Российский модный стилист о том, как выйти на международный уровень и сотрудничать с изданиями со всего света, от латвийского L’Officiel до арабского Vogue.

В редакцию через Instagram

Я училась в классе с математическим уклоном, а после школы поступила в ВШЭ. В первый же день занятий я заявила, что хочу работать в журнале Vogue. Все вокруг тогда посмеялись, но реакция однокурсников скорее вдохновила меня, да что уж там — откровенно дала отличный пинок под зад, и я начала действовать.

После лекций я пошла в газетный киоск на Китай-городе и купила кипу модных журналов. Придя домой, стала всех обзванивать — искала стажировку. Очень вовремя началась Неделя моды — я не пропускала ни одного показа и собирала все спонсорские журналы со стоек.

На телефоне я сидела чуть больше месяца, в итоге постоянные отказы меня вымотали, и я решила позвонить сразу главному редактору экономического журнала о моде «Модный magazin». На следующий день меня пригласили на интервью, и в этот же день началась моя стажировка, после которой я стала ответственной за рубрику «Что и где», а еще через полгода — редактором.

Я часто ходила на пресс-дни и другие мероприятия и транслировала все в свой Instagram. Так меня заметили Harperʼs Bazaar и пригласили участвовать в съемке для декабрьского номера. Два месяца я работала на два издания, а потом пришлось сделать выбор — конечно, в пользу Harperʼs Bazaar.

Дальше — только Vogue

После окончания университета и зачисления в магистратуру Сорбонны, я уже собирала чемоданы, но заметила вакансию в отделе красоты Vogue и решила отправить заявку. Всю ночь писала мотивационное письмо и корректировала резюме, а уже в середине следующего дня меня пригласили на интервью, после которого предложили работу. Так жизнь снова поставила меня перед выбором — учеба в Сорбонне или работа в Vogue. Я решила осуществить свою мечту.

В Vogue я отвечала за визуальный контент для нашего отдела: придумывала и стилизовала бьюти-съемки. За время работы в Vogue я поняла, что нет ничего невозможного. Мне удалось пообщаться с легендарными визажистами Питером Филипсом и Пэт МакГрат, фотографом Патриком Демаршелье, парфюмером Роджей Давом, увидеть собственными глазами производство различных косметических средств, а еще научиться быстро находить необычный реквизит для съемок. Например, огромные срезы агата или жидкое золото.

Мой распорядок дня строился вокруг единственного понятия — «сдача материала», поэтому рабочий день начинался утром, а заканчивался — как придется. Иногда день и ночь для меня сливались воедино, а на работу я выходила 2 января, пока вся страна гуляла положенные десять дней.

За время работы в российском Vogue я открыла для себя залог успеха в фэшн-индустрии. Во-первых, нужно очень сильно любить свое дело, иначе адаптироваться к ненормированному графику и объему задач будет очень трудно, а в один момент все усилия просто сойдут на нет.

Во-вторых, поставленные задачи просто необходимо выполнять в срок, таким образом складывается репутация. В-третьих, очень важно постоянно предлагать новые идеи и иметь в арсенале уйму нестандартных решений — на съемках случается всякое: помада тает прямо во время решающего кадра, в Россию еще не приехал аромат, который нужно снять для будущего номера, а лак для ногтей растекается во все стороны, и вместо аккуратных кругов получаются кляксы.

Особенности работы в зарубежных журналах

Мое сотрудничество с зарубежными СМИ началось с обширного нетворкинга: отправила тонну писем в глянцевые журналы, модным редакторам и фотографам по всему миру, в которых предлагала различные идеи съемок и рассказывала о своем профессиональном опыте.

Одной из первых на мое письмо откликнулась стилист Фифти Сента и Элизабет Родригес и сразу предложила сотрудничать. По электронной почте мы составляли подборки образов для ее клиентов и выбирали, в чем они отправятся на утреннее шоу, а вечером — на красную дорожку, я из Москвы, она из Нью-Йорка.

При подготовке съемки для журнала определенной страны необходимо учитывать параметры местного рынка. Например, для съемок арабского Vogue мы не используем слишком открытые или откровенные образы из коллекций дизайнеров, ведь они противоречат культурным нормам страны. Для таких съемок характерна многослойность: платье на тонких бретельках появится в кадре только вместе с боди, водолазкой, рубашкой или пиджаком.

А чтобы подчеркнуть принадлежность модной истории конкретно к журналу восточного рынка, мы расставляем акценты с помощью аксессуаров — тюрбанов и повязок на голову. Например, во время съемки обложки с Рианной сразу несколько дизайнеров создали шляпы, вдохновленные короной Нефертити, специально под эту съемку.

Совершенно иначе обстоят дела на латиноамериканском рынке (например, в GQ México): там приветствуются силуэты, подчеркивающие фигуру, полупрозрачные ткани, глубокие вырезы — все ради того, чтобы подчеркнуть сексуальность модели. В съемке с Изабели Фонтаной фактически прозрачное белье уравновесили крупными украшениями с драгоценными камнями. Тут важно не переусердствовать и не перейти границу сексуальности и вульгарности.

В то же время на съемке Hotbook México моей главной задачей было создать максимально нежные образы для французской топ-модели Луизы Лефебюр (ее можно увидеть на подиумах Calvin Klein, Hermès, Etam, Ermanno Scervino, Ralph Lauren, Zadig & Voltaire, она же снимается в рекламной кампании H&M). Пастельные оттенки вещей я разбавила изделиями из перьев, а заодно привезла разные варианты перьев черного цвета, которые искала по всему городу!

Обошла несколько магазинов тканей, фурнитуры и товаров для дома, ведь никогда не знаешь, где подвернется нужное перо! С помощью их мне удалось добавить легкости платью из плотной ткани, а также обыграть прическу — перья пошли и туда.

Еще один аспект, который необходимо постоянно иметь в виду, — это сам герой съемки. Ведь если мы снимаем модель, то в первую очередь ориентируемся на последние тренды и идею съемки, а также на страну и формат журнала. Но если речь идет о человеке публичном, знаменитом, то остромодные тренды не будут иметь никакого значения, если они идут вразрез с личным стилем.

Например, во время съемки племянницы принцессы Дианы Китти Спенсер для российского Elle мы облачили ее во все красное. Во-первых, потому что красный цвет был одним из главных трендов сезона осень-зима 2017, во-вторых, в русской культуре этому цвету отведено особое значение, в-третьих, исторически сложилось, что красный — цвет королей, а снимали мы как раз особу королевской семьи.

Интересный факт, который тоже нужно иметь в виду: если в съемке участвуют исключительно модели (не селебрити, топ-модели или публичные лица), то их типаж должен соответствовать типажу страны, для которой делается съемка.

Например, в съемке для латвийского LʼOfficiel у нас были две модели — одна из России, а другая из Германии, их внешность соответствовала типажу жителей Балтики, поэтому происхождение в данном случае значения не имело.

Что касается коммуникации, то индустрия моды интернациональна, здесь не имеет значения, откуда ты родом и на каком языке говоришь. Есть определенные стандарты работы, и общение строится на английском языке, поэтому ты не чувствуешь себя чужаком.

Если сузить коммуникацию до масштаба журнала, то здесь на первый план выходит человеческий фактор и нормы конкретного издания: главный редактор или арт-директор может дать как фактически полную свободу в плане съемки, так и четкие референсы по стилю, свету и бэкграунду.

О работе со звездами

Сотрудничество со звездами — это уникальный опыт, и мне безумно приятно быть среди тех профессионалов индустрии, кому они доверяют. В то же время важно понимать уровень ответственности и масштаб такого сотрудничества: нужно не только оправдать доверие своего звездного клиента, но и предвосхитить его ожидания. А еще во время съемок регулярно случаются забавные истории.

Например, для съемки российского Elle Кармен Бускетс, соинвестор Net-a-Porter, Farfetch, Moda Operandi и The Business of Fashion, привезла целый рейл собственной одежды — это помимо того, что в гримерке ее уже ожидали пять. А все потому, что ей тоже хотелось внести собственный вклад в съемку!

А на другой съемке топ-модель Бланка Падилья (ангел Victoriaʼs Secret и участница показов Versace, Dolce & Gabbana, Dsquared2, Valentino Couture, Elie Saab) сама взялась застегивать туфли, заметив, что у меня «свежий» маникюр — женская солидарность в действии.

А вот во время подготовки к ежегодному благотворительному проекту Fabulous Fund Fair Натальи Водяновой в сотрудничестве с организацией amfAR было очень много крови — в буквальном смысле. Просто звездный состав Sleep No More решили помочь мне в подготовке реквизита для костюмов — кровавых бинтов, ведь дело было в Хеллоуин.

А позже тем вечером случилось невероятное: самая знаменитая «блондинка в шоколаде» попросила меня об одолжении — помочь избавиться от складок на юбке-брюках! Так я познакомилась с Пэрис Хилтон, а чуть позже она представила меня своей подруге — певице Charli XCX, с которой я поделилась секретом, как сделать подошву сапог нескользящей в кратчайшие сроки с помощью маленьких надрезов ножом для бумаги. Ей предстояло выступление перед гостями вечера.

Больше всего мне запомнилось сотрудничество с моими любимыми актрисами — Мерил Стрип и Блейк Лайвли. Во-первых, потому что я с детства мечтала с ними познакомиться, а во-вторых, опыт нахождения на одной съемочной площадке с птицами такого полета разительно отличается от всего остального.

Будучи человеком старой закалки, Мерил Стрип прибыла в студию одновременно с нашей командой стилистов, хотя мы приезжаем на час раньше общего времени встречи, чтобы успеть распаковаться. Для звезд это невиданная редкость, обычно они задерживаются часа на три. Актриса объяснила это тем, что ей необходимо настроиться на съемку.

И если обычно я сама переодеваю героев съемки из образа в образ, то этот раз стал исключением. Актриса вежливо попросила переодеться самостоятельно. Все, что мне оставалось сделать, — это организовать примерочную таким образом, чтобы она чувствовала себя комфортно.

А на съемке с Блейк Лайвли произошла забавная ситуация: я упаковала в стайлинг-кит все размеры бежевого бесшовного бра, кроме одного, и именно он нам понадобился! Не подошел объем чашечки. Зато это был отличный урок, что всегда надо все брать с собой, даже если отлично знаешь мерки и размеры.

Вообще, если речь идет о селебрити, то размеры и мерки предоставляют их менеджеры или помощники. Если это топ-модели (или обычные модели), то информация берется с сайта агентства: все есть в открытом доступе. Однако я стараюсь перепроверять данные: кто-то мог набрать вес либо сбросить. Иногда неточные мерки предоставляют сами помощники — и это проверить до съемки никак нельзя, поэтому случай с Блейк Лавли был отличным уроком.

В целом в работе со звездами необходимо мыслить наперед и продумывать нюансы: здесь не обойтись запросом вещей sample size и набором прищепок в стайлинг-ките. Ключ к работе со знаменитостями — индивидуальный подход: одежда и обувь соответствующего размера, бесшовное белье в нескольких экземплярах и оттенках бежевого, несколько пар колготок и чулок разных цветов и плотности, утягивающее белье — список бесконечен.

Несмотря на то что звезды, с которыми мы сотрудничали, были далеко не привередливы, стоит заранее связаться с их помощниками и уточнить, что им нужно для комфортного пребывания в гримерке: кто-то пьет воду исключительно комнатной температуры, кто-то предпочитает приносить собственный халат и пару тапочек, а кому-то для счастья нужна бутылочка спрея для тела определенного бренда. Как раз о таких вещах следует позаботиться стилисту, ведь именно этот человек будет находиться бок о бок со звездами, настроение которых может напрямую зависеть от таких мелочей.

О работе стилиста

Быть международным стилистом — все равно что поехать в кругосветку. Нужно быть готовым ко всему: разным часовым поясам, погоде, менталитету, культурным традициям, еде (а это важный пункт с учетом того, что я вегетарианец).

Однажды арт-директор одного глянцевого журнала пригласил всю команду в мясной ресторан — отметить успешную съемку. Мне было неловко: отказываться неудобно, не хочется быть белой вороной в коллективе, а есть — просто невозможно. Благо члены моей команды знали об этом и при удобной возможности вытаскивали по кусочку из моей тарелки. А после завершения этого ужина я съела кусок вегетарианской пиццы за углом!

На самом деле во время съемок адаптироваться к часовым поясам легко. Все внимание сконцентрировано на работе, да и запросы на одежду я всегда отправляю в разные страны — Европу, Америку, Азию, поэтому бывает, что сплю только пару часов в день.

Мой лайфхак — делать компьютерные дела в помещении без окон: так непонятно, какое время суток, и усталости не чувствуется. Но иногда на помощь приходит мелатонин, ведь если обмануть свой разум я могу, то организм — нет.

Что касается погоды, то мой рабочий гардероб уже давно состоит из нескольких вещей черного цвета: футболки, худи, джинсов, парки, шарфа и кроссовок. В соответствии с погодой я просто надеваю что-то из этого набора, а порой — все сразу!

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!