По просьбе «Афиши Daily» парни, которые не стесняются пополнять свой гардероб вещами из женских отделов магазинов, рассказали, почему не признают границ в моде, и что об этом думают их родители.
Кирилл Шаповалов
20 лет, диджей, Санкт-Петербург

«Я называю себя артистом и диджеем, потому что не выступаю в обычной серой толстовке, а люблю наряжаться. Вечеринка — это праздник. Раньше я просто тусовался, а потом понял, что хочу делать свою музыку и собственные мероприятия. Сейчас у меня две серии вечеринок в Петербурге — «French Rave» и «Haute Dance», которая проходит в Kuznya. Периодически играю в Москве (например, в Squat ¾ и на афтепати Александра Арутюнова), а на прошлых выходных выступал в Берлине.

Для меня нет разницы между мужской и женской одеждой. Думаю, так было всегда. Хотя раньше родители навязывали мне свое мнение о том, что нельзя, например, носить узкие джинсы — в них ходят только девочки. Но чем больше я смотрел модных показов и видео с рейвов 70–80-х годов, чем чаще встречал на тусовках стильно одетых людей, тем лучше понимал, что не все живут как серая масса. Мне неважно, на какую сторону застегиваются штаны, если они мне идут.

Не нужно копировать других, нужно создавать свое. Со стилем та же история — ты либо рожден со вкусом, либо нет. Но я никогда не осуждаю других за одежду. Главное — не как ты выглядишь, а какой ты человек внутри. Моя одежда — это не образ, а сущность, с которой я родился. Дело не в том, что я хочу выделиться. Просто кому-то комфортно в толстовке и трениках, а мне — в пайетках и пиджаках.

Иногда я заглядываю в гардероб и сразу понимаю, в чем буду сегодня. А бывает, долго не могу выбрать. У меня нет тяги к вещам. Я могу надеть что-то новое два-три раза и подарить подруге. Поэтому мой гардероб довольно быстро обновляется. Некоторые вещи мне дарят, что-то вижу в магазине и сразу же покупаю. Но большую часть нахожу в винтажных магазинах, секонд-хендах и на блошиных рынках. Недавно был на Уделке — блошином рынке в Петербурге — и купил мотокостюм. Если носить куртку и штаны по отдельности, выглядит супер.

Я ношу обувь 39 размера, вся женская линейка подходит. Некоторые даже завидуют, ведь мужская обувь часто не такая красивая, как женская. Я очень люблю туфли, казаки и ботинки. Бывает, что продавцы странно реагируют, говорят, что я ошибся, взяв вещь из женского гардероба. Но я не обращаю на это внимания. Что понравилось, то и покупаю.

Со временем родители стали спокойнее относиться к моему стилю. А с тех пор, как я начал сам зарабатывать, вообще ничего мне не говорят — наоборот, поддерживают. Они слушали мои миксы и смотрели видео с выступлений. Знакомые, среди которых есть как творческие, так и далекие от искусства люди, спокойно относятся к моему внешнему виду. У меня вообще никогда не было проблем из-за этого. Даже в школе никто не задирал. Хотя классная руководительница, которая занималась своим похудением и часто была на негативе, периодически срывалась на мне. Но это из-за плохого поведения — я был неуправляемым и гиперактивным ребенком. Мне кажется, сейчас людям не так важно, как выглядит другой человек, у них своих проблем хватает. Хотя, когда я был в Екатеринбурге, прохожие оборачивались мне вслед — им казалось странным, что у мальчика могут быть длинные волосы».

Артур Айвазян
19 лет, фэшн-блогер, Москва

«Я интересуюсь модой с 12 лет. В 16 начал постепенно вливаться в модную среду: вести блог о своих аутфитах, посещать Недели моды, показы. В то время я понятия не имел, как на них попадают. Меня всегда вдохновлял Александр Рогов — мы с сестрой смотрели все его телешоу. Как-то раз он написал в инстаграме, что в «Афимолле» можно получить пригласительный на его показ. Я прогулял школу и побежал в молл в полной уверенности, что из этого ничего не выйдет. Но мне удалось достать билет.

На свой первый показ я пошел в рубашке, которая была мне велика, и черных джинсах с ужасной посадкой, подчеркивающих все мои недостатки. Просто отвратительно, но тогда мне казалось это нормальным. В следующем сезоне я посетил уже три показа. Спустя какое-то время попал в стритстайл-съемку. Так у меня появилась своего рода популярность — мои фото начали публиковать в модных изданиях: американском и русском Vogue, GQ и других. Примерно тогда я удалил блог — от него не было никаких результатов — и начал вести инстаграм. Аудитория росла, вскоре на меня начали подписываться люди с именем в модной индустрии — например, Александр Рогов и Гоар Аветисян.

A post shared by @ayvazyan_arthur on

Я сразу понял, что классика и элегантность — это мое. Сначала мои аутфиты состояли исключительно из мужских вещей. Честно скажу, в то время у меня были довольно простые образы. Проблема еще и в том, что у меня нетипичные для парня пропорции — очень тонкая талия, скромные параметры. Мужские вещи самого маленького размера мне велики. Помню, мне было 17 лет, я искал черные классические брюки, но подходящей пары нигде не было. Стоило зайти в женский отдел Zara, как у меня глаза разбежались при виде огромного количества нужных мне брюк. В тот момент меня даже не смутило, что это вещи из женского отдела. Они не выглядели как женские, но очень мне шли.

Из женской одежды у меня только брюки. Вся верхняя одежда мужская. Но в своих образах я обыгрываю вещи таким образом, что они выглядят на мне очень женственно. Для этого мне нужно только подчеркнуть талию и надеть остроносые туфли. Мне нравится казаться женственным, но при этом не перегибать палку и оставаться мужчиной. В наше время иметь свой стиль, который будет казаться окружающим нетипичным, довольно сложно. И я даже не думал, что, составляя образы из, в принципе, простых вещей, добьюсь успеха.

Мои родители родом из Армении, чистокровные кавказцы. Но они хорошо относятся к тому, что я делаю, хотя и не всегда меня понимают. Их не смущает женственность моих образов. Мне приятно, что родные поддерживают меня и ничего не запрещают. Хотя старшая сестра, скоро ей исполнится 26 лет, порой называла меня фриком.

Чаще всего я закупаюсь в Massimo Dutti и Zara. Но, если мне нравится какая-то вещь, я ее покупаю вне зависимости от цены и магазина. Бывало, что я не смотрел на качество, потому что мне было важно, как вещь выглядит и какого она цвета. В моем гардеробе есть вещи из секонд-хенда и с рынка. Иногда я беру старые вещи дедушки или отца. Я стараюсь составлять образы так, чтобы они рассказывали интересную историю».

A post shared by @ayvazyan_arthur on

Подробности по теме
«Мужики так себя не ведут»: мужчины в платьях о том, чем плох патриархат
«Мужики так себя не ведут»: мужчины в платьях о том, чем плох патриархат
Анатолий Карнаухов
22 года, главный редактор, Екатеринбург

«Я всегда мечтал стать главным редактором модного журнала. К этому постепенно и иду, но немного в другом виде — год назад создал небольшое модное медиа в Екатеринбурге под названием «Самиздат». У нас маленькая команда, но мы постепенно всему учимся и растем. Сейчас хотим работать с талантливыми ребятами из Москвы и Санкт-Петербурга.

В детстве я ненавидел одежду. Мой брат и сестра все время модничали, а я не понимал, какой в этом смысл. Я всегда был очень дружелюбным и общительным, поэтому в школе и колледжах быстро становился популярным. Я мог совершать разные безумства — например, привязывать к сумке штук сорок разноцветных шнурков, — а все повторяли. Сначала меня это немного пугало, а потом я понял, что мода — это работа и большая платформа, которая обозначает тебя в социуме. Это не просто игрушка, а реальные дела, которые не только приносят заработок, но и влияют на экономику, природу и, возможно, даже на войны.

Я не обращаю внимания, в каком отделе покупаю вещи: если мне нужен свитер, смотрю весь ассортимент, не придавая значения гендерным обозначениям. Грани абсолютно стерты. Я всегда был худым, а в какой-то момент еще резко вырос — получилось, что при росте 185 сантиметров я вешу 49 килограмм. Я не анорексик, просто у меня такое строение. В мужских отделах не было штанов моего размера, поэтому я начал покупать женские. В женских отделах прикольная одежда, но бывает проблема с рукавами: если брюки могут быть короче, то рукава — нет. Во многом поэтому я обожаю тенденцию на оверсайз, плюс не приходится ушивать одежду.

Мне нисколько не стремно носить женскую одежду. К счастью, большая часть моего окружения относится к моему стилю адекватно. Родителей сначала это напрягало. Но четыре года назад я начал жить отдельно, сам зарабатывать, и они постепенно поняли, что я свободный человек, могу носить что хочу. Сейчас говорят: «Ну, необычно», когда видят меня в женских кожаных штанах.

Консультанты в магазинах мне ничего не говорят. Только один раз был косяк. Я выбрал одежду и пошел в примерочную — тогда у меня еще были белые волосы до плеч, — а мне сказали: «Нет, вам в другую». Мне кажется, в какой-то момент Екатеринбург стал терпимее к необычно одетым людям. Но надо понимать, что, хотя это прогрессивный город, он маленький — все зависит от знакомств. Здесь я достаточно медийный человек, а потому могу позволить себе ходить в чем угодно. Правда, если поеду в неблагополучный район — а это все, кроме центра, — могу, наверное, и отхватить. Этим летом я ходил с зелеными волосами. Бывало, ко мне подходили, хотели что-то выяснить. Но я абсолютно спокойно общался, и люди понимали, что мой внешний вид не их дело.

Я довольно быстро собираюсь, потому что подобрал себе хорошую базовую одежду — что ни надену, будет смотреться прикольно. У меня нет цели выделиться в толпе или, как у нас говорят, чтобы «лук треснул» (произвести впечатление. — Прим. ред.). Ношу то, в чем комфортно. Часть одежды мне дарят, часть покупаю как базу в магазинах (обычно выбираю вещи черного или белого цвета). Более интересные предметы гардероба заказываю у дизайнеров. В Екатеринбурге какое-то время были очень популярны корейские марки, сейчас все постепенно приходят к русским. Но это все равно такой базовый стилек, сдержанный. Не могу сказать, что у нас проблема с магазинами и дизайнерами: есть 12 Storeez и UShatava, Borismama, которая шьет сумасшедшую одежду, и классный бренд SiammSiamm.

Меня вдохновляют обычные люди, чьи профили я нахожу в инстаграме. За селебами следить неинтересно — в их аккаунтах все искусственно и продажно. А вот когда встречаешь классный аккаунт с двумя тысячами фолловеров и видишь, что его владелец что-то из себя представляет, — это здорово. Неважно, хочу я выглядеть как он или нет, — меня вдохновляет, что кто-то придает значение одежде и пытается носить ее по-новому. Правда, я столкнулся с тем, что интересные люди с классными аккаунтами в жизни оказываются пустыми. У них в головах картинка, которой они живут, — и все. К сожалению, с такими ни поговорить, ни потанцевать. Грустно, что современная молодежь превратилась в общество визуалов».

Подробности по теме
«Парни не плачут»: как снимался фильм о москвичах, которые носят макияж
«Парни не плачут»: как снимался фильм о москвичах, которые носят макияж