перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Кинотавр-2014»: снова в школу и назад в СССР

Максим Сухагузов продолжает транслировать из Сочи: главный фаворит и главное разочарование фестиваля, наш «Льюин Дэвис», современное изложение «Карениной» и бессловесное кино о казахской степи.

Кино
«Кинотавр-2014»: снова в школу и назад в СССР Фотография: «Кинотавр»

Вот уже несколько дней на «Кинотавре» безусловным фаворитом конкурса остается дебютная картина «Класс коррекции» 25-летнего режиссера Ивана И.Твердовского, который несколько лет успешно притворялся документалистом, хотя снимал чистое мокьюментари вроде «Собачьего кайфа» и «Словно жду автобуса». «Класс коррекции» — это история милейшей школьницы с неизлечимой миопатией, которая после домашнего обучения окунулась в суровые будни ККО (класс компенсирующего обучения), где дети с разными отклонениями учатся в отгороженной клетке обычной школы, где нет пандусов для колясок. Им не дают никаких поблажек, а единственный выход в нормальную жизнь — страшный суд медико-педагогической комиссии. Это первое откровенно игровое кино И.Твердовского, снятое к тому же по мотивам подростковой книжки с элементами фэнтези (условная «Нарния» в инвалидном кресле). От предложения экранизировать «Класс коррекции» отказались практически все известные российские режиссеры. Надо отдать должное одному из самых смелых здешних продюсеров — Наталье Мокрицкой, которая усадила в кресло молодого документалиста-провокатора. И.Твердовский смело выкинул из этой истории всю нарочитую педагогичность, оставил от фэнтези только чудо, перешагнул через излюбленное мокьюментари и снял мощный сгусток энергии, в котором «Идиоты» Ларса фон Триера вдруг подружились с романтическими традициями советского детского кино.

«Класс коррекции»

«Класс коррекции»

Фотография: «Кинотавр»

Поначалу «Класс коррекции» может показаться этакой германиковской «Школой» с надрывной драматургией и полудокументальной камерой, где дети-инвалиды взяты в кадр специально для пущего драматизма. Каюсь, сам стал жертвой такого мнения, когда до фестиваля посмотрел 20-минутную нарезку из фильма. Однако на большом экране, в полном формате, неожиданно развернулось захватывающее кино про живых людей, которое вызывает эмоции от возмущения до гомерического смеха. Фильм иногда играючи заходит на территорию советского подросткового кино («Чучело», «Вам и не снилось») и так же играючи прячется обратно в современный хоррор про школу. Единственная ошибка И.Твердовского в том, что он хватает зрителя за воротник и прет, как танкер, даже когда надо бы приостановиться. 

«Кино про Алексеева»

«Кино про Алексеева»

Фотография: «Кинотавр»

Одним из режиссеров, отказавшихся от постановки «Класса коррекции», был автор «Рассказов» Михаил Сегал, который привез на «Кинотавр» свою новую работу под названием «Кино про Алексеева» (ранее известную как «КСП»). Там Алексеев сначала появляется в образе добродушного старичка в исполнении Александра Збруева (возвращение актера в большое кино после десятилетнего перерыва), в которого зритель сразу же влюбляется за трогательную провинциальность, за гитару с надписью «Nirvana» или просто за камбек актера. Алексеев приезжает из Тулы в ночной эфир московского радио, где выясняется, что в советское время он был известным бардом и кумиром поколения. Здесь сюжет переносится в молодые годы Алексеева (где его играет Алексей Капитонов), где он абсолютное ничтожество, посредственность, бабник и стукач. Сегал как мастер тонкой иронии предлагает зрителю россыпь забавных мелочей: осколки банки с огурцами в рапиде, камео любовной парочки из «Рассказов», демагогия Тарковского о любви на съемках «Андрея Рублева», фестиваль каэспэшников, пародии на бардовские песни. Поклонники бард-движения и им сочувствующие уже успели обозлиться на фильм Сегала, не разглядев за иронией фильм с большим сердцем и безукоризненным стилем. Можно сказать, что в нашем кино появился свой «Льюин Дэвис».

«Велкам хом»

«Велкам хом»

Фотография: «Кинотавр»

Пока что главным разочарованием фестиваля оказалась интернациональная трагикомедия «Велкам хом» Ангелины Никоновой, который вскоре представит Россию в конкурсе фестиваля в Карловых Варах. Прекрасный дебют Никоновой «Портрет в сумерках» наделал шума в киношных кругах и с успехом совершил фестивальное турне по миру. Во втором фильме тандем Никоновой и Дыховичной немного сдвинулся: если «Портрет в сумерках» изначально написала Дыховичная, то «Велкам хом» сочинила сама Никонова при участии Дыховичной и актера Карена Карагуляна. Никонова сменила русскую речь на акценты английского языка, переселила бунтующую красотку Дыховичной из злачных мест Ростова в Нью-Йорк, вместо мрачных красок шок-драмы — американское инди, вместо камеры Canon — Nikon. К сожалению, все авансы и ожидания, возложенные на «Велкам хом», оправдываются лишь частично: кино получилось на удивление скучное, хотя Никонова и Дыховичная могли бы дать драйва при такой-то фактуре — нью-йоркские эмигранты из бывшего СССР, армянская диаспора, русская фотомодель, армянский транссексуал, закулисье американского кино, наркоторговля. Своенравные шутки и прочие вольности тихо утопают где-то в наслоениях языков и хитросплетениях пресного сюжета фильма-ансамбля. Обидно — ведь снято не без блеска.

«До свидания мама»

«До свидания мама»

Фотография: «Кинотавр»

Не сильно удачнее вышло сотрудничество режиссера Светланы Проскуриной и сценариста Василия Сигарева — конкурсный фильм «До свидания мама» оказался заунывной современной версией «Анны Карениной», которая спотыкается о собственную угловатость и несобранность. Привычно живые диалоги Сигарева закатали в бетон и холод тягучего сюжета и отстраненных отношений главных героев. Единственное, на что тут стоит посмотреть, — артистка Александра Ребенок, которую люди, далекие от театра, знают только как училку из сериала «Школа» или по ситкому «В Москве всегда солнечно». Это полноценный драматический дебют Ребенок, которая насколько хороша в роли разгульной Карениной, настолько же убедительна в образе больной Карениной.

«Испытание»

«Испытание»

Фотография: «Кинотавр»

Конкурсный фильм «Испытание» — проект режиссера Александра Котта, который на основе нереализованного кино Павла Чухрая про испытания водородной бомбы в Казахстане 1953 года придумал совершенно другой фильм — о любви казахской девушки. Котт со старомодным авторским упрямством рисует двухчасовое полотно без единого слова — жара казахской степи и свадебный треугольник. Все безумно красиво, экзотично, по-операторски изобретательно, многозначительно молчаливо и с музыкой Айги. Любители визуальных радостей и поклонники поэтического кино будут упиваться всеми этими упражнениями в прекрасном. Однако хочется сказать режиссеру Котту: окей, вы сняли то, о чем мечтали, теперь давайте уже скорее второй сезон «Обратной стороны Луны».

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить