Пикник Афиши 2024
МСК, СК Лужники, 3–4.08=)СПБ, Елагин остров, 10–11.08
Афиша | СБЕР — генеральный партнёр

Медный — (не) новый черный: все о самом модном окрашивании сезона

3 марта 2023 в 19:00
Фото: Image Source/Getty Images
Как самый модный в последние полтора года цвет волос стал предметом споров о культурной апроприации.

Бума, какой окружает медные тона волос с 2022 года, мы не видели десять лет — в последний раз рыжие окрашивания не выходили из тренд-репортов в 2012-м. Виновницей моды тогда стала британская певица Флоренс УэлчФото: Wendy Redfern/Getty Images с ее шевелюрой апельсинового оттенка. Сегодня за популярностью всей теплой гаммы, от персикового блонда до красно-каштанового цвета, стоит целый пул звезд А-листа и тиктокеры-миллионники.

Стилисты по волосам считают, что сложное окрашивание — поддерживать рыжие оттенки в виде «недавно из салона» так же непросто, как блонд, — неспроста вернулось в моду в постпандемийное время. Карантин располагал к кустарным экспериментам: отрезанным впопыхах челкам к концу самоизоляции посвящали уже не только тиктоки, но и литературные эссе. Выход обратно в социальную жизнь возродил желание наряжаться и экспериментировать с внешностью — по крайней мере, если окрашивание Эмили Ратаковски или Зендаи пришлось не по душе, сейчас его проще исправить.

Очередной виток ностальгии по нулевым — другая причина, почему медный цвет волос снова актуален. Чем дольше «возвращение эпохи» остается в тренде, тем более мелкие атрибуты времени (одних карго уже недостаточно) становятся популярными на показах и среди инфлюэнсеров. От алого мелирования Аврил Лавин в 2007-м — короткий путь до также вошедшей в моду инди-слиз-эстетики начала десятых с другими рыжими иконами: Хейли Уилльямс, Эммой Стоун или той же Флоренс из Florence and The Machine.

В 2023-м медными становятся не только волосы, но и брови — недавний выход Джулии Фокс на Нью-Йоркской неделе моды тому пример. Нарочито искусственный клубничный оттенок выставлен напоказ: он составляет часть лука с одинаковыми вырвиглазными акцентами. И хотя благодаря образу актрисы рыжие прически записали в тренды текущего года, к окрашиванию появляется все больше вопросов.

Люди, которым волосы рыжей гаммы достались от природы, составляют чуть больше 1% всего населения. Медные оттенки настолько редки, потому что передаются рецессивно — ген, отвечающий в том числе за формирование цвета шевелюры, должен быть у обоих родителей.

Неизбежно оказываясь меньшинством, рыжеволосые люди в разные периоды истории подвергались экзотизации: то через охоту на ведьм, то наоборот, через сильное восхваление, как в эпоху прерафаэлитов.

В наше время стереотипы о рыжеволосых людях называют «джинджеризмом» (gingerism) — по ассоциации с другими «измами», формами системного угнетения. Купольный термин включает как вековые предубеждения о «бездушности», так и гипотезы ученых, будто «джинджеры» легче переносят боль. Обладатели медных оттенков волос рассказывают, что сталкиваются с буллингом даже внутри сообщества: людей с теплыми русыми волосами порой высмеивают за «недостаточную» рыжину.

«Джинджеры» встречаются и со стигмой, завуалированной под одобрение, становясь объектом фетишей и убеждений: якобы их тон волос ведет к такому же «пламенному» сексуальному темпераменту. Ответом на объективацию становится реклейминг: рыжеволосые люди часто рассказывают, что в какой‑то момент стереотипы стали для них индульгенцией действительно вести себя более открыто, а заодно не стесняться ставить обидчиков на место и быть внимательнее к собственным чувствам.

Пока одни носители медной шевелюры называют «джинджеризм» проблемой угнетения, другие подчеркивают, что сравнивать дискриминацию по цвету волос с расовой или гендерной не стоит. Этот вид неравенства менее институционален — он не диктует законы и программы политических партий. Общемировой статистики преступлений, совершенных из‑за ненависти к определенному цвету прически, нет. Периодически такие данные публикуют в Великобритании, но пока попытки определить, насколько близко стоит в этической системе жестокость в отношении рыжеволосых, например, к угнетению женщин, скорее теоретические.

Частная точка зрения на «джинджеризм» во многом определяет, считать ли окрашивание приемлемым. Люди с искусственным цветом вряд ли ощутят на себе проблемы тех, кто рыж от рождения, и этот факт может задевать природно рыжеволосых, опасаются психологи. Однако само комьюнити в основном не против быть в тренде. Мода дает медным оттенкам репрезентацию, снимая ненужный экзотический флер.

Что делать, покрасившись в рыжий? Просто расслабиться — самодельный неровный цвет, как у Джулии Фокс, тоже в тренде, так что перестраивать весь уход на сохранение первоначального тона необязательно.

Расскажите друзьям