы убивала все раковые клетки. Помимо токсических препаратов, действие которых основано на преимущественной гибели раковых клеток по сравнению с нормальными клетками — со всеми побочными эффектами, — и малых химических молекул, которые атакуют специфические раковые белки, у нас нет другого оружия в терапии рака.

Предлагается принципиально новый подход: задействовать силы организма, иммунитет, для борьбы с внутренним врагом — опухолевыми клетками.

Терапия, основанная на этом открытии, уже показывает блестящие результаты. Это вселяет надежду на то, что когда-нибудь мы сможем перевести рак в неприятное, но хроническое заболевание.

Что это открытие дает для лечения рака

Это имеет огромное значение, поскольку дает вектор развития науки в области биомедицины на ближайшие 10–15 лет. Перспективы открытия огромны, поскольку пока мы более-менее хорошо знаем только о двух самых ярких участниках процесса взаимодействия иммунных клеток с клетками опухоли: CTLA-4 и PD-1. Я уверен, что в ближайшие три-пять лет будет обнаружено еще много важных рецепторов и лигандов, регулирующих этот процесс.

Самое главное, что технологии, основанные на этом открытии, дают уже сейчас реальный эффект на пациентах. Клинические результаты по лечению метастатической меланомы — с ней срок жизни у пациента полгода-год, — немелкоклеточного рака легкого и других типов впечатляющие. В России, как и во всем мире, также проводятся испытания по применению ингибиторов контрольных точек иммунитета — тоже с впечатляющими результатами. Например, наша лаборатория пытается применить синтетический аналог антител — так называемые «пластиковые антитела».

Подробности по теме
Нобелевскую премию по физике вручили исследователям гравитационных волн
Нобелевскую премию по физике вручили исследователям гравитационных волн

Это открытие — панацея от рака?

Никакое открытие не сделает переворот в науке, если не имеет технологической поддержки. Открытие указывает на путь, куда надо двигаться, в каком конкретном научном направлении, а переворот уже достигается развитием соответствующих технологий. Так совпало, что это открытие в молекулярной иммунологии произошло в тот момент, когда технологии получения антител и их доставка пациентам более-менее уже отработаны.

Панацеей это тоже пока, увы, не является, но, безусловно, открытие является перспективным и даст мощный толчок исследованиям. Остается еще много невыясненных вопросов: почему иммунотерапия работает лучше против одних типов рака, но хуже — против других, какие еще поверхностные рецепторы участвуют в процессах маскировки раковых клеток и так далее.