перейти на мобильную версию сайта
да
нет

SLMMSK, Corner, Cirqle и другие: кто придумывает российские хиты App Store

«Афиша» поговорила с местными разработчиками приложений, которые попадают в топы App Store и новостные ленты блогов о технологиях.

Технологии

SLMMSK

Приложение для «антиселфи», позволяющее закрыть лицо черной плашкой из криминальной хроники, эмодзи или арабской вязью.
Владимир Шрейдер, покоривший мир моды «антиинстаграмом» Glitché, превращает звездное приложение в одноименный лейбл, выпускающий другие необычные продукты

Владимир Шрейдер, покоривший мир моды «антиинстаграмом» Glitché, превращает звездное приложение в одноименный лейбл, выпускающий другие необычные продукты

Фотография: Алексей Калабин

Владимир Шрейдер, основатель Glitché, создатель приложения SLMMSK: «В какой-то момент мы решили превратить фотоприложение Glitché в одноименный лейбл, под маркой которого будем выпускать приложения нового поколения. Первое такое приложение — SLMMSK — наша реакция на засилье селфи. Все знают, что «селфи» стало словом года в одном из английских словарей, поэтому и инструмент, который привносит в этот процесс творчество, ожидаемо оказался ­нужен. Как написал нью-йоркский Yahoo! Tech, «с появ­лением SLMMSK мы вступили в эру пост­селфи». То есть мы создали новый жанр. Мы называем его «антиселфи». Название приложения идет от моды на шифрование названий песен, на использование иероглифов и непроизносимых символов. Мы тоже замаскировали в SLMMSK такие слова, как «селфи», «маска» и, возможно, другие, но дали свободу пользователям самим интерпретировать эту аббревиатуру. Кроме этого, внутри приложения много отсылок к исламской культуре. И это тоже своего рода реакция на шок, который вызывает арабская вязь у европейцев. На эту тему хорошо высказался большой фанат Glitché фотограф Ник Найт, который вообще первый отреагировал на выход SLMMSK. Он в блоге своей студии написал большой обзор, что SLMMSK — это привет темному вебу, моде на терроризм. Полная версия приложения выйдет осенью. ­Первым делом мы дадим возможность работать с видео и 3D. На другие приложения я стараюсь не смотреть. Много чего создается, но все это мне кажется временным. Нужно придумывать гибкие инструменты, возможности которых будут безграничными. Glitché гибкий, с его помощью даже была оформлена американская церемония MTV Video Music Awards в этом году. SLMMSK тоже, хоть у него и есть определенный сценарий — в нем пользователям удается создавать совер­шенно непредсказуемые вещи, настоящий арт».

IO

«Двоюродный брат» Siri — чат-бот, который подсказывает адрес ближайших ресторанов, болтает и шутит как человек.
В обширной команде IO трудятся разработчики, лингвисты и редакторы. В первом ряду: Глеб Архипов, Катя Зырянова, Леша Гапонов, Евгения Куйда, Владимир Черносвитов. Во втором ряду: Ася Боярская, Антон Чеботаев, Олег Соболев, Костя Абакумов, Андрей Неверов, Жанна Гугунова, Филипп Дудчук, Таисия Антонова

В обширной команде IO трудятся разработчики, лингвисты и редакторы. В первом ряду: Глеб Архипов, Катя Зырянова, Леша Гапонов, Евгения Куйда, Владимир Черносвитов. Во втором ряду: Ася Боярская, Антон Чеботаев, Олег Соболев, Костя Абакумов, Андрей Неверов, Жанна Гугунова, Филипп Дудчук, Таисия Антонова

Фотография: Алексей Калабин

Евгения Куйда, основательница IO: «Когда ты спрашиваешь Siri о чем-то, это не разговор, а система «вопрос-ответ»: дал команду, получил визуализацию команды и ответ. 10 раз спросишь одно и то же, 10 раз получишь один и тот же ответ. Мы же создаем человеческий разговор. Если ты что-то спросишь IO, то он может переспросить или пошутить. Может предположить, посоветовать что-то. В хорошем магазине разговор с продавцом — штука приятная и информативная, и мы вот этот момент воссоздаем. Покрыть все темы практически невозможно, это объемы информации, которые невозможно себе даже представить. Но мы поняли, что в одной узкой теме — в рекомендации ресторанов, можно сделать довольно крутой разговор и точное распознавание того, что человек говорит. А потом можно подключать и другие темы. И это наша сильная сторона, потому что такие корпорации, как Google или «Яндекс», никогда не возьмутся за одну маленькую нишу и не могут позволить себе дви­гаться поступательно, им нужно сразу покрывать все темы. Мы ведь строим интерфейс. Мы не ­контентный производитель, а система, которая берет какую-то базу данных — Yelp, Foursquare, afisha.ru — и по-человечески общается с пользователем. Эта система совмещает два знания, про человека и про контент, и дает ровно те рекомендации, которые и нужны. Даже в закрытом тестировании становится понятно, что через IO люди находят рестораны, которые иначе бы не нашли. А почему — потому что мы очень хорошо понимаем про каждый ресторан в отдельности, у нас гигантская модель данных. Мы знаем все: кто туда ходит, что там лучше делать, с кем туда идеально ходить. И одновременно с этим мы очень много знаем про человека. То есть мы учимся в разговоре, а люди и не замечают, как много рассказывают про себя. Часто получаются какие-то неожиданные места, о которых так просто ты бы не подумал. Я таким образом через нашего же робота открыла для себя «Москву — Дели» и мороженое в «Чайной высоте». Нью-йоркскую версию мы уже сделали, а недавно даже дали интервью журналу Time. В английском языке проще лингвистика, там нет морфологии. Так что скоро запустимся и в США».

Cirqle

Приложение, позволяющее собирать совместные фотоальбомы в отпуске с семьей или во время чрезвычайных происшествий.
Команда Cirqle состоит из бывших и нынешних сотрудников издательского дома Look At Media. По часовой стрелке: технический директор Владимир Бобров (крайний слева), backend-разработчик Сергей Сафонов, iOS-разработчик Антон Домашнев, CMO Катя Базилевская, CEO Алексей Быстров, комьюнити-менеджер Серафима Скибюк

Команда Cirqle состоит из бывших и нынешних сотрудников издательского дома Look At Media. По часовой стрелке: технический директор Владимир Бобров (крайний слева), backend-разработчик Сергей Сафонов, iOS-разработчик Антон Домашнев, CMO Катя Базилевская, CEO Алексей Быстров, комьюнити-менеджер Серафима Скибюк

Фотография: Алексей Калабин

Алексей Быстров, основатель Cirqle: «Ты проживаешь жизнь не один. Всегда есть соучастники, еще хотя бы одна пара глаз. Чем больше углов зрения, тем объемнее картинка. Истории нас объединяют, мы из них состоим, но до сих пор нет ничего, что позволяло бы рассказывать их вместе абсолютно естественным образом. Хештеги, альбомы в фейсбуке с мудреными настройками приватности — искусственные и громоздкие конструкции, далекие от природы воспоминаний. Cirqle как раз оперирует совместно пережитым опытом, историями, контекстом каждого воспоминания. Всем сразу ясно, как это работает с путешествиями или семьей, но что еще? Один из неожиданных примеров — Тевин Харрис, пожарный из Сиракуз, штат Нью-Йорк. Он решил, что очень важно рассказать как можно большему количеству людей, каково это — быть пожарным. Ему кажется, что люди недооценивают эту профессию и если рассказать об этом как подобает, огромное количество людей может пойти в пожарные или хотя бы начать относиться к ним с должным уважением. Под этим флагом Тевин сейчас собирает международное «братство» пожарных в один большой «серкл». Кроме того, сейчас мы обкатываем механики трансляции ­событий в реальном времени на самых разных вещах — от фестиваля Faces & Laces до событий на Украине, поскольку поняли, что продукт так же круто решает задачи распределенной журналистики. С момента нашей первой беты мы собрали невообразимое количество отзывов, статистики, всего, что в итоге легло в фундамент второй версии Cirqle, которая выходит в конце сентября. Сейчас, несмотря на все трудности, очень крутое время, я горжусь многими из тех, кто составляет новую волну продуктов с российским происхождением: Coub, Telegram, Readymag, IO, Stampsy, Glitché, можно довольно долго перечислять — ландшафт очень сильно поменялся за последние годы, так победим».

Corner

Мобильный сервис для покупки авиабилетов, позволяющий выбрать лучшее предложение, даже если не знаешь, куда хочешь отправиться.
Сооснователь Corner Артем Коновалов занимается делами из США: но в остальном команда выглядит именно так. Слева направо: back-end-разработчики Виктор Макаров и Денис Черемисов, мобильный разработчик Евгений Ртищев, дизайнер Мердан Агаев

Сооснователь Corner Артем Коновалов занимается делами из США: но в остальном команда выглядит именно так. Слева направо: back-end-разработчики Виктор Макаров и Денис Черемисов, мобильный разработчик Евгений Ртищев, дизайнер Мердан Агаев

Фотография: Алексей Калабин

Артем Коновалов, сооснователь сервиса Corner: «Фрустрация возникает не тогда, когда ты знаешь точную дату и город, куда полетишь, а когда ты вроде хотел провести отпуск в Париже, смотришь на цены и вообще не понимаешь, что дальше делать. Потому что цены в два раза выше, чем те, на которые ты рассчитывал. Ни один из текущих сервисов не отвечает на вопрос: «Что дальше?» Есть режимы, позволяющие посмотреть цены на карте мира. Но мы же не мореплаватели, это очень неудобно. Мы стали собирать статистику. Оказалось, что ко всему прочему примерно сорок процентов людей — это внутренняя рыночная цифра, а не открытые данные, — приходя на сайты с авиабилетами, вообще не знают, что вбить в поле «Куда». Но механизм, когда ты вводишь конкретные даты и место, появился только из-за ограничений в системе. Эта система не менялась тридцать лет. При этом никто никогда не ставил перед собой задачу дать возможность людям не ковыряться в миллионе предложений, а подумать о самом важном: а куда все-таки слетать на эти ноябрьские? Житейская вроде проблема, которую нынешними сервисами никак не решить. Сидишь со списком городов и наугад задаешь параметры. Поэтому Corner открывается не выбором города, а выбором даты. А дальше уже можно посмотреть города с лучшими по всем параметрам билетами и выбрать. Но это видимая часть сервиса. Невидимая часть выглядит так: вместо того чтобы обращаться сразу к агентам, которые продают билеты, мы обращаемся напрямую к глобальным дистрибьюторским системам, откуда все и берут данные, а потом уже подключаем агентов по схеме «мы нашли билет, за какую сумму ты готов его выписать». По сути, дальше у агентов происходит аукцион, за сколько они готовы выписать билет. Так что свои проценты мы получаем не с агента, а с той самой системы. Это позволяет нам, с одной стороны, работать с основными источниками данных напрямую и очень нейтрально относиться к партнерам, с которыми мы работаем. У нас никогда не возникнет ситуации, что партнер плохо работает, но много платит, поэтому давайте ­закроем один глаз и разрешим ему прислать ­нечестные цены».

Bubl ABC

Музыкальный алфавит для самых маленьких, придуманный современными художниками и композиторами.
Команда Bubl доказала, что современное искусство востребовано не только в галерее. Слева направо: композитор Дмитрий Евграфов, CEO Олег Ставицкий, художник Протей Темен, продюсер Филипп Петренко

Команда Bubl доказала, что современное искусство востребовано не только в галерее. Слева направо: композитор Дмитрий Евграфов, CEO Олег Ставицкий, художник Протей Темен, продюсер Филипп Петренко

Фотография: Алексей Калабин

Олег Ставицкий, сооснователь Bubl ABC: «После того как в России вышли два наших первых приложения — Bubl Draw и Bubl Tap, — я поехал на конференцию Apple в Берлин. Там есть возможность записаться на UI Review: ты показываешь свое приложение дизайнеру из Apple, а он оценивает и критикует интерфейс. Так вот, я показываю им Bubl, они смотрят секунд 10, потом на меня, потом приводят к менеджеру европейского App Store и говорят: «Слушайте, здесь такое приложение, вы все должны его увидеть немедленно». Меня окружили дизайнеры, менеджеры, инженеры Apple, все смеются, тычут в Bubl, хватают за рукав проходящих мимо сотрудников и говорят: «Посмотри-ка на это». В итоге мы договорились о дате релиза, Bubl Draw поставили на видное место в App Store, и первую неделю он зарабатывал около 1500 долларов в день. Мы подумали: «Неплохо, на это в принципе можно кормить команду». Но фичеринг так работает: приложение уходит с главной страницы App Store — и ты начинаешь зарабатывать в десять раз меньше. Это лишь подтвердило нашу стратегию: Bubl изначально задумывался как серия приложений. Люди должны зайти в одно, влюбиться, а тут мы перед ними разворачиваем витрину с десятком других наших продуктов. Затем нас пригласили на The Kids Want Mobile в Берлин — это конференция, которую делает компания Fox & Sheep, она входит в топ-5 разработчиков детских мобильных приложений. Мы встретились с ними всей командой, и они сказали очень интересную вещь: «Попробуйте взять понятную тему и применить к ней ваш Bubl touch. У вас свой уникальный язык и стиль, если вы в нем сделаете что-то менее абстрактное — увидите, пользователей ­будет на порядок больше». В тот же вечер мы ­собрались в кафе, и Филипп Петренко, наш композитор, сказал: «Надо делать музыкальное мо­роженое. Собираешь трек из разных шариков. Каждый шарик — это музыкальная фраза». Протей Темен, сооснователь Bubl, тут же на салфетке нарисовал трех персонажей, которые едят мо­роженое: йети, принцессу и пирата. Название придумали там же — Bubl Gelato. Дальше нача­лась магия. Мы окончательно подружились с русской редакцией App Store, затем я отвез Gelato на WWDC в Сан-Франциско, и Apple помести­ли гигантский баннер c нашим приложением на главной странице App Store. Быстро стало ясно, что наша стратегия работает: мало того что Gelato зарабатывал 2500 долларов в день, он еще и подтянул продажи двух других продуктов. Прямо сейчас мы уже вместе заканчиваем наше четвертое приложение, музыкальный алфавит Bubl ABC. Что меня больше всего поражает — как наши абстрактные приложения скачали больше ста тысяч человек! Это не просто хай-концепт, которым можно друзей на вечеринке удивить. Получается, современное цифровое искусство нужно массам».


Статья впервые была опубликована в журнале «Афиша» №16 (376)

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить