перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Ганмен»: Шон Пенн (зачем-то) превращается в Сталлоне

В прокат вышел «Ганмен», аляповатый боевик с Шоном Пенном в главной роли. Станислав Зельвенский наблюдал за удивительной метаморфозой большого актера.

Кино
«Ганмен»: Шон Пенн (зачем-то) превращается в Сталлоне Фотография: «Вольга»

Демократическая Республика Конго, 2006 год. В стране идет очередная гражданская война, и алчные международные корпорации, которые добывают там полезные ископаемые, чувствуют себя неуютно, поэтому их охраняют частные армии иностранных наемников. В одной из них трудится вместе с друзьями бывший американский спецназовец Джим Террье (Шон Пенн). Тут же ошивается испанский бизнесмен (Хавьер Бардем), который смотрит влажными глазами на возлюбленную Террье, женщину-врача (Жасмин Тринка) и поэтому организует наемникам халтуру — убийство несговорчивого министра природных ресурсов. Нажав на курок, Джим вынужден немедленно покинуть Африку, оставив подружку коварному испанцу.

Спустя восемь лет Террье снова оказывается в Конго: теперь он замаливает грехи, катаясь на серфе в составе гуманитарной организации. Но тут с криком «Где белый человек?» появляются трое вооруженных мужчин и пытаются его убить. Террье приходит к выводу, что его заказали и что корни растут из событий восьмилетней давности.

Француз Пьер Морель, начинавший оператором на студии Люка Бессона, десять лет назад дебютировал «13-м районом», а потом в духе своего покровителя придумал себе занятие на стыке коммерческого кино, экстремального туризма и гуманитарной деятельности: организовывать стареющим голливудским звездам увлекательные приключения в Европе. Сперва в Париж надирать местные задницы приехал Лиам Нисон («Заложница»), потом Джон Траволта («Из Парижа с любовью»). Теперь настала очередь Шона Пенна. В принципе, это как в фильме «Игра», только Пенн уже в роли Дугласа, а не брата.  

Парижа на этот раз нет, впрочем; помимо Африки есть Англия, Испания и нечто среднее между ними — Гибралтар. Самая большая и зрелищная часть «Ганмена» приходится на Барселону, где режиссерская любовь к вертолетным планам особенно подходит ландшафту. Не обошлось даже без боя быков. В Каталонии коррида, правда, уже запрещена, но соблазн зарифмовать Шона Пенна с раненым быком был, очевидно, слишком велик — а снимать кульминацию на «Камп Ноу», где визуальной рифмой мог бы служить, скажем, травмированный Хавьер Маскерано, было, наверное, дорого.

Сценарий является вольной переработкой романа Жан-Патрика Маншетта — популярного в 80-е французского автора палп-фикшна; его книги много раз экранизировали, обычно с Аленом Делоном («За шкуру полицейского», «Троих надо убрать» и т.д.). Собственно, роман, превратившийся в «Ганмена», уже тоже существует в виде кинофильма — это «Шок», подзабытый дурной боевик с Делоном и Катрин Денев, успешно шедший в советском прокате. Нет, словом, ничего удивительного в том, что незамысловатые сюжетные повороты вызывают приятное ностальгическое покалывание в тех уголках души, что никак не сообщаются с мозгом. Солдат с грузом прошлого! Подставленный кем-то из друзей! С любимой, которую украл кто-то еще из друзей!

В 90-е такие сюжеты полюбил Сильвестр Сталлоне («Специалист», «Убийцы»), и именно он, кажется, неожиданно стал для 54-летнего Пенна ролевой моделью. Артист накачал гигантские бицепсы и, естественно, раздевается в фильме при первом удобном случае — то есть буквально раз в пятнадцать минут торопливо стаскивает рубашку (сделаем вид, что эпизода, где океан в рапиде выносит нам навстречу дважды оскаровского лауреата, стоящего в трусах на доске для серфинга, просто не было). Когда он не раздевается, то кого-нибудь бьет, стреляет и трагически морщит свое и без того довольно сморщенное маленькое лицо в том смысле, что жизнь дерьмо. Для дополнительного драматизма герой страдает последствиями контузии: получается нечто среднее между амнезией, нарколепсией и плохим настроением, в зависимости от ситуации — так или иначе, авторы явно не до конца поняли, зачем это придумали.  

Пенна окружают приятные европейские люди. Итальянская актриса Тринка тоже все время раздевается, но так, что ничего не видно: уступка современным веяниям в обмен на то, что она играет не «сильную женщину», а любвеобильного нытика, которого непрерывно надо спасать. Испанец Бардем долго держится и не переигрывает, но потом (по сценарию) напивается и тут уж дает себе волю. И еще есть три фактурных британца — Марк Райлэнс, Рей Уинстон и Идрис Элба; роль первого в фильме со Сталлоне 20 лет назад сыграл бы Брюс Дерн, второго — Дэнни Айелло. Роли Идриса Элбы в нем, скорее всего, просто не было бы, посколько она для сюжета совершенно не нужна. Впрочем, если начать всерьез рассуждать в этом опасном направлении, то от фильма останется одно название. Оно, правда, тоже никуда не годится.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить