Бег ушел в мейнстрим, а кроссы в гардеробе давно стали чем-то вроде лакмусовой бумажки активного горожанина. «Афиша Daily» встретилась в Берлине с членом команды Nike Running Footwear Тарой Шик, чтобы выяснить, как создается дизайн кроссовок и что мы будем носить на ногах в недалеком будущем.

— Вы постоянно делаете коллаборации с профессиональными спортсменами. Кажется, что в первую очередь вы думаете о них — даете им все самое лучшее. А что насчет нас, обычных людей, которые любят в свободное время сходить в зал или просто побегать?

— О, это отличный вопрос! На самом деле, внутри нашей команды мы обсуждаем это постоянно. Очень трудно сделать счастливыми настоящих атлетов вроде Полы РэдклиффЛегенда Nike, британская легкоатлетка, специализирующаяся в беге на длинные дистанции. Действующая рекордсменка мира в марафоне (42 километра) — 2 часа 15 минут и 25 секунд. и в то же время думать про то, что в жизни каких-то детишек это могут быть первые «найки». Всегда нужен баланс.

Если вы посмотрите на ту бесконечную череду обуви, которую Nike создал за все время, то увидите и модели, сделанные специально для профессионалов, и кроссовки для повседневной носки. Мы проводим тесты повсюду, чтобы убедиться, что абсолютно везде — и в Китае, и в США, и в Европе — люди чувствуют себя в них удобно. Если что-то не так, мы вносим изменения.

— Как формируется цена? Ведь далеко не каждый может позволить себе крутые беговые кроссовки.

 — У нас, в команде Nike Lab, есть есть целая группа людей, отвечающих за ценовую политику. Забавно, но там работает мой муж. Они проверяют каждый продукт, который производит компания, и стараются сделать цены доступными для всех. Мы хотим, чтобы Nike обеспечивал качественным товаром атлетов любого уровня заработка, поэтому наши кроссовки обычно стоят меньше 100 долларов.

Тара и лимитированная версия кроссовок Nike Zoom Pegasus Turbo, сделанная специально к Берлинскому марафону

— Сейчас даже беговые модели кроссовок становятся частью повседневного стиля — я как раз надел такую пару сегодня. Вам не кажется, что беговая культура превращается в массовую?

— Думаю, это лишний раз доказывает, что мы делаем все верно. Забавно наблюдать за тем, как бег понемногу демократизируется. Теперь это занятие не только для профессиональных спортсменов, но и для простых людей, желающих быть более причастными к спорту. Это круто, потому что мы действительно верим в обувь со свушем.

— Как рождаются новые дизайны? Понятно, что в итоге кроссовки должны получиться красивыми, чтобы люди в магазине сказали себе: «Вау, это те самые кроссы! Мне определенно нужно их купить».

— Я приехала в Берлин с несколькими коллегами по команде — и зачастую креативный процесс начинается прямо в поездках. Это удивительный способ проектирования: мы не просто сидим в офисе или конференц-зале — мы выходим за его пределы, чтобы изучить различные культуры, беговые площадки, людей, и только потом начинаем креативить. И мы снова, снова и снова пересматриваем те наброски, что у нас получились, — начиная с ранних прототипов, заканчивая итоговым вариантом продукта. Мы проводим кучу времени вместе, просто чтобы убедиться, что результат удовлетворил каждого.

— Являются ли тусовки и вечеринки частью этого процесса?

— Конечно! Мы как семья. Мы проводим очень много времени вместе — отмечаем праздники, обсуждаем новости и решаем срочные дела. Это по большей части делает нашу работу веселой.

Nike Zoom Pegasus Turbo

— Когда я вошел в комнату, где проходила презентация, мне показалось, что мы попали в музей, хотя на деле это был какой-то промышленный бокс. В тот момент у меня промелькнула мысль, что вот-вот начнется рейв, и все присутствующие начнут танцевать. Это здоровая ассоциация для презентации кроссовок или немного странная?

— Да нет, все нормально! Я чувствую это каждый раз, когда мы устраиваем что-то подобное. Да и люди вокруг говорят, что это хорошо. Потому что, если мы зациклимся на одном бегуне, мы что-нибудь обязательно упустим. А наши спортсмены постоянно меняются, поэтому для нас очень важно продолжать следить за изменениями, жизнью и трендами. Единственный способ сделать это — посещать такие места, как Берлин, Нью-Йорк, Лондон и мир в целом, и общаться с людьми. Мы делаем это постоянно.

— Окей, вы решили сделать самые быстрые кроссовки в мире — для чего?

— Быстрота — это то, над чем действительно стоит работать, потому что это очень важно для развития спорта. Никто не хочет ходить и бегать медленно.

— Откуда взялись 4%, как это работает?

— Речь про экономию энергии во время бега — мы постоянно изучаем этот процесс в нашей лаборатории. Кроссовки Nike Zoom Vaporfly 4% позволяют снизить затраты энергии на 4%. А в таком спорте, как бег, важен каждый процент, каждая его доля.

— Сколько людей участвовали в тест-драйве этих кроссовок?

— О боже, очень много. Если честно, у меня нет точной цифры, но интересный факт: 4% начались с тестирования на наших ведущих атлетах и на них же перешли в новую цель для нас. Для спортсменов 4% стали еще одной покоренной вершиной, а бег для них — жизнь.

— Что будет с кроссовками в будущем — будем ли мы их печатать на 3D-принтере прямо дома? Что насчет абсолютной персонализации обуви?

— Это самая интересная часть моей работы. Мы освоили эти технологии и улучшаем их каждый день путем тестов. Мы переработали их очень много раз, но пока не сделали их по-настоящими глобальными. Будем пробовать, пытаться и доказывать. Верьте в магический свуш!

Какие-то ребята в Nike Zoom Pegasus Turbo

— Окей, вы работаете, а мне хочется прямо сейчас полетать в кроссовках — хотя бы в виртуальном мире. Такое возможно?

— Это огромный технологический пласт, над которым мы работаем с расчетом на будущее. Пример с летающими кроссовками замечательный, потому что все в индустрии мечтают создать небольшие черные ботинки, которые становились бы легче по мере того, как быстро ты идешь. Думаю, это лишь вопрос времени.

— Сколько раз вы были в Европе? (Тара живет и работает в США. — Прим. ред.)

— По работе? За последние четыре года я была здесь четыре раза. Сейчас у нас много работы на азиатском рынке — в Китае, Японии. И конечно, по всей Америке. Но мне очень нравится бывать европейских странах.

— На самом деле мне интересно, есть ли отличие между американскими бегунами и их европейскими коллегами?

— Хм. По большей части, для американцев каждая пробежка — это простое действие, как сходить в магазин за хлебом. Приведу пример на себе: я меняю одежду, надеваю кроссовки и бегу. Здесь же, в Берлине, это больше похоже на стиль жизни. Чувствуется, что в Европе бег занимает куда большее место в жизни людей. У них есть комьюнити, они постоянно тусуются вместе, говорят друг другу: «Хэй, у меня есть всего 25 минут. Давай сделаем это вместе!» Это круто!

— Перед нашей встречей я вычитал, что вы любите футбол и даже сами частенько играете. Как вам чемпионат мира в России?

— Боже, я очень хотела съездить! Честно говоря, это было что-то нереальное. Невероятный чемпионат! У меня очень много друзей, которые не смогли купить билеты на сами матчи, но смотрели футбол в барах в России, потому что просто хотели оказаться рядом с происходящим. Обещаю себе, что в следующий раз точно найду билетики!

— С такой любовью к футболу, наверное, очень сложно работать в беговой команде?

— Немножко! Хотя мне очень нравится работать в той категории, где я не считаю себя по-настоящему знатоком. Мне помогает это развиваться разносторонне. Иногда, когда мне дают погонять в бутсах Nike, я даже возвращаюсь с фидбэком к нашим ребятам и говорю, что мне понравилось, а что не очень. Да, они, как и мы, сотрудничают с профессиональными атлетами, но обратная связь с обычными людьми тоже важна.

Нет, правда, с бегом все круто! Но, если честно, в глубине души я немного грущу, что это не футбол.

— Тогда буду ждать ваши футбольные бутсы!

— Ха-ха! Спасибо.

Подробности по теме
Тест: узнаете ли вы кроссовки по строчке из рэпа?
Тест: узнаете ли вы кроссовки по строчке из рэпа?