перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Сценарист — одна из самых неуважаемых работ в Голливуде»

На экраны выходит «Рики и Флэш» — новый фильм сценаристки «Джуно» Дьябло Коди, в котором Мерил Стрип играет пожилую рокершу, находящуюся в сложных отношениях со своей дочерью. «Афиша» поговорила с Дьябло о фильме, женщинах в Голливуде, опыте стриптизерши и тайной группировке сценаристок.

Кино

Фотография: Rachel Murray/Getty Images

Этот материал впервые был опубликован в августовском номере журнала «Афиша»


    • Перед разговором вы участвовали в пресс-конференции по «Рики и Флэш», и я чуть ли не впервые увидел, чтобы сценарист вместе с актерами и режиссером выступал на равных. Как думаете, почему других игнорируют, а вас нет?
    • Сама удивляюсь, может, дело в имени, которое я себе выбрала, оно такое дурацкое — Дьябло Коди. Наверное, если бы я была Джейн Смит, никто бы никогда не сказал: «О, Джейн Смит новый сценарий написала!» Я сейчас на самом деле отчаянно пытаюсь избавиться от этого имени. Например, в титрах «Рики» я Дьябло как автор сценария, но как продюсер иду под настоящим — Брук Бьюзи-Морио. Надеюсь, с Дьябло все будет скоро покончено.
    • Это опасно, люди узнавать перестанут, не будут на звонки отвечать: «Какая-то Брук звонит, кто это?»
    • Вполне может быть, но оно и к лучшему. А вообще, вот чем Скала сейчас занят? Обожаю Скалу. Он же в какой-то момент решил перестать быть Скалой, начал всюду как Дуэйн «Скала» Джонсон подписываться. Вот так же хочу.
    • Зачем же вообще было придумывать псевдоним?
    • Это еще со времен, когда я блогером была, писала о своем стриптизерском опыте и не хотела, чтобы мама это обнаружила случайно.
    • И выступали вы со стриптизом под тем же именем?
    • Не, там еще глупее имена были. Типа Бон-Бон.
    • Вы же еще книгу написали про тот опыт, а есть по ней сценарий?
    • Было бы классно, но нет. Там даже не о том, как я была стриптизершей, а как очень неопытный во всех смыслах человек пытается играть в стриптизершу. Ничего глубокого и важного, хотя кино, возможно, получилось бы веселое.
    • Вы говорили, что были стриптизершей-феминисткой, — это как вообще?
    • Дело в подходе. Я не особо вживалась в роль, я шла туда работать с чисто антропологической целью: узнать, как там все устроено и каково это испытывать на своей шкуре. Это было для меня упражнением в письме больше, чем настоящим исследованием, — я искала там сюжеты и персонажей. Но и поверхностным это исследование не было, получилось все описать довольно правдиво, все-таки я целый год этим занималась.

    Фотография: Rachel Murray/Getty Images

    • А потом написали «Джуно». Как произошла трансформация из блогера в сценариста?
    • Вдохновил «Наполеон Динамит». До этого я была в полной уверенности, что не способна писать для кино, потому что нужно придумывать такие большие, эпичные истории про битву добра и зла, а потом увидела «Наполеона» и подумала: эй, это же просто про одного парня из Юты, который участвует в выборах школьного президента, и это нескучно смотреть. То есть я могу, например, написать про беременную тинейджерку, а кто-нибудь это сможет захотеть снять.
    • Написали — и сразу получили «Оскар». Интересно все сложилось.
    • Еще как. У меня никогда не было иллюзий, что я попаду в Голливуд и стану успешным сценаристом, и когда это все-таки произошло — это было как бред, будто не со мной происходит. А «Оскар» — это и счастье, и проклятие. Я просто… Я как Бильбо в «Хоббите» с его кольцом, вокруг люди, которые так сильно хотят получить этот «Оскар», что страшно за них, это желание их будто пожирает. Имен называть не буду, не просите. А мне как человеку, с которым это уже произошло, можно успокоиться и не стремиться никуда — окей, вот одна классная штука, которая со мной уже произошла, совсем не обязательно ей происходить снова. В то же время это не вершина карьеры, я вообще только начинаю, я даже не до конца еще понимаю, какой я писатель или сценарист.
    • А что сейчас о «Джуно» думаете?
    • Я просто не узнаю себя в нем. Не понимаю, кто это написал, чей это голос. Будто это сто лет назад было, очень странные ощущения.
    • С чего начинаются ваши сценарии? С фабулы, с персонажей, с деталей конкретных?
    • С персонажей. Точнее, я придумываю одну конкретную сценку с этими персонажами, которую хотела бы увидеть, а потом вокруг сценки уже строится весь фильм. В «Рики и Флэш» это была та сцена, когда Рики возвращается домой, впервые за многие годы видит свою дочь, которая тут же на нее набрасывается, как цепной пес. То есть, с одной стороны, дочь, у которой сложное эмоциональное состояние, ее ничто не сдерживает, она моментально выплескивает всю свою обиду, а с другой — мать, которая только сошла с самолета, еще плохо соображает и не успевает даже понять, как реагировать.
    • Мерил Стрип и Мэми Гаммер очень хорошо вписались в фильм, вот в этой сцене особенно. Будто он специально под них написан был.
    • Нет, вы что, я не настолько оптимист, чтобы под определенных актеров писать сценарий. Я вообще изначально к каждому проекту подхожу так, будто он никогда света божьего не увидит, — просто чтобы не расстраиваться потом. Но я изо всех сил стараюсь точно прописать персонажей, чтобы они правдоподобными были.

    Трейлер «Рики и Флэш»

    • Главной героине Рики — 60 лет. Параллельно со съемками в фильме Мерил Стрип запустила кампанию в поддержку женщин-сценаристок старше 40 лет. Это все связано, видимо?
    • Безусловно. У меня все героини раньше были молодыми, и я твердо решила, что вот сейчас я должна написать о ком-то постарше. В конце концов, люди этого возраста тоже ходят в кино, но сами в фильмах редко нормально представлены. Да и мне, хоть я еще и молода, все равно интересны люди старшего поколения, и я хочу видеть кино про них. Так что да, в этом изначальная моя цель была. А что Мерил делает с ее кампанией — это вообще космос. Мы все понимаем, что в этом бизнесе все быстро устаревают, но для женщин это просто катастрофа — тебя никто вообще даже слушать не будет, когда ты вышла из того возраста, когда можно оставаться сногсшибательно симпатичной. Даже если ты не актриса, а сценарист. Так что это очень важное дело у нее.
    • Не хотите сами попробовать себя в режиссуре?
    • Ой, нет, я на пенсии как режиссер. Попробовала один раз («Агнец Божий» 2013 года. — Прим. ред.), все пошло наперекосяк, больше не буду. Я была тогда беременной, невероятно себя умотала. Эта работа требует даже не сто, а все сто пятьдесят процентов концентрации, круглосуточного внимания, я так просто-напросто не могла. Но в то же время я знаю молодых матерей, которые хороши в режиссуре, так что тут конкретно во мне дело, не то чтобы я другим не советовала.
    • А какая вообще роль у сценариста на съемочной площадке?
    • Ужасная! Обычно туда просто не приглашают, иногда вышвыривают, бывает даже, что на премьеру приглашения не шлют. Это одна из самых неуважаемых работ в Голливуде, а режиссеры вообще не обязаны с тобой сотрудничать и слушать тебя. И я жутко благодарна Джонатану Демми («Молчание ягнят», «Рейчел выходит замуж»), с его послужным списком он мог вообще меня легко игнорировать.
    • Я слышал, у вас есть много работ, которые вашим именем не подписаны, — консультации по чужим сценариям.
    • Есть такое, мне нравится это тем, что нет никакой ответственности, можно просто предлагать свои идеи, а другие уже будут решать, работают они или нет. Как правило, меня просят сделать женских персонажей более объемными и реалистичными — усложнить «телочку», про которую известно только, что она «очень красивая, хотя сама этого не понимает».
    • Вы как-то говорили, что у вас с подругами есть кружок сценарный. Вы до сих пор встречаетесь?
    • Мы раньше встречались, теперь просто списываемся и консультируем друг друга, придумываем вместе. И я стараюсь расширять эту сеть, включать туда больше женщин-сценаристок, потому что мы нужны друг другу, нам стоит держаться вместе. Называем себя «фемпиры» (Fempires). Ну это в шутку, вряд ли кто-то из нас всерьез это имя воспринимает.
    • И кто же остальные фемпиры?
    • Элизабет Мериуэзер, создательница сериала «Новенькая». Лорен Скафария, она только что закончила съемки отличного фильма «The Meddler» с Сьюзан Сарандон и Роуз Берн. Дана Фокс, она сейчас снимает фильм в Нью-Йорке с Дакотой Джонсон и Элисон Бри. Это только самые известные имена, так-то нас куда больше, все очень много работают, и я ими всеми страшно горжусь.
    • Говорят, что из-за нехватки женщин в Голливуде недостает и сильных женских ролей на экране. До сих пор нет нормальной супергероини-женщины. Вы бы могли такую придумать?
    • Ох, не знаю, это, наверное, была бы очень плохая супергероиня. Очень ленивая. Ее суперсилой была бы суперлень.
    Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
    Ошибка в тексте
    Отправить