перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Когда ты уже выпил, полностью меняется интерфейс»: интервью с создателем Lapka

Даниил Трабун поговорил c Вадиком Мармеладовым о том, как сделать медицинский прибор для тинейджеров, каким был бы новый стартап Стива Джобса сегодня и зачем технологической компании сценарист.

Технологии


В 2012 году Вадик Мармеладов создал компанию Lapka, которая занимается медицинскими гаджетами. В 2014‑м компания Apple анонсировала среду для разработчиков HealthKit по тому же направлению

В 2012 году Вадик Мармеладов создал компанию Lapka, которая занимается медицинскими гаджетами. В 2014‑м компания Apple анонсировала среду для разработчиков HealthKit по тому же направлению

Этот материал впервые был опубликован в журнале «Афиша» №6 (390).


  • В 2012 году вы выпустили Lapka — набор из четырех сенсоров для контроля экологической обстановки. Устройство сильно выделяется на фоне остальных технологических стартапов — умных часов, фитнес-трекеров, бесконечных смартфонов. А тут фактически медицинский девайс — не самое перспективное на тот момент направление. Как вы это все придумали?
  • Если говорить про медицину, то мы поняли, что, возможно, сумеем помочь этой страшной и старой индустрии. Помочь дизайном и красотой. Медицина — это тоже медиа, только пока отталкивающее. Идея была в том, чтобы создать датчики, позволяющие человеку посмотреть на невидимые явления, которые влияют на его жизнь: радиацию, температуру, влажность, уровень электромагнитных излучений, количество нитратов в продуктах. А началось все с того, что к нам пришел клиент с задачей сделать программу для пока неопределенного прибора, который планировали производить в России. Пришли к тому, что нужно создавать не программу, а целую компанию и видение на несколько лет вперед.
  • Вот так просто?
  • Да. Бывает такое, что простаивает типография и под нее начинают делать журнал. То же самое с заводом контрактной электроники. Для завода это пример производства интересного изделия и, конечно, загруженность линии. Для нас меньше проблем с этим производством и логистикой. Эта модель скорее похожа на модель в индустрии моды — сначала создаются семплы коллекции, а в течение недели моды клиенты заказывают конкретные предметы из нее. Дизайнер изготавливает только те изделия, которые заказали клиенты. Каждый сезон. Мы хотим так же.
  • Зачем вообще нужно делать подобные гаджеты? Есть же врачи, больницы, в конце концов.
  • Если мы сможем сделать правильные приборы для заботы о здоровье, то людям будет максимально комфортно с самими собой: они будут понимать свое тело, кто они, что они делают, что едят, как это на них влияет. Страх будет меньше. 

Набор аксессуаров, состоящий из четырёх датчиков, предназначенных для измерения и наблюдения за окружающей средой: датчик радиации, нитратомер, индикатор электромагнитных полей, датчик влажности и температуры воздуха.

  • Как вы добились такого странного ощущения от Lapka — не понимаешь, зачем он нужен, но уверен, что купишь обязательно.
  • Мы хотели, чтобы люди публиковали изображения Lapka как можно чаще, потому что денег на пиар и маркетинг у нас не было. Да и никакие медиа никогда не дали бы нам такого охвата. Лучшие разносчики информации в интернете — это тинейджеры. Но приборы планировались медицинские, и, получается, они будут далеки от тинейджеров — что делать? Решение — продукты должны идеально смотреться на картинке в тумблере и инстаграме. Фактически мы делали прибор под блоги — просто красивые картинки. К тому же прибор, который считает, например, радиацию, никого не интересует. Поэтому нужно было сделать его максимально непонятным по предназначению, но таким, чтобы его хотелось купить. Пользователь сначала включает его, потом понимает, что измеряет радиацию, — и больше не боится.
  • Ваш первый прибор отдаленно похож скорее на какой-нибудь радиоприемник Рамса, а не счетчик Гейгера.
  • Мы не хотели видимого сходства, но моду на этот стиль нельзя было игнорировать. Два главных элемента дизайна устройств Дитера Рамса — это дерево и белый цвет пластика. Пластик дешевый, примета того времени. У его гаджетов грубые грани, тогда технологии не позволяли резать лазером тонкие формы, как сегодня в Apple. Мы взяли только материалы и пропорции. Но про пластик подумали отдельно. Чтобы указать на российское происхождение Lapka, выбрали бежевый цвет старых радиол.
  • Lapka рассказывает историю про какое-то экологическое идеальное будущее. А теперь — бац! — вы выпускаете алкотестер.
  • Да, после начала продаж первого прибора мы посмотрели на статистику и поняли, что создали гаджет для молодых мам, которые заботятся о здоровье своих младенцев. И был риск навсегда остаться в этом секторе. Появилась задача создания совершенно другого прибора. Был выбор из нескольких доступных датчиков, в том числе и датчик алкоголя. Мы сели думать, как сделать так, чтобы алкотестер прижился в нашей системе. Тут важно учитывать, что многие стартапы, в отличие от фэшн-брендов, обычно строят бизнес не на самом бренде, а на одном продукте. Мы тоже размышляли: «Рискованно выпускать новый, совершенно другой продукт. Потом поняли — наоборот, это покажет, что мы не боимся делать «страшные» приборы, все они могут получить редизайн от Lapka. Мы создали ось координат. Слева находится все женское, белое, окружающая среда, все, что нужно исследовать, природа. Эта Lapka для окружающей среды — добрая и нежная. А справа — мужское, черное, тело, все, что исходит от тебя, даже выходит наружу. Это может быть не очень приятным, эта Lapka негативная. Когда мы поняли, что хотим обозначить эти грани, с дизайном прибора больше проблем не было.

Алкотестер Lapka BAM измеряет количество алкоголя в крови через дыхание. Устройство связывается со смартфоном, а все показатели отображаются на экране.

  • Внешне у набора сенсоров и алкотестера на первый взгляд ничего общего нет.
  • Да, но он сделан точно по нашей сетке и правилам. Первое — на нем нет никаких опознавательных знаков, второе — он должен быть красивым и непонятным, но чтобы хотелось использовать. Дунул — понял, что измеряет, больше не боишься. Третье — внутри реальности Lapka он является следующим этапом эволюции наших приборов. Чем ближе к будущему, тем меньше приборы будут заметны. В случае с алкотестером мы сделали его таким маленьким, что его не видно в руке. Прибор без дизайна — ведь когда-нибудь полезные гаджеты просто исчезнут, будут вшиты под кожу, встроены прямо в тело.
  • Можно поподробнее про будущее и эволюцию?
  • Мы делаем гаджеты для мира через 10–15 лет. Мы придумали историю про альтернативную реальность, в которой Стив Джобс не пошел восстанавливать бизнес Apple, а начал собственный стартап. В этой вселенной совсем другое отношение к тому, что красиво, а что нет. Посмотри на свой айфон — стоит его потрогать, и он уже непригоден для рекламной съемки, обляпан отпечатками пальцев. Илья Колганов, художник трехмерной графики, придумал вселенную, в которой приборы красивые не до использования, а во время. Поэтому все промоснимки у нас с этими самыми отпечатками; ты использовал прибор неделю — а он все равно красивый.
  • Вы вдохновляетесь модной индустрией, хотя многие считают, что она в глубоком кризисе после 90-х. Да и гики из Кремниевой долины совсем не про моду.
  • Мы мечтаем придумать следующий уровень эстетики после, скажем, Apple, после глянцевых журналов. Дизайн интерфейсов традиционно — это создание максимально простого способа общения оператора с ЭВМ. То есть инженер придумал компьютер, он работает по таким вот правилам, а куча дизайнеров оптимизирует процессы, чтобы ты мог с этим компьютером обращаться. Айфон отражает возможность технологий. Просто представь одежду, которая сделана не для красоты, а только для того, чтобы показать возможности шитья. Примерно на таком уровне сейчас находится большинство современных интерфейсов и гаджетов. В Lapka мы пытаемся представить, что технологии достигли максимума, нет сенсоров, нет батареек, нет зарядок, нет сложностей с материалом и производством, любой человек может это сделать.
  • Как именно эта идеология отражается в ваших интерфейсах?
  • В интерфейсе приложения для алкотестера, когда ты еще не пьян или только начал пить на вечеринке, мы можем сказать: все нормально, можешь еще выпить. Когда ты уже выпил, полностью меняется интерфейс, общение переходит с вы на ты, увеличивается размер кнопки. Представь, ты показываешь мне свой инстаграм, а он отличается от моего согласно тому, как долго ты его использовал. Не понимаю, почему большие компании так не делают, у нас же на это просто пока не хватает ресурсов.
  • У вас в компании работает сценарист. Получается, на это ресурсы есть.
  • Если мы живем в будущем, когда создание технологий не проблема, то история — важная часть. Это точно такая же разработка, как дизайн или 3D, которая идет постоянно. У меня есть рассказы про Джордану, пользовательницу Lapka, которые мы не публикуем, там описаны ее дни, как она живет, как ходит в магазин, что делает. Ее ежедневная рутина диктует нам, как должны выглядеть предметы вокруг нее. Нам очень повезло со сценаристом. Его первая задача была написать к запуску пару твитов, но он отказался: «Слушайте, я лучше сделаю целую историю, чтобы понять, кто такая эта Джордана».
  • А Джордана тоже не боится заболеть и в какой-то момент умереть?
  • Не боится.
  • Ее такой придумал ваш сценарист?
  • Не совсем, у всех наших прошлых продуктов до Lapka были персонажи. Когда мы делали игру для айпэда, там был персонаж Самара. Капризная девушка, которая всегда была недовольна тобой и любое действие комментировала. В приложении — энциклопедии автомобилей у нас был персонаж попроще, такой Роджер Стерлинг из «Mad Men». Это приложение показывало, как он видит дорогие тачки. Это одна из самых главных систем в моем мире, позволяющих собирать историю для продукта проще и быстрее. Это как голос за кадром в фильмах.
  • В последние годы появилось большое количество российских стартапов, которые из Москвы пытаются захватить мир. Почему вы так старательно дистанцируетесь от них?
  • Можно сколько угодно игнорировать реальность, но все, что нас окружает прямо сейчас, — макбуки, айфоны — это не наша культура. Я не могу в ней полноценно участвовать, может быть, только выучить, чуть-чуть помочь. Я не могу ее изменить, улучшить. Я могу придумать маленький кусок в надежде, что в следующем телефоне Apple какое-то приложение будет сделано с оглядкой на мое. Это предел мечтаний. Тогда, возможно, я микроскопически поучаствовал в создании слоя в мировой культуре. Российские стартапы пытаются делать противоположное, работать на равных с мировым сообществом. Но, извините, это невозможно, и так вышло исторически, и это нормально. Ты должен уважать чужую культуру. Если создаешь продукт по их образцам, их культурным явлениям, то делай продукт для них. Здесь нужно делать что-то локальное (вот, например, Lavkalavka — отличный российский стартап), и, как результат, в будущем выйти на международный рынок. 
  • Получается, вы считаете, что Россия — мировое гетто. Как Япония после Второй мировой или черное сообщество в США конца прошлого века.
  • Нет, я говорю про другое: тяжело и неправильно начинать техкомпанию из страны, в которой нет культуры, нет истории и люди пока даже не умеют изъясниться друг с другом. Я бы хотел потратить следующие несколько лет своей жизни на изучение простых вещей, которых я не вижу вокруг себя, — этика работы, карьера, уважение и любовь к себе, понимание базовых ценностей, умение разговаривать, правильно есть, пить и спать. А потом уже стартапы.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить