В Екатеринбурге 14 января прошел показ Гоши Рубчинского. Увидеть новую коллекцию вживую и спеть «Гудбай, Америка» в декорациях 90-х удалось лишь 150 счастливчикам. «Афиша Daily» встретилась с теми, кого принято называть поколением Рубчинского, чтобы узнать: «Гоша — друг» или «враг — вдруг».

Коля Николаев, 20 лет, графический дизайнер, диджей

© Анастасия Лапшина

«Как-то я открыл для себя секонд-хенд, и понеслась жара. Я решил, что нужно что-то менять, потому что носить прическу-пробор пять лет подряд как-то не очень. Пришел в парикмахерскую, показал фотографию какого-то зарубежного чувака из инстаграма, так меня и подстригли.

Что на работу, что на тусовки я одеваюсь примерно одинаково. Если у меня настроение одеться безумно, я буду одеваться безумно. Хотя «безумно» — это для других людей, для меня — вполне окей. Когда я иду с кем-то вместе по улице, мне говорят: «С тобой ходишь, и просто все провожают взглядом, смотрят на твои коротенькие штанишки и розовые носки».

Сложно ли быть в Екатеринбурге модником? Ну да, посложнее, наверное, чем в Москве

Моим кумиром можно назвать Дэвида Боуи. Это человек, который открыл мне глаза, дал понять, что абсолютно нормально отличаться от всех остальных. Он считается хамелеоном в музыке — у него миллион разных образов и стилей. Я тоже так хочу. Мне вообще не нравится, когда люди загоняются по чему-то одному и начинают жестко топить за это.

Сложно ли быть в Екатеринбурге модником? Ну да, посложнее, наверное, чем в Москве. Бывают случаи, когда даже в центре подходят какие-нибудь ребята и начинают спрашивать, почему я так выгляжу, кто по жизни. Был случай, когда 9 мая к нам с друзьями пристали какие-то парни с Уралмаша. Люди думают, что, если ты выглядишь хорошо, значит, пытаешься выпендриться. Но ведь стиль — это не выпендреж, это ощущение себя. Про уральский стиль все понятно: главное, чтобы потеплее было, особенно зимой. Мне кажется, в России в принципе моды мало.

Если честно, я до сих пор в шоке, что Гоша Рубчинский приехал в Екатеринбург. Это круто, потому что вслед за ним съехались все хайпбисты, модники, селебрити. Наконец-то какая-то движуха происходит — обычно в январе бывает тухленько. Было интересно ощутить эту атмосферу, увидеть, как что-то значимое происходит у тебя на глазах. Самое важное для меня — не отставать от своего поколения. Если я все пропущу сейчас, то в 50 лет будет грустно сидеть дома и жалеть, что уже немолодой и вокруг ничего не происходит».

Подробности по теме
«Друг вдруг — враг»: из чего состоит новая коллекция Гоши Рубчинского
«Друг вдруг — враг»: из чего состоит новая коллекция Гоши Рубчинского

Соня Загородских, 21 год, визажист

© Анастасия Лапшина

«На меня часто показывают пальцем, называют скинхедом — возможно, из-за мартинсов с белыми шнурками. Пока не было такого, чтобы меня побили, но иногда чувствуется, что еще чуть-чуть — и какие-нибудь правые ребята в New Balance дадут мне в лицо с ноги. Я привыкла, не обращаю внимания.

Уральский стиль — это лысые ребята с Уралмаша в кроссовках и паленых костюмах «Адидас». Такая самобытность, андеграунд. В целом мне кажется, что модной индустрии на Урале нет. Мне нравится стиль петербуржцев, которые выглядят так, будто не мылись год, но на самом деле на них надеты самые топовые, дорогие вещи.

В Екатеринбурге модные вещи только в секондах. За 10 рублей можно такие себе пиджаки отхватить! Мой любимый — на Уралмаше, а в центре очень быстро все раскупают. Купила бы я вещи Гоши Рубчинского? Я бы подарила их брату, вот он у меня модник. Стиль Гоши Рубчинского очень популярен среди тинейджеров: они все пищат, ждали показа и вообще в шоке. Мечтали попасть, но понимали, что увидеть можно только трансляцию.

Мне нравится стиль петербуржцев, которые выглядят так, будто не мылись год, но на самом деле на них надеты самые топовые, дорогие вещи

Недавно были скидки на шарфы Gosha Rubchinskiy, так у нас теперь весь Екатеринбург в этих шарфах ходит. Сама я от показа ждала новых лиц: обожаю моделей, которых выбирает Рубчинский, люблю наблюдать за ними.

Когда я узнала, что Гоша Рубчинский приедет на Урал, я думала, что он выберет какой-нибудь там Челябинск. Хотя и Екатеринбург — интересный город. Мне бы хотелось видеть здесь больше креатива и лояльности к стилю окружающих. Чтобы никто никого не судил, не тыкал пальцем и не смотрел странно. Чтобы ребята были увереннее в себе и не боялись самовыражаться. Самовыражение — это главное».

Лиза Липетская, 22 года, блогер

© Анастасия Лапшина

«Я относительно недавно вернулась в Екатеринбург. С 15 лет училась за границей и, когда приехала, задалась вопросом, где я смогу здесь одеваться. Первые эксперименты со стилем начались в Брайтоне: я примеряла разные образы и просила друзей меня сфотографировать. Честно говоря, я всегда отличалась каким-то своим не то чтобы консервативным, но классическим стилем. Какие-то эксперименты в качестве зеленых волос или кофт со стразами не про меня.

Сложно ли в Екатеринбурге быть модником? Скажем так, в Екатеринбурге иногда просто не хватает желания красиво одеваться, потому что большинство на это не обращает внимания. Атмосфера лично для меня не вдохновляющая.

Когда я рассказала родителям, что пойду на показ Гоши Рубчинского, они погуглили, кто это, и первое, что у них вырвалось: «Это стиль зека». Когда я сама познакомилась с гранж-тусовкой ребят из Екатеринбурга, то поняла, что надевать папину адидасовскую куртку с нелепыми кедами на самом деле весело, хотя сама бы так все равно не оделась.

Здорово, что показ прошел в Екатеринбурге. Не знаю ни одного подобного показа международного масштаба, который бы проходил у нас до этого. Наверное, Гоша не выбирал Екатеринбург, а выбрал Урал в целом. К Уралу сейчас довольно много интереса, здесь явно присутствует дух патриотизма. Почему показ проходил в «Ельцин-центре»? Мне кажется, расчет был сделан на приглашенных гостей — не все готовы прийти в какой-нибудь криповый подвал на том же Уралмаше».

Виталий Ушенин, 22 года, исполнительный директор концепт-агентства

© Анастасия Лапшина

«В модную индустрию я попал совершенно случайно. Все началось с проекта «Журнал». Сначала мы даже выпустили его печатным тиражом, но потом ушли в онлайн, потому что поняли, что печатать дорого. Все это время я параллельно работал в Минздраве — у меня среднее медицинское образование. Постепенно расширялся круг знакомств. Сейчас мы пытаемся отряхнуть Екатеринбург от той пыли, которая постоянно на него оседает, от какого-то псевдогламура, никому не нужного люкса.

Я ношу те вещи, в которых чувствую себя комфортно и круто. У меня нет цели специально выделяться.

Мне кажется, люди везде одинаково одеваются. Кто-то в моде, кто-то в тренде, кто-то в протесте, кто-то в салатовых штанах и красной куртке просто для того, чтобы его заметили

Долгое время я носил такую масс-маркетовскую гламурную одежду, а потом понял, что вещи ни о чем за тебя не говорят. И можно носить все что угодно. Есть хайп, а есть антихайп. Хайп — для того, чтобы тебя заметили, сфотографировали. У этого есть определенная цель, это ход такой. Антихайп — когда знаешь, что Vetements сегодня в моде, и ты его наденешь. Ты носишь строго то, что рекомендуют стилисты. Но ведь одежда — это про ощущение себя в данном моменте.

Образ русского дизайнера? Как правило, это человек, который пытается эксплуатировать образ русскости, но границы настолько широки, что говорить о какой-то идентичности очень сложно. Человека с Урала видно сразу. У нас люди хмурые. Мне кажется, люди везде одинаково одеваются. Кто-то в моде, кто-то в тренде, кто-то в протесте, кто-то в салатовых штанах и красной куртке просто для того, чтобы его заметили.

Гоша Рубчинский не просто буквально воспроизвел 90-е, он как куратор искусства перевел 90-е на актуальный язык, на котором сегодня говорит весь мир. Мне кажется, очень здорово, что показ проходил в Екатеринбурге и в «Ельцин-центре». Сейчас за город вообще не стыдно. После показа, я думаю, все будут понимать, что Екатеринбург — самодостаточная единица. Давно пора вспомнить о том, что, вообще-то, можно никуда не уезжать, а просто сделать что-то хорошее у себя дома».

Анастасия Лапшина, 17 лет, школьница

«Безумие началось в десятом классе. Помню, надела длинную рубашку, баску на лямках с плотными колготками и пришла так в школу. Все говорили, что мне не хватает юбки. Мне действительно тогда не хватало юбки, но я подумала, что буду одна со своим безумием, без юбки и в одной рубашке. Как-то раз на экзамен по литературе я накрасила брови красной гуашью назло преподавательнице. Она всегда смеялась над моими экспериментами и запрещала приходить на уроки с накрашенными губами, потому что «порядочные девушки в красной помаде в школу не ходят». Тогда на литературу я начала ходить в красных колготках.

Большинство одноклассников считают, что мода — это фигня для дурочек и совсем не стоит их времени. Но я думаю, что люди, работающие в этой сфере, очень развиты интеллектуально. И вообще нельзя отрицать влияние моды на нашу жизнь. Обидно, что мои ребята не шарят.

Мне нравится то, что делает Рубчинский, потому что я люблю 90-е (хотя я даже не родилась тогда) и его философию одежды — людям она доступна и понятна

На улицах Екатеринбурга люди смотрят на других, во что бы ты ни был одет. Интересно одеться — всегда приключение. И мне кажется, наше приключение только начинается, потому что все это пришло к нам только в 90-е. И сейчас мы возвращаемся к истокам и осмысляем все то, что произошло после распада СССР, в том числе и в плане искусства. Ведь мода тоже искусство.

Когда я увидела новость, что показ Рубчинского пройдет в Екатеринбурге, то очень обрадовалась и почувствовала гордость за свой город. Думаю, это действительно было необходимо, потому что — Господи — ну когда еще люди приедут в Екатеринбург?! Мне нравится то, что делает Рубчинский, потому что я люблю 90-е (хотя я даже не родилась тогда) и его философию одежды — людям она доступна и понятна. В том, что он выбрал именно этот отрезок времени — 90-е и бурлящее время после, — есть какая-то ностальгия. Мне кажется, Гоша Рубчинский может рассказать про постсоветского человека миру и сломать все клише.

Как заработать на вещи Гоши? Если честно, мне на ум приходит не заработать, а только грабануть кого-нибудь. Я шучу, конечно».