В издательстве «Новое литературное обозрение» выходит книга исследовательницы моды Барбары Брауни «Космические одежды». Брауни рассказывает о том, как освоение космоса повлияло на модную индустрию, и рассуждает на тему костюмов для путешествий на другие планеты в будущем. «Афиша Daily» публикует отрывок о почти антигравитационных показах мод.

Видеозапись с Хелен Шарман, демонстрирующей свою блузку остальным членам экипажа, заставляет задуматься о том, как воспринимается одежда, когда тот, кто в нее одет, и тот, кто на нее смотрит, не занимают какого‑то фиксированного положения в пространстве. Отсюда, в свою очередь, следует вопрос: как может выглядеть в космосе модное дефиле? В микрогравитации «законы телесной ориентации в пространстве… временно перестают действовать». Нет верха и низа, «нет земли, на которую можно было бы упасть, а хрупкое состояние покоя достигается за счет сочетания равновесия и движения». На видео Шарман пересекает кабину, помогая себе руками. Она не дефилирует перед зрителями, как модель, которая, шествуя по подиуму, а затем разворачиваясь, демонстрирует вид одежды спереди и сзади, — Шарман проплывает над камерой, так что, пока она пролетает мимо, мы видим ее костюм по частям, от плеч до пяток. Рассматривая одежду Шарман, зрители сначала видят ее плечи, так как она движется по направлению к камере головой вперед, прежде чем камера отодвигается и Шарман плавно движется мимо объектива.

В невесомости надо привыкнуть к новой «пространственно-временной логике». На видеозаписях с МКС можно наблюдать, как космонавты стараются сохранить вертикальное положение по отношению к камере все время, пока идет прямая трансляция для Центра управления полетами. Подобные сцены можно наблюдать и на фотографиях пассажиров самолета, совершающего параболический полет. Даже когда они пытаются в невесомости удержаться в вертикальном положении по отношению к полу, их сносит или разворачивает в другую сторону, и они не в состоянии контролировать эти движения. Чарльз Симони, дважды побывавший на МКС в качестве частного космического туриста, вспоминает, что ему постоянно приходилось приспосабливаться к новому положению в пространстве. Пытаясь сориентироваться в кабине, он обнаруживал, что «стена стала полом», а та плоскость, которую один космонавт считает полом, для другого является потолком. Ричард Гэрриот, частным образом посетивший МКС в период между двумя полетами Симони, рассказывает, как обедал на МКС вместе с шестью остальными членами экипажа, которые все пытались уместиться за маленьким обеденным столом: «Обычно, когда за стол садятся четверо или пятеро, места уже не остается. Тогда еще один-два человека садятся с другой стороны, используя потолок как пол».

Невозможность однозначно сказать, где именно находится пол, или опуститься на какую‑либо поверхность заставляет космонавтов действовать иначе, чем они привыкли, и дизайнерам космической одежды следует это учитывать. Анализируя способы изображения невесомости в научно-фантастических фильмах, Адриано д’Алоя отмечает, что космонавты находят опору в любой твердой поверхности, и эта поверхность крайне редко находится у них под ногами. По словам астронавта НАСА Джерри Росса, цепляться часто приходится не ногами, а руками, поэтому точка опоры оказывается не под астронавтом, а сбоку от него. Тело часто меняет положение относительно кабины и различных предметов, находящихся в том же пространстве невесомости. Пассажиры могут приближаться друг к другу сверху или снизу, поэтому тело и предметы одежды открываются им с ракурсов, в которых на Земле мы их обычно не видим. В будущем, когда дизайнеры космической одежды захотят устраивать модные показы в космосе, им, скорее всего, придется иметь в виду, что в невесомости не получится провести подиумный показ. Необязательно, чтобы зрители сидели в той же плоскости, где находится подиум. Они могут находиться над ним, под ним или кружиться вокруг подиума, так что их тела будут занимать другое положение в пространстве по сравнению с телами моделей. Из‑за отсутствия пола моделям придется как‑то отталкиваться, чтобы двигаться вперед по кабине, и помогать себе они скорее смогут руками, чем ногами.

Подробности по теме
Какую одежду мы будем носить в космосе? Отвечает дизайнер Барбара Брауни
Какую одежду мы будем носить в космосе? Отвечает дизайнер Барбара Брауни

Когда на Земле люди попадают в пространство с необычной планировкой, они не ощущают себя настолько сбитыми с толку или дезориентированными, как это происходит в невесомости. Даже если предмет или вся обстановка перевернуты, нетрудно понять, что вверх ногами оказался не зритель, а сам предмет, потому что естественное чувство равновесия подсказывает человеку, что он стоит прямо, и при этом он, как правило, ощущает твердую почву под ногами. Тем не менее перевернутые интерьеры и предметы способны вызвать зрительные ощущения, близкие к тем, которые люди могут испытывать в невесомости, позволяя посмотреть на предметы под неожиданными углами. В 2005 году дизайнерский дуэт Viktor & Rolf открыл в Милане «перевернутый» магазин с интерьером в неоклассическом стиле, только «вверх ногами»: пол похож на потолок — и наоборот. Снаружи видно, что от пола вверх поднимается люстра на жестком креплении, а над ней на потолке стоит перевернутый стул. Внутри потолок выложен паркетными досками, а арки тянутся от потолка к полу. На перевернутом постаменте стоит ваза с цветами, закрепленными так, будто их лепестки и листья наклоняются против силы тяжести. Но одежда в этой сверхъестественной обстановке развешана привычным образом, что подчеркивает искусственность интерьера. Противоречивое визуальное впечатление, вызванное близостью перевернутых и занимающих нормальное положение в пространстве предметов, дает некоторое представление о том, как может выглядеть модный магазин на коммерческой космической станции будущего.

В отличие от интерьера бутика Viktor & Rolf, в котором все предметы жестко зафиксированы, созданная этим дизайнерским дуэтом коллекция Upside Down («Вверх ногами») в перевернутом виде выглядит иначе. В условиях земного притяжения разница между одеждой, занимающей нормальное положение в пространстве, и той, которая перевернута «вверх ногами», хорошо заметна. Если ткань не закреплена, сила гравитации тянет ее вниз. Она драпируется, образуя нефиксированный силуэт, который при изменении положения в пространстве искажается под действием силы тяжести. В 2006 году на весенне-летнем показе Viktor & Rolf продемонстрировали свою коллекцию Upside Down «сначала одной стороной вверх, а потом — другой». Вся одежда из этой коллекции была скроена с таким расчетом, чтобы ее можно было носить как «вверх ногами», так и в нормальном положении; ее края собираются и пристегиваются у плеч. Если эти платья носить как обычную одежду, они, как правило, сужаются в талии и образуют силуэт, похожий на песочные часы. Позже те же платья были представлены «перевернутыми» — в таком виде они придают дополнительный объем грудной клетке и плечам, где под действием силы тяжести ткань топорщится в стороны.

Viktor & Rolf S/S 2006
© Michel Dufour/Getty Images; Jean Baptiste Lacroix/Getty Images

Так как в микрогравитации теряется ощущение «вертикального» положения, многие типичные для моды приемы становятся неактуальными. Одежду обычно описывают, создают и демонстрируют, ориентируясь на ту форму, какую она принимает в вертикальном положении, поэтому модная индустрия не готова к той невозможности ориентироваться в пространстве, с которой столкнутся космические туристы. Начиная с дизайнерских эскизов, изготовление одежды предполагает, что ее обладатель всегда будет занимать нормальное положение в пространстве, а когда сшитую таким образом одежду представляют покупателям, ее, как правило, демонстрируют на вертикально стоящих моделях и манекенах. Тенденция рассматривать одежду с этого ракурса в дизайне, производстве и практике модных показов так сильна, что виду сверху или снизу обычно не придают значения.

Когда одежду демонстрируют в витрине, возможны и альтернативные ракурсы, если манекены словно бы летят или плывут в невесомости. В 2015 году дизайнер Альбер Эльбаз выставил свою коллекцию на тему полета Икара, созданную для парижского модного дома Lanvin, в витрине, где манекены были подвешены так, будто падали. Некоторые из них вот-вот ударятся о землю и пытаются защититься от удара. Другие кружатся в воздухе. Все они занимают положения в пространстве, открывающие те части одежды, которые обычно скрыты от глаз: подметки, подкладку юбки, внутренний шов на бедре. Из‑за силы тяжести одежда на них принимает формы, искажающие ее силуэт: юбки висят перпендикулярно туловищу манекена, блузки оттопыриваются на плечах. Мягкая ткань образует складки, и возникают новые очертания, непохожие на те, которые бы приняла одежда, если бы манекены стояли прямо. Эти неожиданные формы акцентируют внимание на качественных характеристиках ткани, подчеркивая ее способность окутывать фигуру мягкими складками.

Вертикальный показ Marshall Field’s в Чикаго, 2003 год
© Scott Olson/Getty Images

Модные бренды неоднократно демонстрировали одежду на подиумах непривычной конструкции. Фирма Jochen Schweizer организовала показы на вертикальных подиумах для Esprit, Marshall Field’s и Target, вдохновив на эксперименты с вертикальной плоскостью и другие бренды, в том числе Gucci, чей «вертикальный» показ (совместно с Shogakukan) прошел в Токио в 2014 году. Немецкая компания закрепляет матерчатые подиумы для модных показов на многоэтажных зданиях — так, что они начинаются на крыше, а затем вертикально спускаются по фасаду. Компания привлекает каскадеров, выступающих в роли моделей: они обвязаны тросом, конец которого закреплен на крыше, и, когда их ноги соприкасаются со стеной здания, они отталкиваются от нее, поэтому кажется, будто они «лицом вниз» шагают по вертикальной поверхности подиума. Так как на плечи пристегнутых тросом моделей сила тяжести действует в меньшей степени, они могут, спускаясь, отталкиваться от фасада, делая огромные медленные прыжки, не лишенные сходства с теми, которые можно увидеть на пленке, снятой во время высадки на Луну.

Издательство «Новое литературное обозрение», перевод Татьяны Пирусской