Если провести параллель между модной индустрией и традициями амишей, найдется немало точек соприкосновения: выбор натуральных материалов, локальные бренды как этичная альтернатива масс-маркету, лаконичный крой как ключевая характеристика вещей вне времени. Рассказываем, чем дизайнеров привлекает одна из самых консервативных религиозных общин.

Женщины из общины амишей в Мехико, 2009 год
© PYMCA/GettyImages.ru

Кто такие амиши

Члены закрытой протестантской общины, созданной Якобом Амманом в XVII веке, принимают крещение только в сознательном возрасте. Со времен основания их устрой жизни не изменился: они не пользуются достижениями цивилизации, не платят налоги (и соответственно, не получают поддержку от государства), не участвуют в войнах, придерживаясь пацифистского мировоззрения, а основные занятия у них — это земледелие и фермерство. Большинство амишей сейчас живут в США, небольшая часть — в Канаде и на Украине.

Свободная мода как основа вероисповедания

Весенне-летняя коллекция Rick Owens, 2009 год
© Chris Moore/GettyImages.ru

Интерес к религии у дизайнеров проснулся в середине прошлого века. Одной из первых к этой теме обратилась Эльза Скиапарелли. В 1936 году дизайнер создала длинное темно-синее платье с вышивкой ключей апостола Петра. Изначально оно принадлежало Джейн Кларк, жене директора Национальной галереи в Лондоне сэра Кеннета Кларка. Сейчас оно находится в Филадельфийском музее искусства.

Позже дизайнеры эксплуатировали религию не так тонко. В 1993 году Жан-Поль Готье вдохновляется ортодоксальными евреями: в коллекции Rabbi Chic на подиуме модели мелькают то в кипах, то в штраймлах (головной убор хасидов, напоминающий большую меховую шапку, который они надевают только в особо торжественных случаях. — Прим. ред.) с пейсами. Страшно подумать, с какими бы обвинениями сегодня вышла новость о показе.

Дальше больше — распятия на масках и пиджак с Иисусом в коллекциях Alexander MacQueen, монашеские головные уборы в коллекции весна-лето 2009 Rick Owens, вышивка с изображением мозаик Монреальского кафедрального собора в коллекции осень-зима 2013 Dolce & Gabbana.

Это не единственные примеры: оценить масштаб использования религии дизайнерами можно было на прошлогодней Met Gala — тема мероприятия звучала как «Божественные тела: мода и католическое воображение».

Скромность — сестра таланта

Основательница марки Batsheva Батшева Хэй чтит свод еврейских законов цниют
© batsheva.com

Но если к религии дизайнеры обращаются нередко, то модную аскезу соблюдают разве что Jil Sander и Celine. Основательницу первого бренда, Жиль Сандер, называли «королевой пуризма»; подобная тенденция превалирует в коллекциях модного дома и сегодня. ДНК второй марки вписывается в понятие «интеллектуальный минимализм» — особенно его прославила Фиби Файло, стоявшая во главе Celine до прошлого августа.

Еще одно исключение — бренд Batsheva. Его философия выстроена вокруг эстетики простоты, заложенной в свод еврейских законов цниют о правилах поведения и внешнего вида. Дизайнер создает романтичные платья с высокими воротниками, длиной ниже колен и цветочными принтами.

Тренд на modest fashion («скромную моду». — Прим. ред.) прослеживается на подиумах последние несколько лет. Во многом благодаря растущему интересу к дизайнерским изделиям у мусульманских женщин — согласно отчету State of the Global Islamic Economy Report, цифра, которую тратят последовательницы ислама на модную одежду, к 2020 году вырастет до 330 миллиардов долларов (по сравнению с 220 миллиардами в 2014-м).

Стиль амишей — новый нормкор

Аскетический образ жизни амишей транслируется и в их образах: преимущественно темные ткани, простой крой, отсутствие украшений и принтов. Амиши считают, что даже намек на индивидуальный стиль пробуждает в человеке тщеславие, а это, как известно, грех. Помимо гендерного разделения в одежде (мужчинам — костюмы, женщинам — платья), у амишей существует и сегрегация по семейному положению: передники на платьях у холостых белого цвета, у замужних — черного.

В то время как амиши придерживаются модной аскезы, дизайнеры, вдохновляясь их культурой, создают вещи, которые вовсе не выглядят сдержанными. Обилие декора или сарафаны, по силуэту напоминающие амишские, но надетые на голое тело, — подобных луков благопристойные представители религиозной субкультуры себе бы никогда не позволили.

Осенне-зимняя коллекция Dior Homme, 2011 год
© Karl Prouse/GettyImages.ru

Американский Vogue назвал амишей тенденцией в мужской моде осенью 2011 года. В этом же году Крис Ван Аш для коллекции Dior Homme сочетал традиционные для мужчин-амишей фетровые шляпы с современными силуэтами: традиционные широкие брючные костюмы сменились оверсайз-кейпами и строгими пальто.

Этот же аксессуар использовала и Анн Демельмейстер в коллекции весна-лето 2009, только вот в отличие от Криса Ван Аша, она сочетала их не только с классическими костюмами, но и со свободными бриджами и кардиганами с принтами.

Том Браун, выросший в Пенсильвании, где живет самая большая община амишей, регулярно обращается в поисках вдохновения к их культуре. К примеру, в сезоне осень-зима 2013 дизайнер изначально хотел воссоздать сцену строительства дома, но по техническим причинам отказался от задумки, и модели ходили между деревянных каркасов. Идея нашла продолжение в виде инсталляции (на витринах манекены стояли под небольшими каркасами) в бутике в Dover Street Market. Строгие брауновские силуэты темных цветов, порой с меховой отделкой, дополнялись черными фетровыми шляпами и солнцезащитными очками — герой коллекции выглядел как внебрачный ребенок спецагента и люксового амиша.

Грэм Тайлер на последней неделе моды в Нью-Йорке представил коллекцию, которую можно назвать потенциальным амишским кутюром: шерстяные сарафаны поверх белых рубашек и многочисленные шляпки, от чепчиков до широкополых, — все отсылки к религиозной общине настолько явные, что даже фэшн-дилетанту не нужно ничего объяснять. Сама коллекция называется 42.6170° N, 76.7250° W — это координаты швейцарского города Интерлакен, с малочисленной общиной амишей.

Пьерпаоло Пиччоли для осенней коллекции Red Valentino 2017 года вдохновлялся историей основателя общины, Якоба Аммана, который был портным и понимал, насколько важно идентифицировать своих с помощью униформы. Для воссоздания амишских луков дизайнер выбрал темно-серые пальто с отложными воротниками и саму коллекцию разбавил яркими образами, которые он перенял у рок-постояльцев отеля «Челси».

Как еще используют наследие амишей

Модель Кейт Штольц
© Thomas Concordia/GettyImages.ru

В 2013 году вышел первый сезон реалити-шоу «Амиши: Найти новую жизнь» («Breaking Amish»), в котором приняли участие румспринги — подростки 14–16 лет, которые имеют право выйти в свет и прочувствовать на себе все земные пороки, разрешенные конституцией — от добрачного секса до алкоголя, — и решить — остаться в дивном новом мире или вернуться в общину и принять крещение.

Одна из героинь, Кейт Штольц, выбрала не праведный путь — ее заметили скауты агентства Major Model Management и вскоре она не только подписала с ними контракт, но и снялась в журнале Maxim.

Редакторы глянцевых журналов также облюбовали деревенскую эстетику постменнонитов (амиши — это ответвление меннонитства, которое, в свою очередь, вышло из протестантства). Стивен Мейзел в 2008-м снимал кавер-стори итальянского Vogue, а в декабрьском выпуске Elle France 2013-го опубликовал съемку фотографа Takay: в обоих случаях модели были одеты на манер амишей, но с современными акцентами.

Несмотря на очевидный идеологический разрыв между буржуазностью моды и простотой амишей, дизайнеры не стесняются использовать их элементы стиля, искажая саму идею аскетического образа жизни.Подобная культурная апроприация выглядит куда лицемернее, чем те же неоновые дреды на белых моделях на показе Marc Jacobs или условный блэкфейс на балаклаве Gucci, ведь амиши не используют современные технологии, а значит, не будут затевать скандалы в медиа.