Пикник Афиши 2024
МСК, СК Лужники, 3–4.08=)СПБ, Елагин остров, 10–11.08
Афиша | СБЕР — генеральный партнёр

Японский шляпник Нодзоми Курокава — о музыке, «Бандах Нью-Йорка» и московских модницах

10 июня 2024 в 14:06
Фото: Павел Крюков
В июне японский дизайнер Нодзоми Курокава заехал в московский концепт-стор Belief, где принимал желающих заполучить уникальную шляпу ручной работы и придумывал вместе с клиентами варианты кастомизации. Мы встретились с Курокавой и расспросили его, что он думает о московских модниках, где в мире одеваются интереснее всего — и что, если не шляпы.

Кто такой Нодзоми Курокава

Японский шляпник — так называет себя сам Нодзоми Курокава — начинал свою карьеру подмастерьем в ателье одного из лучших японских дизайнеров головных уборов Кидзимы Такаюки. Такаюки сотрудничал с Yohji Yamamoto и Comme des Garçons, создавая для модных домов шляпы, а в 1995 году открыл собственную мастерскую в Токио. Курокава задержался у мастера Такаюки на два года — в ателье он научился портновскому делу и работе с редкими материалами, а в 2017 году по совету наставника запустил собственный проект.

В работе дизайнера традиционное для Японии трепетное отношение к ручному труду сочетается с инновационными техниками и современным подходом. Каждый головной убор кастомный: создается по меркам клиента и с учетом его пожеланий — по сути, это коллаборация мастера и заказчика. «Я начинаю с того, что снимаю мерки с головы клиента и обсуждаю с ним его стиль и предпочтения. Затем мы вместе выбираем материалы и дизайн. Я тесно сотрудничаю с клиентом на протяжении всего процесса, чтобы убедиться, что он доволен конечным результатом», — рассказывает Курокава.

Дизайнер верит, что «у каждой шляпы — своя история», а чтобы она была долгой, мастер работает только с самыми современными материалами и предусматривает возможность повторной кастомизации шляп: в ателье Курокавы в Токио можно прийти через несколько лет и обновить дизайн своего головного убора.

Несмотря на основательный подход (на создание одного головного убора уходит до нескольких месяцев) и верность традициям Курокава смело экспериментирует и готов выходить за рамки классического портновского дела. Результат — коллаборации с авангардными японскими брендами The Soloist, MASU и Lamrof.

Например, для Lamrof мастер создал шляпы с узкими полями и фигурными нашивками, имитирующими технику певчорк, а для MASU — и вовсе игривые кепки с патчами в стразах, которые запросто можно представить на A$AP Rocky или Снуп Догге.

Курокава и сам не отрицает, что музыка оказывает большое влияние на его творчество. «Мне близка мода, переплетенная с музыкой. Стиль Мика Джаггера и Кита Ричардса семидесятых-восьмидесятых, Дэвида Боуи. Меня вдохновляет эта эстетика, и я стараюсь создавать шляпы, подобные тем, которые они тогда носили», — рассказывает Курокава в интервью Fred Perry.

Ну а лучшим местом для отдыха шляпник считает музыкальный бар Karnells в его родном городе Нагоя. Его отец работал в Karnells диджеем и часто брал Нодзоми с собой. В Karnells Курокава старается заглянуть каждый раз, когда возвращается домой.

Блиц-опрос от «Афиши Daily»

— Кем вы хотели стать в детстве? Что вы думаете про это желание сейчас?

— Маленьким я мечтал стать гонщиком «Формулы-1»: мне нравились машины, все быстрое, и меня всегда привлекали профессии не для всех! В старшей школе я хотел стать графическим дизайнером, но со временем понял, что меня больше привлекают объемные вещи. Интерес к фэшну проснулся уже в средней школе: мне хотелось делать что‑то уникальное и эксклюзивное.

Лет в двадцать я всерьез стал размышлять, чем мне хотелось бы заниматься. И однажды обратил внимание на образец шляпы в магазине на ХарадзюкуХарадзюкуМодный квартал в токийском районе Сибуя.. Она была изготовлена американским мастером, стоила дорого, но я собрал свои сбережения и купил ее.

Стал изучать этот образец, искать людей в инстаграме*, которые бы тоже носили этот бренд. А однажды зашел в магазин RRL в Токио, и консультантка узнала мою шляпу и одарила меня комплиментами. Вот так из‑за одной вещи у нас с другим человеком завязались отношения. Это поставило точку в моих поисках себя — я решил заняться изготовлением головных уборов, а слоган появился сам собой: «I want every hat to tell a story»С англ. — «Я хочу, чтобы каждая шляпа рассказывала историю»..

— Что оказывает наибольшее влияния на ваше творчество?

— В первую очередь музыка. Мне кажется, что иконы классического рок-н-ролла — мой главный источник вдохновения. Но еще источниками вдохновения становятся обложки пластинок — вся виниловая классика. Из жанров — соул, фанк, джаз.

Еще изобразительное искусство, кинематограф. Я люблю «Пиратов Карибского моря», «Банды Нью-Йорка» — фильмы, где можно подолгу разглядывать картинку, в которых присутствует очень много аксессуаров, ювелирных изделий, головных уборов.

— Ваша любимая коллаборация?

— Наша совместная коллекция с брендом MASU. Эта работа больше всего запомнилась, и больше всего рад ей, ведь благодаря ей мои шляпы оказались на подиуме. Это сильное эмоциональное воспоминание! Сама модель тоже была очень интересной: не просто шляпа, а летняя кепка с ушами из единого куска фетра.

— Ваш идеальный день?

— Это день, когда я могу с головой погрузиться в ручной труд — создание шляп, и к вечеру будет готов совершенный головной убор. Именно такой день я могу назвать идеальным.

— Если бы не изготовление шляп, то что?

— Это все равно было бы собственное ремесленное производство, возможно мебель.

— Где люди одеваются наиболее самобытно и интересно?

— Меня особенно впечатляют страны, в которых люди носят свою традиционную одежду. Я обратил на это внимание в путешествии в Африку.

— Ваш любимый фильм про моду?

— «Банды Нью-Йорка».

— Как вам Москва?

— Меня впечатлил масштаб города: все больше, шире и свободнее, чем в Японии. Но, несмотря на широкие улицы, проспекты и бульвары, все все время стоят в пробках! Еще в Москве оказалось теплее, чем я думал.

Поразило московское метро: бешеная индивидуальность, присущая каждой станции, и контрасты — старинная архитектура и тут же современные поезда.

Видел Кремль, конечно, но самое сильное впечатление на меня произвела Оружейная палата. Это запредельный уровень ручной работы по декорированию оружия. А еще эти огромные кареты!

— Как одеваются люди в Москве?

— Мужчины одеваются стандартно, базово и понятно, словом как во всем мире. А вот женское чувство стиля совсем другое: они явно следят за модой и выглядят просто прекрасно! Также меня удивило количество людей в городе, которые носят и любят шляпы.

Выделяются и посетители Belief. У каждого человека чувствуется индивидуальный стиль — мне даже в какой‑то момент показалось, что я попал в какое‑то модное андеграундное заведение в районе Харадзюку!

Мне было особенно приятно доверие людей, которые приходили за шляпами и полностью доверялись моему вкусу. Порадовало гостеприимство и внимание, которое мне оказывали как мастеру. В Японии клиенты сконцентрированы на самом продукте и его качестве, в то время как в России ценят именно индивидуальность создателя и чувство вкуса художника.

* Instagram принадлежит Meta, признанной в России экстремистской организацией, ее деятельность в стране запрещена.

Расскажите друзьям