Организаторы петербургских вечеринок «Safe’n’Sound» Миша Сидоров и Леонид Вильнер придумали марку уличной одежды «Преступление Наказание» — или СXP для заграничной аудитории. «Афиша» поговорила с ними о том, как наладить производство в колонии.

Кто делает CXP

Леонид Вильнер
Основатель бренда Saint-P Apparel, организатор вечеринок SafeʼnʼSound x Saint-P Apparel, создавал одежду для Эрмитажа и Jagermeister
Миша Сидоров
Организатор вечеринок SafeʼnʼSound, креативный директор Easy Digital Agency, работает в агентстве Louder, устраивал афтепати петербургского показа Гоши Рубчинского

Вильнер познакомился с Сидоровым шесть лет назад в уже закрывшемся баре «Дом быта» — сошлись на почве вечеринок SafeʼnʼSound, которые впоследствии начали организовывать вместе. Бренд CXP (так «Преступление Наказание» именуется для зарубежной публики. — Прим. ред.) они придумали как раз после одного такого мероприятия в феврале 2017 года: к привозу артиста Gerry Read был выпущен мерч вечеринки «Цел и невредим». Тогда же знакомый бизнесмен рассказал Вильнеру, что в российских тюрьмах можно устроить производство чего угодно — от стройматериалов до одежды. Факт, действительно, известный: некоторые российские марки отшивают одежду силами заключенным, но не афишируют этот факт (сами СХP знают от недавно вышедшего из тюрьмы знакомого, что недавно Black Star вели переговоры о производстве). А Сидоров с Вильнером решили сделать на этом акцент.

Миша Сидоров: «Возможно, определенным толчком к этому всему стала история, случившаяся со мной в 18 лет: если без лишних подробностей, мне грозил реальный срок от 3 до 8 лет. В конечном итоге обошлось, но я просидел в СИЗО около двух недель и многое переосмыслил».

Производство в колонии: как это устроено

CXP сотрудничают с двумя колониями: женской в Тосно в Ленинградской области и в Ижевске. Во второй производят аксессуары — например, игральные кости, которые пока не поступили в продажу из-за высокого процента брака. В первой, в часе езды от Петербурга, шьют одежду.

Вильнер: «Производство устроено, как любое другое: заключается договор, идут платежи по безналу. Единственная сложность — очень большой минимальный заказ, сравнимый с производством в Азии: не меньше 300–500 штук. Многие думают, что это дешевая рабсила, но по факту выходит дороже: в тюрьме вещи только отшивают, а это далеко не весь производственный цикл. Печать, вышивка, бирки — все это идет за пределами колонии».

Топорик — пожалуй, единственная, прямая цитата из Достоевского, от которого марке досталось только название-аллегория

Из чего состоит коллекция и на что она похожа

Самая популярная вещь — худи с вышивкой «Охрана». Остальные вещи в первой коллекции такие же незамысловатые: футболки, свитшоты с коротким и длинным рукавом и головные уборы. Хлопок — тот же, из которого сшит трикотаж Yeezy Канье Уэста. В дальнейшем марка будет выпускать дропы, увеличится количество аксессуаров — появятся игральные карты на рентгеновских пластинках и кости в пакетике, которые можно будет прицепить к ключам.

Вильнер: «Всем нравятся кофты с надписью «Охрана» — я сам хожу в ней все время. Однажды я уснул в ней в клубе, а проснулся утром в пустом помещении, потому что меня действительно приняли за охранника и не стали будить.

Еще мы хотим сделать рубашки. Налаживая производство, мы видели, как заключенные отшивают форму, в которой ходят сами. Мне очень понравился крой и то, как она сидит. В какой-то момент я попросил у них образец, чтобы сделать что-то похожее, но из качественных и дорогих материалов. Мне ответили, что это плохой знак. Но мы не отказались от этой идеи и реализуем ее к следующей коллекции».

Сидоров: «Наши любимые марки — A-Cold-Wall*, DTTK, Cav Empt, Magic Stick. Это то, что мы с Леней любим и носим сами. По ценовой категории CXP относится к premium streetwear — это, например, Bianca Chandôn, чьи худи стоят 15 000 рублей. Наши продаются по 9100, но они сложнее и лучше по качеству. С учетом качества вещи стоят своих денег. Например, мы закупили очень крутой пакистанский хлопок, который не покрывается катышками».

Худи «Цел и невредим», 9100 р.

1 / 8

Худи «Преступление Наказание», 9100 р.

2 / 8

Кто покупает эти вещи

Вильнер: «Сейчас вещи представлены в «Цветном» и в Mint, но это больше для имиджа, чем для реальных продаж. Основной поток заказов проходит через сайт. Из них только 20% — на Россию, остальное идет в другие страны. Больше всего заказов приходит из Японии, где популярны советские татуировки и еще держится тренд на кириллицу. Кроме того, Япония плотно идет за США по интересу к стритвиру, что помогло нам занять там свою нишу».

Сидоров: «Новую коллекцию мы представим за неделю до фестиваля Faces & Laces, который пройдет 11–12 августа. Дальше будет интереснее — вещи со сложной графикой, вышивкой и нашивками, необычным кроем, деталями и фурнитурой. В коллекции будут новые худи, футболки и кепки, она будет продаваться на VFILES, а также в Италии, Нидерландах и Японии рядом с Maison Martin Margiela и Raf Simons».

Принт с архангелом Михаилом — отсылка к сути вещей CXP быть талисманами, оберегающими от бед
Подробности по теме
Как кириллица стала модным приемом
Как кириллица стала модным приемом