В издательстве «Бомбора» вышла книга «Изобретатель кроссовок», представляющая собой мемуары Джо Фостера — основателя бренда Reebok. В ней без прикрас рассказана история становления ныне классического спортивного бренда — «от старых шиповок деда до прорывной модели Freestyle». «Афиша Daily» публикует отрывок из новой книги.

«18 мая 1985 года мне исполнилось пятьдесят, и я достиг, как мне хотелось бы думать, лишь половины своего жизненного пути. Пятьдесят! Куда. Черт. Побери. Убежало. Все. Это. Время? Жизнь была насыщенной и захватывающей, это несомненно, но, достигнув середины, я еще не был готов остановиться и откинуться в кресле-качалке, даже несмотря на то что я продал бренд. Я видел в этом только начало следующего этапа своей жизни.

Стивен Рубин владел 55% акций и был назначен председателем правления Reebok International Ltd. Пол Файерман сохранил за собой 45% акций и звание президента и генерального директора Reebok International Ltd., а мне как президенту международного подразделения предстояло завершить работу, которую я начал столько лет назад, и сделать так, чтобы Reebok действительно стала глобальным брендом.

Нам не повредило и то, что Пол в Америке воспользовался услугами Уэнделла Найлса-младшего, влиятельного кинопродюсера, диктора радио и телевидения. Его семья была вхожа в тусовку голливудских знаменитостей настолько давно, насколько семья Фостер занималась производством спортивной обуви. Отец Уэнделла был легендарным диктором радио, и сын унаследовал его харизму, а также полезные контакты — настоящую „золотую картотеку“ звезд спорта и шоу-бизнеса.

Как только маэстро рекламы приступил к работе, наша обувь стала появляться повсюду, даже на ногах мировых легенд. В 1985 году Сибилл Шепард вызвала шумиху в СМИ, когда появилась на красной дорожке премии „Эмми“ в ярко-оранжевых хайтопах Freestyle. В том же году Мик Джаггер надел кроссовки Reebok, чтобы попрыгать с Дэвидом Боуи в музыкальном клипе „Dancing in the Street“ („Танцуя на улице“)».

«В следующем году, сидя в кинотеатре в Манчестере, я вместе с остальными зрителями буквально подскочил на месте, когда увидел, что Сигурни Уивер охотится на инопланетных убийц на космическом корабле в футуристических кроссовках Reebok Alien Stompers в фильме „Чужие“. Reebok становилась рок-звездой в мире обуви, и продажи фантастически взлетели.

Наша следующая массированная атака была нацелена на укрепление наших позиций в теннисе — на рынке, где мы уже занимали двадцатипроцентную долю. С помощью Уэнделла Reebok стала крупным спонсором международных соревнований, самыми яркими из которых были Всемирные теннисные турниры с участием знаменитостей. Они проходили в течение трех дней в начале июля в Монте-Карло. Это были невероятно гламурные мероприятия, организованные князем Ренье в поддержку благотворительного фонда его покойной жены, княгини Грейс.

Громкие титулы организаторов и потрясающий средиземноморский пейзаж привлекали толпы знаменитостей, желающих сразиться с профессионалами в основном туре, а к участию в добавочном турнире приглашали руководителей крупнейших розничных компаний. Теннисные соревнования всегда вызывали интерес, но в то же время отличались высокой конкуренцией, большинство знаменитостей играли ради победы, особенно Роджер Мур и Джон Форсайт. Во время обеда можно было пообщаться и познакомиться с профессиональными теннисистами, среди которых были Рой Эмерсон, легенда австралийского тенниса, завоевавший за свою блестящую карьеру двадцать восемь крупных титулов, и индийские братья Ашок и Виджай Амритраджи».

На съемках фильма «Чужие»

© Sunset Boulevard/Getty Images
1 из 2
2 из 2

«У Reebok всегда была VIP-ложа с видом на четыре игровых корта „Загородного клуба“ в Монте-Карло. Соседняя ложа была зарезервирована для Фрэнка Синатры, и, хотя я никогда не видел его на матчах знаменитостей и профессионалов, помню один нереальный момент, когда Роберт Де Ниро просунул голову в нашу ложу и спросил, не знаем ли мы, где Фрэнк. Я сказал ему, что у Фрэнка забронирован целый этаж в „Отеле де Пари“ и, возможно, он найдет его там. Все остановились в „Отеле де Пари“, который Уэнделл полностью забронировал для приглашенных теннисистов, знаменитостей и корпоративных гостей.

Джеймс Бонд стал частью кинокультуры с начала 1960-х годов, и два великих исполнителя этой роли, Шон Коннери и Роджер Мур, сделавшие фильмы и их героя легендарными, появились на одном из теннисных мероприятий, предоставив Джин шанс оказаться на культовой фотографии, так как она сидела между ними. Шон в панике похлопывал по всем карманам своего смокинга в стиле агента 007.

— Я потерял талоны на обед, — прошептал он с мягким шотландским акцентом, когда с подиума в саду перед ним произносили речи.

— Не думаю, что у вас возникнут проблемы с входом, — заверил я его, прежде чем пройти к подиуму, чтобы представить тех, кто вручает трофеи турнира. Выйдя на сцену, я сделал паузу, прежде чем заговорить, взглянул на Джоан Коллинз и князя Ренье, которые стояли по обе стороны от меня, а из зала на меня смотрело море знаменитостей. Я разглядел Чака Норриса, Линду Эванс, Майкла Кейна и Стефани Пауэрс, но было еще много-много других звезд. „Вот это да! — думал я. — Зашибись!“

В тот вечер мы устроили ужин в „Саль дез Этуаль“ („Звездном зале“), великолепном зале с крышей, которую можно открывать в теплые сухие ночи. На ужине присутствовали все игроки и звезды, включая Фрэнка Синатру. Джон Форсайт (сыгравший Блейка Кэррингтона в американском телесериале „Династия“) подошел к моему столику, протянув мне руку, и сказал: „Привет, Джо, рад снова вас видеть“.

Я был потрясен. „Мы встречались всего один раз, Джон, —сказал я. — Как вы запомнили мое имя?“

— Это моя работа, — ответил он.

Помимо ассоциации бренда с гламурными соревнованиями знаменитостей в Монте-Карло, теннис принес успех благодаря многочисленным громким победам игроков, которых спонсировала компания Reebok, включая Майкла Чанга и Аранчу Санчес Викарио, которые впоследствии стали чемпионами Открытого чемпионата Франции. Майклу в то время было всего семнадцать лет и три месяца. Он был спортивным гением, от рождения наделенным невероятным набором навыков, которыми должен обладать каждый международный чемпион по теннису: исключительной координацией движений рук и глаз, высочайшим атлетизмом и непоколебимой волей к победе, не говоря уже о долгих изнурительных часах, которые он, должно быть, проводил на тренировках. Я был благодарен, что хотя бы одно из этих трех качеств было и у меня.

После прорыва в теннисе нас допустили в эксклюзивный мир игры в поло в Великобритании. Благодаря майору Рональду Фергюсону мы спонсировали мероприятия в Королевском Беркширском клубе поло и особое событие в Большом Виндзорском парке, где принц Чарльз вручил мне хрустальный кубок.

Неужели все это было на самом деле? Неужели я действительно общался с королевскими особами в кругу игроков в поло, а моя компания поставляла обувь для принцессы Дианы, герцогини Йоркской и их детей? Я постоянно недоверчиво потряхивал головой, пока в конце концов водить компанию с богатыми и знаменитыми людьми не стало для меня почти нормой.

Теперь Reebok стала брендом, который узнавали во всем мире, но меня огорчало, что лишь немногие жители Болтона знали о том, что она происходит из этого города. Очень немногие уловили связь между Reebok, J.W.Foster & Sons и моим дедушкой Джо, создателем шипованных беговых кроссовок».

Подробности по теме
«Анна Винтур не швыряет сумки и пальто»: как на самом деле работает редакция Vogue?
«Анна Винтур не швыряет сумки и пальто»: как на самом деле работает редакция Vogue?