перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Жажда скорости»: когда не нужно притворяться фильмом

Постоянный игровой обозреватель «Воздуха» Андрей Подшибякин посмотрел экранизацию популярной серии видеоигр Need For Speed и обнаружил одновременно плохой фильм и хорошую адаптацию игры.

Кино
«Жажда скорости»: когда не нужно притворяться фильмом

По поводу видеоигровых экранизаций у критиков есть один универсальный штамп: это, дескать, то же самое, что два часа подряд смотреть через плечо за играющим без возможности влиять на происходящее. В основном такие вещи пишут люди, слишком мало (совсем не) играющие в игры: у компьютерных персонажей давно уже более осмысленные выражения лиц, чем, скажем, у Скалы Джонсона, а пассивно наблюдать за Max Payne 3 (игрой) гораздо интереснее, чем за мучительной экранизацией «Макс Пэйн» с Марком Уолбергом.

С Need for Speed история другая: это киноверсия одноименной серии гоночных игр производства Electronic Arts, длящаяся уже двадцать лет и состоящая из такого же количества игр (не считая одной провальной онлайновой версии, NFS Motor City Online и одной вполне успешной онлайновой версии — NFS World). Ни в одной из игр принципиально нет антропоморфного главного героя — пользователь персонифицирован только руками, лежащими на руле, и в гораздо большей степени самим автомобилем.

Поэтому «Жажда скорости» только наполовину похожа на наблюдение за чьей-то игрой (об этом ниже); на вторую половину это странный пилот будущего телесериала, в котором занят Джесси Пинкман из Breaking Bad и Имоджен Путс, чью героиню зовут Бонет, — собственно, «капот». Все реплики Аарона Пола похожи на цитаты с коробки очередной Need for Speed: «Мы разберемся за рулем» (это, на минуточку, после двухлетнего тюремного срока по сфабрикованному обвинению). Все, что говорит Бонет, написано человеком, видевшим женщину только в заставках к видеоиграм: «Никогда не суди девушку по ее туфлям Gucci». Серьезно?

На все это можно не обращать внимания, потому что по большей части «Жажда скорости» — это безумные гонки на суперкарах под надуманными предлогами. Так, героям нужно за два дня пересечь всю страну на антикварной «шелби», чтобы в Сан-Франциско уже поучаствовать в настоящих подпольных гонках. Организованных, невозможно не добавить, диджеем Монархом. Которого играет одутловатый Майкл Китон в очках с желтыми стеклами.

Когда фильму не нужно притворяться фильмом, все становится хорошо — на нужных ракурсах перед камерой носятся «бугатти», «феррари» и редкие скандинавские суперкары «кенигсегг»; довольно часто они роскошно бьются вдребезги в замедленном воспроизведении. Последнему процессу, кстати, полностью посвящена родственная Need for Speed серия Burnout, которую один остроумный английский рецензент как-то назвал «снафф-порно для металлургов».

Любопытно еще, что игры Need for Speed и киношные «Форсажи» всегда жили в странном симбиозе. В «Форсаже» от NFS — сама концепция решения всех жизненных вопросов посредством нелегальных уличных гонок, а NFS после первых «Форсажей» на несколько лет превратилась в (омерзительную) серию про уличные гонки Need for Speed Underground — быстро, впрочем, избавившись от этого наваждения. В то же время, пока NFS оттачивала физику автокатастроф и внутреннюю социальную сеть AutoLog, в «Форсаже» к шестому фильму сложилась своя, как говорят в интернете, атмосфера. К седьмому, если бы не недавняя смерть Пола Уокера, его можно было бы смотреть уже как большую семейную хронику вроде «Поправок» Франзена.


В кино — «Жажде скорости» ничего такого нет — причем, кажется, намеренно. Аарон Пол нужен в фильме только как продолжение рук, вцепившихся в руль антикварной «шелби», а девушка «капот» — как симпатичный наполнитель пассажирского сиденья. В играх это нормально — так проще ассоциировать себя с происходящем. В каком-то смысле «Жажда скорости» — идеальный формат экранизации для гоночной игры. Только небо, только ветер, только радость впереди.

Но на самом деле, конечно, дрянь чудовищная.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить