Последние несколько дней бьюти-сообщество обсуждает поведение реп-исполнительницы Instasamka: девушка выложила в сторис, как выбрасывает кейс визажиста в ответ на ее опоздание, а после записала несколько видео, в котором называет стилистов и визажистов «обслуживающим персоналом». «Афиша Daily» поговорила с работниками индустрии и узнала их истории.

Оксана

Стилистка (имя изменено по просьбе героини)

Одно время я помогала своему другу-фотографу, который в начале карьеры бесплатно снимал звезд для инстаграма за отметки. У него появилась идея снять игровую историю со звездной парой: она — певица, он — актер. Я собрала вещи, приехала в студию, все шло замечательно, девушку начали красить, а команда готовилась к съемке.

Спустя время на площадку забежал ее муж, он был очень раздраженный, ни с кем не поздоровался. Актер подбежал к рейлу и схватил первую попавшуюся вещь. До съемки меня предупредили, что ему часто бывают коротки рукава на одежде, поэтому я набрала образов с большим запасом, чтобы верх точно подошел. Мужчина без спроса надел первый попавшийся пиджак, тот оказался ему коротковат в рукавах, он снял вещь, бросил ее и начал кричать, что я испортила весь день ему и его жене.

Герой требовал назвать ему причины, по которым он не должен прямо сейчас развернуться и уйти со съемки.

Мы с фотографом стояли, будто нас отчитывали в детском саду. Я сказала, что если у него нет настроения сниматься, у меня нет веских доводов в пользу того, чтобы он остался. Обвинив меня в том, что я испортила всю съемку, герой ушел. Мы с фотографом стали придумывать, как изменить концепт съемки, чтобы снять певицу одну. Она, кстати, никак особенно не реагировала на ситуацию.

Спустя час мужчина вернулся со словами «я решил дать вам второй шанс». Надел уже те вещи, что я ему предложила, — они, разумеется, были впору.

День съемки пришелся на день моего рождения, поэтому на площадке я пару раз отходила принять поздравления по телефону. В какой‑то момент актер поинтересовался моими звонками и узнал о празднике. Он резко изменился в лице, в перерыве побежал за тортом и оставшееся время засыпал меня комплиментами как профессионала.

Юля Худякова

Визажист, автор телеграм-канала «Макияж без макияжа»

Как‑то на заре моей карьеры мы снимали для журнала одну известную инстазвезду. Поначалу все шло хорошо, только проскальзывали странные шуточки про мейк.

В процессе съемки она узнала от своего агента, что потеряла рекламный контракт и солидную сумму денег, и настроение испортилось. Начались придирки: кожа жирная, губы кривые — все плохо.

Мои поправки ее не устраивали. Когда я предложила ей карандаш, чтобы она сама скорректировала форму, как ей нравится, звезда поковырялась у зеркала секунд 10, ничего не смогла сделать и начала кидать в меня косметику со словами «чему вас вообще в школах мейкапа учат». По итогу доснимали ее мы вообще без мейка.

Я долго парилась и думала, что проблема в моем непрофессионализме, а потом узнала, что она срывает почти каждую съемку, и успокоилась. Всегда только удивлялась, что ее продолжают звать крупные бренды, зная эти ее особенности. Одна из следующих съемок с ней прямо при мне была сорвана из‑за непонравившейся одежды.

Оля Попова

Визажистка @sistercarrycom

Случай произошел, когда я была «молодым» неопытным визажистом. Я тогда работала на бренд Bobbi Brown в Питере. У нас был большой корнер в «Стокманне», туда заходили разные люди, не всегда адекватные.

Пришла женщина, я начала ее консультировать по консилерам. В бренде есть продукт, который под воздействием тепла растапливается, потому что его формула на восковой основе. Один такой лежал с одной стороны стенда под лампой, второй — на другом стенде и не нагревался. Дама начала усилено доказывать, что продукты разные. Сначала я пыталась объяснить ей тонкости текстуры и воздействия тепла, потом достала коробочки, чтоб показать их полную идентичность, в какой‑то момент мой коллега не выдержал и попытался объяснить клиентке то же самое. С каждым нашим объяснением ее агрессия нарастала, и в конце концов она начала орать. Аргументация была уровня «я старше вас, я лучше знаю, вы почему со мной так говорите». В конце концов она криками привлекла к себе столько внимания, что вышла менеджер зала, у которой она потребовала от меня извинений перед ней.

Вокруг меня были люди, подтверждавшие мою правоту, но моя непосредственная руководительница — менеджер бренда — не выказала никакого желания выручить меня.

Она не заступилась, хотя на всех тренингах нам всегда говорили, что мы команда, менеджер нужен, чтобы разруливать конфликты и так далее. Извиняться я не стала.

Ощущение абсолютной бесправности перед клиентом, пусть даже самым агрессивным, у меня переработалось в четкое отстаивание своих личных прав в любой ситуации. Так что, наверное, несмотря на негатив, ситуация поменяла меня скорее в плюс.

Оля Чуковская

Стилистка

Мы снимали популярную российскую актрису для обложки научно-популярного журнала. Мы долго ждали, она опаздывала на час и все это время звонила продюсеру съемки, давала странные указания из разряда «если не будет роллов с гребешком, я не приеду, и еще хочу латте». Когда героиня приехала и ее накрасили, она стала кричать на визажиста, что из нее опять сделали старуху.

Актриса подошла к рейлу с вещами и сказала, что ничего из этого не наденет: «Такое ощущение, будто сюда набрали каких‑то второсортных людей, а нормальная команда работает только с Собчак».

Женщина повернулась ко мне и сказала: «Я вообще в шоке, что ты можешь работать стилистом». Потом она подошла к фотографу, спросила, что он запланировал, сказала, что это скучно и ужасно, спросила, были ли у него вообще когда‑нибудь съемки. Причем снимал ее достаточно известный фотограф. В итоге она наконец согласилась надеть единственную вещь из того, что я принесла. Мы сняли три лука, но все остались очень недовольны. Но зато журнал накинул нам немного денег за этот стресс.

В такой ситуации вся беседа должна вестись исключительно между менеджером звезды и продюсером съемки. Обычно, если забегает звезда и начинает орать, что я некомпетентна, я спокойно начинаю собирать свои вещи и ухожу, не вступая ни в какие беседы.

Александра Давыдова

Визажистка @givemebrush

В начале моей карьеры я работала на съемке с участницей шоу «Холостяк». Ни до, ни после этой съемки я о ней не слышала, но тогда у девушки было много подписчиков в инстаграме. Работала я бесплатно, за отметку.

В процессе макияжа девушка сказала мне, что когда‑то тоже работала визажистом, но совсем недолго, потому что «быть обслугой — это не мое». Причем сказано это было с такой искренней интонацией, что я подозреваю, она даже не думала меня этим задеть, а наоборот: хотела как‑то сблизиться. Но судя по отношению к фотографу и стилисту на той съемке, их она тоже считала обслуживающим персоналом.

Лиза Зеленова

Визажистка @beautymigraine

Я работала на крупной косметической выставке в качестве ассистента на мастер-классе именитого визажиста. Для нее были подобраны звездные модели — телеведущая и актриса. В первый день мастер-класса мы красили телеведущую, все прошло отлично. Во второй день пришла очередь актрисы. Ключевой визажист, которая давала мастер-класс, специализируется на сложных образах со спецэффектами и зрительными иллюзиями, и макияж актрисы должен был быть таким же. Публика, заплатившая немало денег за билет, тоже ожидала фирменные приемы.

Когда актриса узнала, какой у нее будет макияж (половина лица — тигр, а половина — обычный мейк), она сказала, что согласна только на черные смоки.

Не знаю, обсуждали ли с ней организаторы особенности мастер-класса. В итоге я кое-как уговорила модель, что после мероприятия сниму мейк и сделаю ей черные смоки, и она согласилась.

В силу сложности макияжа (визажист буквально рисует на лице) мастер-класс должен был длиться около трех часов. Спустя минут 40 после начала актриса стала спрашивать, когда мы закончим, а чуть позже сказала, что сможет посидеть еще максимум минут 20. Когда это время прошло, она просто встала и вышла со сцены — при полном зале людей. Пока все организаторы побежали за актрисой, я начала отвлекать зал, задавать вопросы визажистке, вроде бы никто ничего не заметил. Актриса вернулась, но дала нам вместо оставшихся двух часов еще 20 минут. Мы доделали все что могли, актриса быстро убежала, хотя обычно в конце мастер-класса участники могут подойти к модели и рассмотреть макияж, это важно. Так как у нас оставалось еще много времени, визажистке пришлось резко придумать, что еще показывать аудитории, в итоге она стала демонстрировать макияж на себе, и все остались довольны.

Другая история произошла, когда моя подруга заканчивала режиссерские курсы, и ей нужно было сдать свой финальный фильм. Благодаря знакомствам она привлекла к съемкам актрису из одного известного актерского клана. Снимали в моей квартире.

Героиня много рассказывала про свою шикарную жизнь, о том, как она живет на островах и ходит по ресторанам. Съемочный процесс шел очень медленно.

Актриса все время прерывалась на длительные селфи-сессии. Еще она чуть не сломала некоторые вещи у меня дома, так как самостоятельно их передвигала.

На съемках я отвечала за макияж. Плюс для стилизации использовали что‑то из моего гардероба. Для одного из кадров мы надели героине блестящий радужный чокер. После того как мы закончили сцену, я увидела его на вещах актрисы, подумала, что она просто впопыхах сняла украшение и оставила рядом с сумкой. Я взяла чокер, положила в коробку и закрыла ее — отчетливо запомнила этот момент. Наш длинный съемочный день закончился, и мы попрощались.

На следующий день чокера в коробке не было. Спустя пару дней после съемок я увидела в сторис у актрисы и светской львицы тот самый чокер, заказанный мной с AliExpress за 45 рублей. Я ответила на историю, написав, что, кажется, это мой чокер. Женщина прислала очень пафосное аудиосообщение в духе: «Дорогая моя, у меня столько этих вещей бывает на съемках. Мне все все дарят. Вообще не знаю, кто и что подарил или отдал. Но если ты думаешь, что это твое, мы можем встретиться, заберешь». Я решила оставить чокер и подарить ей это воспоминание о краже в чужом доме. Осадочек остался неприятный. Хотя от коллег слышала, что с ней очень комфортно работать. Надеюсь, это просто какая‑то клептоманская история.

Николай Ладо

Стилист @lado.nicolas

У меня была заказчица — певица, — с которой я каждый раз сталкивался с одним и тем же. Однажды она попросила помочь ей снять обложку сингла за PR: поскольку это было начало моей карьеры, мне было интересно поработать за отметку. Я ответственно подошел к процессу: мы купили туфли Gucci, собрали классную одежду по ее референсам — вложились максимально. На съемке она не здоровалась и не прощалась, а под конец процесса выяснилось, что она испортила туфли — поцарапала нос, пока ползала в кадре, хотя подошва, как и всегда, была заклеена. Я написал ей сообщение, но ответа не получил. Затем вышел сингл, в соцсетях нас никто не отметил. Я попросил в комментарии указать кредиты создателей, она снова проигнорировала и сделала это только через месяц, когда пост уже ушел вниз в ленте.

Затем с ней же была еще одна ситуация: она позвала меня стилистом на съемку к девушке, тоже певице, которая, кажется, участвовала в отборочном туре «Евровидения». Им нужно было снять промо нового трека. Обещали, что оплата будет небольшая, но и съемка не особо запарная. Продюсировала съемку та первая героиня, которая испортила туфли Gucci. Я как ответственный стилист привез несколько луков вместо одного, чтобы певице было из чего выбрать. Съемка задержалась, потому что заказчица опоздала на 2 часа. Оплату, в том числе за переработки, обещали перевести сразу: в итоге заплатили всем, кроме меня.

Якобы был ограниченный бюджет, и она решила, что я тот лошок, которому можно не заплатить.

Я писал ей несколько месяцев, меня кормили завтраками, в итоге прошло два месяца, и я просто забил. Это полное пренебрежение: без моей работы их визуал был бы печальным.

Я не стал выносить эту историю на всеобщее обозрение, но теперь этот человек в моем черном списке. И когда коллеги спрашивают у меня, стоит ли с ней работать, я отговариваю, потому что этот клиент просто не ценит твою работу.

Многие визажисты и стилисты во время беседы с редактором «Афиши» рассказали, что у них есть множество историй подобного рода, но, так как их героями были публичные личности, мастера побоялись раскрывать подробности даже анонимно, переживая за свою дальнейшую работу.