Парфюмерный критик и химик Матвей Юдов поговорил с парфюмерным издателем Фредериком Маллем о том, как создавался один из самых удивительных ориентальных ароматов в мире - Portrait of a Lady

реклама
реклама

На стыке тысячелетий мы чуть было не потеряли парфюмерию как искусство. Подобно любым видам творчества, регулируемым рынком, она практически выродилась в некую прикладную дисциплину; модные дома осознали, что производство ароматов приносит ощутимый доход, новинки бесстыдно копировали друг друга, а вопрос «В чем был замысел?» поставил бы большинство создателей ароматов в тупик. Безымянные парфюмеры выполняли задания тех или иных кутюрье, и на полках появлялся очередной клон. Покупателям ничего не оставалось, как выбирать из неотличимых новинок, классические же ароматы прошлого были изменены до неузнаваемости (часть материалов стала недоступна, но чаще формулу производитель менял сознательно, адаптируя ее под текущую моду, попутно минимизируя затраты).

«Что, если перестать вынуждать лучших парфюмеров современности писать своего рода колонки гороскопов и дать им возможность снова взяться за поэмы и повести?» — рассудил Фредерик Малль, задумывая свое «парфюмерное издательство». Так в 2000 году появился бренд Editions de Parfums Frederic Malle и ароматы, которые со временем перевернули представление о современной парфюмерии.

История создания одного из самых известных ароматов Editions de Parfums Frederic Malle — Portrait of a Lady — началась с его предшественника Geranium Pour Monsieur, выпущенного в 2009 году. Обе композиции сочинил парфюмер Доминик Ропьон, старый друг Фредерика Малля. В основе идеи Geranium Pour Monsieur — ароматы старомодного мыла и традиционных косметических средств вроде Eau de Quinine и Eau de Botot, известных также в качестве одного из первых средств гигиены ротовой полости — «ополаскивателя для рта короля Луи XV»: их запах было решено расширить до полновесного парфюма. Так в составе появились пачули, сандал, мускус, бензоин, пряности и другие ингредиенты. Базовый аккорд оказался очень интересным: он вполне был похож на некий нишевый аромат.

«Нишевый аромат для меня — это своего рода аналог музыки в стиле лаунж — и то и другое создает приятную атмосферу, некий комфортный фон, но не несет никакой идеи, ничего не выражает. В процессе обсуждения с Домиником мы придумывали варианты дальнейшего развития композиции и упомянули розу. В тот момент мы посмотрели друг на друга и поняли, что роза может быть решением нашей задачи. Роза проделала с композицией чудо», — вспоминает Фредерик Малль.

И именно этот базовый аккорд Geranium Pour Monsieur послужил стартом для еще одного нового проекта — аромата Portrait of a Lady. В нем значительно увеличилась доза пачулей: в новом аромате присутствовал целый блок из нескольких натуральных эфирных масел пачулей исключительного парфюмерного качества, полученных при помощи современных методов молекулярной дистилляции. Такие материалы непросто получить любителю и даже состоявшемуся парфюмеру средней руки, но нет ничего невозможного, когда работаешь с суперзвездами вроде Доминика Ропьона. И, конечно, самое главное — в аромате появилась беспрецедентная доза эфирного масла турецкой розы — для производства 100 мл аромата требуется собрать не менее 400 цветков.

Дальше дело оставалось за малым — «вписать» розу в контекст всего аромата, заставив его звучать синхронно и цельно. Но для этого необходимо «прорисовать» каждую грань собственного запаха цветка: легкий свежий цитрусовый старт, фруктовый аспект, напоминающий личи, малину и черную смородину, пудрово-фиалковый нюанс, намек на пряности. Важно еще понимать, что парфюмерная рифма роза — пачули настолько банальна, что очень трудно сказать в этом жанре что-то новое. По этой причине Малль и Ропьон сознательно избавлялись в «формуле» от всего, что напоминает среднестатистическую современную парфюмерию: так исчезли из состава будущего аромата изо-е-супер, гедион, калон и тому подобные компоненты. Изначальный базовый амбровый аккорд был улучшен добавлением амброксана и небольшого, «технического» количества мускуса: в этом случае он работает скорее как фильтр, смягчая и приглушая звучание.

«Когда работаешь над ароматом, особенно ближе к финалу, прорабатываешь деталь за деталью, то очень важно не упустить самой сути, не сбиться с основного пути. Обычно для того, чтобы четко держаться курса, я держу в голове конкретный образ — это может быть, например, человек, которого я хорошо знаю, или какое-то изображение. В то время, когда мы работали над Portrait of a Lady, я все время сверялся с одной известной фотографией: на ней женщина со слонами», — рассказывает Фредерик Малль.

Речь идет об очень известной работе фотохудожника Ричарда Аведона «Довима и слоны». Эта фотография была сделана в рамках рекламной кампании новой коллекции Кристиана Диора 1955 года. На фото уже очень известная на тот момент супермодель Довима на фоне цирковых слонов: съемка происходила в парижском Cirque dʼHiver Bouglione. На Довиме черное платье с контрастным белым поясом: его придумал молодой помощник и ассистент Диора Ив Сен-Лоран, чье имя тогда мало кому было известно. Это фото стало одним из самых известных и самых дорогих в истории: отпечаток был продан с аукциона в 2010 году почти за полтора миллиона долларов. Сам Ричард Аведон был настолько недоволен фотографией, что утверждал, что утерял исходный негатив, а в свою автобиографию, вышедшую в 1993 году, он даже не стал включать «Довиму».

Однако для Малля эта фотография — воплощение грации и элегантности. Он хотел создать аромат, действительно отражающий изящество и красоту тех времен, но сделать это очень современно. Название же аромат получил уже после того, как работа над ним была полностью завершена. Его Малль взял из еще одного важного для себя образа — романа «Женский портрет» Генри Джеймса, признанной вершины американского психологического реализма и одной из самых известных книг, написанных на английском языке. Назвать парфюмерную композицию Portrait of a Lady, пожалуй, единственная спонтанная идея за все время работы: так классическое произведение Генри Джеймса позапрошлого века в «парфюмерном издательстве» встретилось с одним из лучших ориентальных ароматов современности.

«Я верю в удачу и считаю, что именно случай помог мне подобрать идеальное название аромату. Перед выходом аромата мы решили, что он, возможно, слишком элегантный и экстравагантный для массового рынка, но я выпустил его просто потому, что он очень нравился лично мне. В итоге нам очень повезло: Portrait of a Lady имел ошеломительный успех, который продолжается до сих пор», — считает Малль.

Ги Робер, один из величайших парфюмеров прошлого, как-то сказал: «В первую очередь духи должны хорошо пахнуть». Сейчас в погоне за экстравагантностью и эпатажем многие об этом забывают, но, «надевая» Portrait of a Lady, вы можете быть уверены — пахнуть вы будете лучше всех. Этот аромат перевернул новую страницу в истории ориентальных ароматов, и еще долго он будет объектом цитирования и копирования, хотя едва ли кто-то сможет приблизиться к его идеальному ювелирному балансу и детализации. Это тот редкий аромат, позволяющий полюбить парфюмерию в целом: за невероятное сочетание технологии и мистики, помогающее художнику находить секретный код, после ввода которого компоненты аромата, как кусочки головоломки, складываются воедино и возникает настоящее волшебство. Часто создатели ароматов «комплектуют» свои работы историями, подсказками, позволяющими лучше понять настроения и эмоции аромата. Portrait of a Lady не нужно объяснять, просто нанесите немного аромата — и вы сами все услышите. И это будет ваша личная история.

Выражаем благодарность пространству Павильон Книги за помощь в проведении съемки