«Афиша Daily» поговорила о перспективах феминизма и агендерной одежде с тремя художницами, которые привлекают не только своим искусством, но и гражданской позицией.

Аня Conservi

@conservi

— Нам всем хочется верить, что в будущем феминизм уже не будет вызывать глупых вопросов. Но как по-вашему, насколько это ожидаемая тенденция? Как лично для вас и вашего окружения выстраивались отношения с феминизмом на протяжении последних, допустим, пяти лет?

— Я верю, что в будущем мы достигнем гендерного равенства повсеместно и сама необходимость за что‑то сражаться отвалится. Всего сто лет назад у женщин не было избирательного права, сегодня это уже кажется дикостью, а сто лет — это очень мало! Общественное сознание заметно меняется даже за короткие промежутки времени. Я была феминисткой всю жизнь, только не знала, что это так называется. Только пять лет назад я почти не углублялась в тему, не замечала многих актуальных проблем и даже была противницей феминитивов со всеми этими дурацкими типичными аргументами против них. Все кардинально изменилось когда я стала больше общаться с феминистками и активистками.

— Расскажите поподробнее о ваших девушках из будущего — тех, что на иллюстрациях. Кто они?

— Девушки из будущего совсем как девушки из прошлого! Мы мало чем отличаемся и хотим одного и того же.

— Мы много говорим о каком‑то большом женском комьюнити и взаимоподдержке, но такие мысли всегда пытаются подорвать патриархальными стереотипами о том, что «все девушки конкурентки». Эта установка так крепко въедается в мозг, что иногда ее сложно отследить даже тем девушкам, кто относит себя к феминисткам.

— В детстве я очень часто сравнивала себя с другими и даже завидовала, ничего удивительного. Сейчас, когда фем-движение в России стало популярнее, развилась идея о глобальном сестринстве и у меня естественным образом исчезло желание соперничать. Теперь женщины заметно активнее выражают поддержку и стараются помочь друг другу, не скупятся на комплименты подругам, потому что восхищаются их силой или умом. Стало как‑то не круто завидовать и соревноваться. Я замечаю, что сегодня достижение одной женщины — это повод для искренней радости другой. Патриархальные стереотипы уже уходят в прошлое.

— Кажется, что сестринство предполагает какую‑то компанию девушек. Но как по-вашему, можно глобально поддерживать женщин? Не только за пределом своего круга общения, но и за пределами, допустим, страны?

— Чтобы помочь кому‑то в другой стране, нужно проделать дополнительную работу, найти подходящий фонд или способ общаться с женщинами на понятном им языке. Инструменты для поддержки женщин во всем мире примерно одинаковые. Можно делать это через активизм и распространение информации, можно донатить в организации, которые помогают женщинам, можно помогать даже через искусство.

— Например?

— Искусство — доступный для каждого инструмент для выражения своей позиции и взглядов. Любой комикс, песня, иллюстрация и даже внешний вид может воспевать силу, храбрость и свободу женщин во всем мире. Вместе через творчество мы меняем мир к лучшему.

— Надо ли вообще к такой глобальной поддержке стремиться или стоит для начала сосредоточиться на чем‑то более узком?

— Мне не нравится, когда говорят: «А что ты сделала для женщин в странах, в которых женщинам действительно тяжело?» Везде тяжело, всем нужна помощь и каждый вклад важен, пусть даже он кому‑то кажется незначительным. Не надо стараться прыгнуть выше головы и помочь вообще всем. Делать надо то, на что хватает сил и ресурсов.

© Аня Conservi

— Вернемся к иллюстрациям. На вашей героине женская модель кроссовок — Nike Air Max Verona. А что из обуви обычно носите вы?

— Я тоже выбираю кроссовки. У меня достаточно большой размер ноги, который позволяет покупать одни из самых маленьких мужских (некоторые модели кроссовок представлены только в мужских размерах. — Прим. ред.).

— А если говорить об одежде: чего вам лично до сих пор не хватает?

— Моя одежда в большинстве своем унисекс, я не люблю ее выбирать, поэтому ношу базовые вещи разных цветов. Сегодня я мечтаю только об огромном черном плаще.

— Как по-вашему, все уже одеваются как хотят, а розовое платье и декольте в первую очередь выбор или сексистские установки и требования все еще остались?

— Сексистские требования остались к женской одежде. Стюардессы носят какую‑то до нелепости неудобную форму. Они выполняют тяжелую работу на огромной высоте в этих дурацких юбках и в туфлях. Ей по надувному трапу нужно спустить людей, а она в юбке и в туфлях! Да и на выпускной в школе, например, необходимость надеть платье обычно даже не подвергается сомнениям.

Света Сomrade

@_comrade

— Как лично для вас и вашего окружения выстраивались отношения с феминизмом?

— Мое окружение настолько тщательно отфильтровано годами, что в нем все либо феминистки, профеминисты, либо те, кто разделяет взгляды этого движения. Не знаю, так совпало, что мы все примерно на одной волне начали интересоваться феминизмом и понимать, что это клевая тема.

— Как думаете, когда ситуация с отношением к феминизму поменяется глобально?

— В России все достаточно туманно в целом, если говорить о восприятии многих социальных явлений, а феминизм для многих очень неудобен. Мне кажется, что еще лет пять, не меньше, феминистки будут исключительно «мужененавистницами», вообще виновницами всех гендерных конфликтов.

— Привитый стереотип «все девушки конкурентки» так крепко въедается в мозг, что иногда его сложно отследить даже тем девушкам, кто относит себя к феминисткам. Как вы справляетесь с подобным внутри себя?

— Тезис «все девушки конкурентки» — очень удобная для патриархата штука, нам навязывают эту установку «по наследству». Чем больше я углублялась в фем-повестку, тем слабее это высказывание откликалось в моей голове, а после и вовсе исчезло. Мой подход таков: я стараюсь не делить людей на гендерные категории, и для меня это с каждым годом становится все более фундаментальной установкой. Да, я чувствую некую конкуренцию в работе, но меньше всего я подчеркиваю пол человека. Я работаю над своими чувствами, совершенствуюсь, учусь чему-то новому.

— А легко ли вообще оказывать поддержку в постоянном режиме?

— Важно отметить, что фем-сообщество — это не мягкий и пушистый розовый коврик, где все сидят, улыбаются и поддерживают всех присутствующих. Многие используют разные методы активизма и продвижения феминистских идей, феминистки ссорятся между собой или обижают друг друга, потому что это не какие‑то особенные люди, на них со всех сторон давят противники феминизма, общественность. Поддерживать друг друга, безусловно, важно и нужно, но только тогда, когда тебе на все сто процентов комфортно или есть ряд компромиссов, уступок, моментов, где можно объединиться ради общего дела вопреки каким‑то разнящимся методам и практикам.

© Света Сomrade

— Расскажите поподробнее о ваших девушках из будущего — те, что на иллюстрациях. Кто они?

— Моя иллюстрация посвящена инклюзивности. В мире это очень актуальная повестка, поскольку если присмотреться, то можно легко поймать себя на мысли, что с экранов телевизоров, в интернет-роликах, в рекламе нам подают и продают что‑то худые, красивые, успешные люди с красивой жизнью. Но много ли таких в жизни? Огромная часть людей чувствует себя невидимыми в обществе, многие культурные события проводятся для красивых и здоровых людей. Своей работой я хотела помочь стать видимыми множеству разных людей с разными судьбами.

— Вас наверняка не раз обвиняли в «неправильном феминизме», используя какие‑то абсурдные сравнения, мол, «женщины ислама страдают, а вы тут картиночки рисуете»?

— Мне кажется, каждую феминистку обвиняли в любой мировой проблеме. Да, жаль, что кому‑то где‑то плохо, но также мне жаль, что крайними остаются феминистки, которые борются за свои права и используют те ресурсы и методы, которые могут. Вообще непонятна логика, по которой феминистки обязаны решать все проблемы человечества и быть перед всеми виноватыми.

— Вернемся к иллюстрациям. На ваших девушках женская модель Nike Air Max Verona. В принципе, мы уже привыкли к исключительно мужским моделям. А вот модели, рассчитанные только на женщин, появились сравнительно недавно. Как вам кажется, это справедливое решение? Кредит женщинам, чтобы мы могли скорее перешагнуть гендерный разрыв?

— Для меня тема мужской и женской одежды и обуви крайне болезненная. Я выступаю за то, чтобы вся одежда и обувь была гендерно-нейтральной, поскольку это деление служит предметом буллинга как в адрес девушек, так и парней. Я много раз испытывала чувство вселенской несправедливости, когда видела много крутых кроссовок, но они начинались от 39-го размера. Это нечестно! (Смеется.)

— Если говорить об одежде: чего вам лично до сих пор не хватает?

— Мне не хватает интересных коллабораций кроссовок (и многих рядовых кроссовок) маленького размера, а также не хватает больше красивой обуви с пометкой Vegan.

— В вашем основном профиле в инстаграме много ярких образов. Как они придумываются?

— Я очень много смотрю разного «стильного» контента в социальных сетях, да и в целом я обожаю наряжаться и эксперименты. Я начинаю в девяноста процентах случаев именно с кроссовок, а под них подбираю все остальное.

 — Вы продолжаете сталкиваться с сексистским отношением к тому, как одета женщина?

— Сексистских требований было и остается очень много. Вам об этом лучше расскажут в более консервативных сферах, где нет следов модных и актуальных профессий, стремлений к рефлексии и желанию идти в ногу со временем, но есть дресс-код. А фразу «Ты выглядишь так неженственно», если не усыпана кружевами или одета в обтягивающие джинсы, уверена, слышат многие девушки.

Маша Minava

@minava

— Как лично для вас и вашего окружения выстраивались отношения с феминизмом?

— Сейчас, оглядываясь на пять лет назад, хочется сказать большое спасибо друзьям, знакомым и вообще тем, кто стал вникать в эту тему и изучать ее. Сексистские шутки уже не актуальны и не считаются смешными, использование феминитивов не режет слух, мое тело только мое, я одеваюсь и крашусь как хочу, а не как «правильно». Тут важно сказать, что я ощущаю большую привилегированность своего положения. Если мне так повезло с друзьями и окружением, это вовсе не значит, что проблем вообще нет и не нужно обращать на них внимание. Они есть, и о них нужно говорить.

— Мы много говорим о каком‑то большом женском комьюнити и взаимоподдержке, но такие мысли всегда пытаются подорвать патриархальными стереотипами о том, что «все девушки конкурентки». Бывало, что вы себя ловили на подобной мысли?

— Конечно, такое было, и кажется, не один раз! Но с годами я научилась анализировать возникновение этого чувства, так как это совершенно нерационально. Обычно я прихожу к тому, что на самом деле эта персона очень близка и интересна мне, что общаться и поддерживать дела друг друга нам будет гораздо класснее, чем быть непонятными конкурентками — в чем? В том, что мы обе любим и поддерживаем?

Знаете, это как стереотип, что если девушки оденутся одинаково, то они точно начнут ругаться, а вот когда подобное происходит с парнями — это, наоборот, показатель их классной дружбы. Среди моих подружек вообще сложно представить подобную ситуацию. Мы, наоборот, радуемся таким совпадениям, ведь они подпитывают нашу любовь и сестринство.

— Как начать поддерживать женщин вне своего круга общения?

— Лучше всего начинать с малого ну или как минимум с того, что в твоих силах, а силы у всех разные. Даже простой репост информации в сторис — уже выражение твоей позиции, которое имеет большое значение.

© Маша Minava

— Расскажите поподробнее о ваших девушках из будущего — тех, что на иллюстрациях. Кто они?

— Они девушки, которые не боятся выглядеть ярко, не боятся того, что о них скажут в обществе, так как самое главное — это их свобода самовыражения. В будущем ты можешь выглядеть как хочешь и не бояться выйти на улицу. Ты можешь как разрисовывать лицо картинками и использовать желтые румяна, так и не краситься вообще — главное, выбирать то, что комфортно.

— На ваших девушках женская модель Nike Air Max Verona. В принципе, мы уже привыкли к исключительно мужским моделям. А вот модели, рассчитанные только на женщин, появились сравнительно недавно.

— Это очень классно, что Nike выпустила модель специально для женщин. Но, честно говоря, мне кажется, что такой предмет, как кроссовки, уже несколько лет точно стал унисекс, особенно после появления тренда на ugly shoes. Это произошло в тот момент, когда дизайнеры перешли за грани идеализации и разделения форм на мужские и женские, и кроссовки стали просто кроссовками.

— Если говорить об одежде: чего вам лично до сих пор не хватает? Я вот расстроена небольшим ассортиментом платьев с карманами…

— Я обожаю одежду с карманами — чем больше секретных, тем круче! Сейчас мы живем в эпоху капитализма, и одежды у нас больше, чем когда‑либо было в мире, это несет за собой обесценивание ее важности и значения. Из‑за этого я обращаю больше внимания на практичную одежду и ее функциональность: то есть сейчас я бы никогда не купила брюки с фейковыми карманами. Но при всей моей любви к практичности у меня есть собственное восприятие эстетики красивых вещей, так что я могу спать в розовой шелковой комбинации, затем пойти в ней гулять c собакой и вечером оказаться в гостях у друзей.

Подробности по теме
Дружба и складочки: честные иллюстрации о реальных девушках
Дружба и складочки: честные иллюстрации о реальных девушках