перейти на мобильную версию сайта
да
нет

ММКФ-2015 14 фильмов и 4 программы, которые нужно увидеть

«Афиша» рассказывает, что смотреть ближайшую неделю на Московском кинофестивале.

Кино
14 фильмов и 4 программы, которые нужно увидеть

Главные хиты

Уже понятно, что «Наш запах» Ларри Кларка — французский парафраз его традиционных тем, интересный только фанатам автора, а «Вдали от обезумевшей толпы» Винтерберга — достаточно безыскусная и не очень убедительная (несмотря на отличную Кэри Маллиган) экранизация романа, которую будут обсуждать феминистки. Из каннского конкурса в программу попал пока всего один фильм — «Ан» Наоми Кавасэ, о котором разочарованных отзывов пока больше, чем положительных. Раньше большинство громких хитов из Канн оказывалось в Москве уже в июне, но, видимо, от сокращения бюджетов страдают все, и ММКФ — не исключение. Тем не менее в необъятной программе все еще есть что посмотреть.

«Рыцарь кубков» Терренса Малика

Фотография: Терренс Малик

С тех пор, как Терренс Малик развил до сих пор удивляющий его старых поклонников темп (один фильм раз в два года), не исчезает ощущение, что с выхода «Древа жизни» он работает над одним и тем же грандиозным кинопроектом. «Рыцарь кубков» — новая глава, пронизанная символикой Таро история успешного сценариста в моральном кризисе. Со всеми традиционными для автора характеристиками: армия голливудских звезд, размытый размышлениями нарратив, солнечные блики на побережье.

«Милый Ханс, дорогой Петр» Александра Миндадзе

Фотография: "Пассажир"

Многострадальный проект Александра Миндадзе, который долго отказывался финансировать Минкульт. История парадоксальной и негромкой дружбы, которая завязывается в начале 1940-х годов между двумя рабочими советского стекловаренного завода — немцем Хансом, однажды допустившим оплошность на производстве, и его напарником Петром, случайно ставшим свидетелем этой ошибки, для расследования которой спецслужбы начинают следствие. Связанные секретом, который в атмосфере всеобщей подозрительности и надвигающейся катастрофы с каждым днем ставит их во все более опасное положение, они пытаются, как-то обустроить свою жизнь и понять, как им быть, куда бежать и где искать покой.

«Клуб» Пабло Ларраина

Фотография: FABULA

Четверо усталых католических священников живут аскетичной жизнью в одиноко стоящем доме на побережье. Правила в доме строгие, монашка по имени Моника следит за порядком: встают рано, мобильными телефонами не пользуются, иногда ходят смотреть на собачьи бега. Живут они так, скрываясь от собственных прошлых грехов, — чилиец Ларраин, который свои мастерски выстроенные фильмы снимает всегда против, на этот раз решил дать бой преступлениям католической церкви. Когда в дом приезжает пятый мужчина, фильм (получивший, кстати, в Берлине Гран-при жюри), окончательно превращается в слаженный камерный триллер высшей пробы.

«Такси» Джафара Панахи

Фотография: Джафар Панахи

Джафар Панахи, который в Иране живет под домашним арестом, роль мученика от кинематографа несет с юмором и достоинством. Как и в картине «Это не фильм» (первая работа после приговора, на каннский кинофестиваль флешку с ней привезли в торте, контрабандой), так и в «Такси», где Панахи пытается сменить профессию на водителя, он со спокойной, вдумчивой интонацией осмысляет собственное положение и положение своей страны. В новом фильме слово дается самим иранцам — пассажирам, которые сели к режиссеру на заднее сиденье.  

«Пазолини» Абеля Феррары

Фотография: Абель Феррара

Новый фильм Феррары, каждая работа которого в последние годы закономерно оказывается на экранах к/т «Октябрь». Рассказ о последнем дне жизни большого итальянского режиссера, поэта и писателя Пьера Паоло Пазолини, убитого на пляже в Остии 2 ноября 1975 года. Причины этой смерти так и остались не до конца раскрытыми: то ли случайный любовник навел на своего клиента шпану, то ли убийство  все-таки было связано с тем, что Пазолини затрагивал в работе все более неудобные для итальянских властей темы. Феррара тоже не берется утверждать: он показывает последние часы режиссера, внимательно следя за Уиллемом Дефо в кадре, и очень красиво снимает уставшего автора, которому никак не удается подобрать правильные слова, чтобы высказаться и выразить себя.

«Эйзенштейн в Гуанахуато» Питера Гринуэя

Фотография: Питер Гринуэй

Еще один режиссерский портрет — рассказ о поездке Сергея Эйзенштейна в Мексику, куда он в 1931 году в возрасте 33 лет отправился ради работы над фильмом «Да здравствует Мексика!». Там Эйзенштейна сильно впечатлила мексиканская культура и мифология — все это отразилось на его теоретических размышлениях. По версии Гринуэя, впрочем, в Гуанахуато с советским гением случилось не только это: в фильме режиссер заводит любовника и теряет девственность, а сексуальное раскрепощение становится главным содержанием путешествия, перемежаемого эпизодами, основанными на реальных эротических рисунках самого Эйзенштейна.

«В подвале» Ульриха Зайдля

Фотография: Ульрих Зайдль

Двадцать пять портретов австрийских граждан, занимающихся своими делами в подвале: у кого-то там железная дорога, у кого-то — портрет Гитлера и убранство с нацистской символикой, кто-то дает себе волю и упражняется в садомазохистских практиках. Менее громкий фильм, чем недавно законченная трилогия Зайдля «Рай», но не менее впечатляющий. У этой полудокументальной работы (все герои фильма действительно показывают свои собственные вещи и увлечения) все те же достоинства: пристальное внимание к героям, холодная красота изображения, отсутствие прямолинейного суждения.

«#Крымнаш» Василия Сигарева

Фотография: Василий Сигарев

Короткая работа не самого жизнерадостного из современных российских кинорежиссеров — нарезка, которую Василий Сигарев смонтировал из нескольких часов видеоматериала, которые его мама привезла из туристической поездки в Крым. Заранее трудно себе представить, насколько это едкая, познавательная или интересная работа, — но внимания она наверняка стоит.

«Стрингер» Дэна Гилроя

Фотография: Premium Film

Холодный, красивый, продуманный триллер про мелкого мошенника, который неожиданно находит свое призвание в погоне за остросюжетными репортажами. Странный, как будто немного помешанный герой Джейка Джилленхола однажды снимает аварию и продает материал на ТВ, после чего начинает азартно охотиться за все более кровавыми сценами, как маленькое испуганное животное выгрызая их у конкурентов, шантажируя, включая камеру, вместо того чтобы подать руку. Конфликт не новый, да и сам фильм порой теряет отстраненную интонацию, читая зрителю мораль, — но это нельзя считать серьезными недостатками для отлично стилизованного ретротриллера, который почти все два часа образцово держит темп. Удивительно то, что он так долго шел к российскому прокату, который его ждет после фестиваля — но хорошо, что дошел.

Документальная программа

Едва ли не более хитовая, чем необъятная игровая: в конкурс и в программу «Свободная мысль» вошли фильмы, которые обсуждали весь год. Откроется документальная программа «Гонкой на вымирание» — экоблокбастером от режиссера, за предыдущий фильм получившего Оскар».

«Citizenfour»  Лоры Пойтрас

Фотография: 24_DOC / Россия 1

Один из главных фильмов года — не только документальных, а вообще. Зашифрованные письма от человека под ником citizenfour стали приходить Лоре Пойтрас, когда она работала над картиной о государственной слежке в современной Америке. Человеком оказался Эдвард Сноуден, с которым она после этого не один час проговорила в номере гонконгского отеля, где они провели в общей сложности десять дней. Кино не только информативное, но и впечатляющее — из минимума визуального материала авторам (среди них в качестве продюсера Стивен Содерберг) удалось смонтировать по-настоящему напряженный документальный политический триллер.

«Взгляд тишины» Джошуа Оппенхаймера

Фотография: Джошуа Оппенхаймер

В предыдущем фильме «Акт убийства» Оппенхаймер всматривался в человеческую способность к насилию, реконструируя с выжившими палачами события индонезийского геноцида. Теперь он снимает фильм о семье пострадавших: отец, мать и брат одного из убитых опознали своего родственника именно благодаря фильму Оппенхаймера. Режиссер дает им слово, проделывая почти невозможное для современной Индонезии: сталкивая пострадавших и палачей лицом к лицу.

«Ночной кошмар» Родни Ашера

Фотография: Родни Ашер

Новый фильм автора киноаналитического блокбастера «Комната 237» про «Сияние» Кубрика. На этот раз — документальное эссе о сонном параличе и ужасе, который человек испытывает, проваливаясь в промежуточное состояние между явью и сном. Разумеется, не голословное — а на материале цитат из «Кошмара на улице Вязов».

«Дорогая, не пересекай эту реку» Чин Мо Ена

Фотография: Чин Мо Ен

Документальный портрет двух южнокорейских стариков, которых в деревне называют «столетние голубки». Обоим действительно под сто, вместе они живут уже 76 лет. Фильм, о котором не нужно знать многого, а чтобы захотеть на него сходить, достаточно посмотреть вот этот трейлер (наш негласный победитель в номинации «самый милый фестивальный трейлер этого года»).

«Просветление: Сайентология и причуды веры» Алекса Гибни

Фотография: Алекс Гибни

Все, что вы хотели знать о сайентологии, но не знали, кому верить: как на самом деле ведет себя Рон Хаббард, какую роль в этой истории играют Том Круз и Джон Траволта, и можно ли так же легко уйти от сайентологов, как прийти к ним.

Алекс Гибни взялся за фильм, основанный на одноименной книге журналиста и лауреата Пулицеровской премии Лоренса Райта, не только чтобы разоблачить довольно могущественную в Голливуде сайентологическую систему. Используя ее как повод, он заводит большой разговор о вере как об опасности и ловушке, которая подстерегает множество людей, идущих за кинозвездами и многообещающими программами. Сайентологи на Гибни очень обиделись, устроив вокруг фильма скандал, так что, видимо, все правда.

Программы

Их, как и всегда, очень много. Появились новые, пропали старые (ужасно жаль «Дикие ночи»), концепции некоторых по сути дублируют друг друга (см. программы «8½ фильмов» и «Фильмы, которых здесь не было»). Но есть и вполне ясные: отдельные секции для курдского, турецкого, болгарского и аргентинского кино, отдельно — кино к юбилею Победы и столетию геноцида армян. Вот те, на которые имеет смысл обратить отдельное внимание.

Вокруг Фассбиндера

Фотография: Материалы предоставлены PR-отделом ММКФ

Большая и разносторонняя программа, составленная Михаилом Ратгаузом к семидесятилетию Райнера Вернера Фассбиндера. Из собственных фильмов режиссера сюда вошел всего один, «Эффи Брист Фонтане». Остальные — попытка воссоздать контекст, составить диалог между теми, у кого он учился (среди них Дуглас Сирк, чей редкостно красивый фильм «Все, что дозволено небесами» кажется особенно ценным увидеть на широком экране), и современников, чьи фильмы созвучны работам самого Фассбиндера: Вернера Шретера, Жан-Мари Штрауба, Даниеля Шмида, Рудольфа Томе, Эдгара Райца.

Говорящее кино (Медиафорум)

Фотография: Материалы предоставлены PR-отделом ММКФ

Программа молодого критика и энтузиаста Алексея Артамонова, изящно составленная вокруг одного формального признака: закадрового текста. Это фильмы, осмысленно работающие с возможностями звучащего в фильме слова и раскрывающие разные грани этого недооцененного мейнстримом инструмента, отводя ему не только вспомогательную роль, но и заставляя схлестываться с изображением, противоречить, как в «Stemple Pass» Джеймса Беннинга, где четыре тридцатиминутных плана идиллического пейзажа сопровождаются чтением программных текстов Унабомбера. Или дополнять, как в фильме-эссе Алена Кавалье «Рай», собранном из обрывков зарисовок, снятых 83-летним мастером на домашнюю камеру и дополненных рассказами. Или как в «Иначе, Молюссия» Николя Рея, которая снята на 16-миллиметровую пленку и состоит из девяти фрагментов. Их сопровождает закадровый текст из романа Гюнтера Андерса, который Рей решил представить и осмыслить, не читая немецкий первоисточник. Все части для каждого показа комбинируются в случайном порядке, покажут действительно с пленки, сам Рей приедет представить фильм.

Тропическая эйфория

Фотография: Материалы предоставлены PR-отделом ММКФ

По названию можно догадаться, что программу составил Андрей Плахов — это значит, что на любом фильме, скорее всего, будет интересно. Есть в ней удивительные сюрпризы: помимо манящих картин из Таиланда, Вьетнама, Перу и Индонезии она включает в себя эстонско-грузинские «Мандарины» (копродукционный фильм, поданный от Грузии на «Оскар» в прошлом году) и «Рыцарь кубков» Терренса Малика. В связи с тем, что вопрос «как так вышло?», мы еще до открытия фестиваля успели услышать около десятка раз, а на сайт Московского фестиваля за объяснением никто сам не сходит, приводим цитату из кураторского текста Андрея Степановича: «В обоих фильмах вместо тропиков — субтропики, но внутренняя тема близка той, которую мы обозначили. И в Калифорнии, и в Закавказье цивилизация расставила свои капканы, и попытка вырваться из них в поисках природной эйфории становится едва ли не главным сюжетом современности». Если вопросы никуда не делись, есть еще один аргумент: какая разница, в какой программе нам смотреть Терренса Малика?

Киностудия «Сиань» и У Тяньмин

Фотография: Сиань

Ретроспектива легендарной китайской киностудии «Сиань», которая воспитала в восьмидесятые годы поколение китайских режиссеров, известных как «пятое поколение», которые сегодня кажутся нам классиками, — например, Чжана Имоу и Ченя Кайгэ. Существовала «Сиань» в восьмидесятые под началом режиссера У Тяньмина, который разрешил своим подопечным работать с гораздо большей свободой, чем это было принято до его прихода. В программу вошли два его фильма и четыре менее известных работы китайских режиссеров, которые вряд ли где-то удастся еще посмотреть; среди них — проникновенная историческая драма «Конокрад» Тянь Чжуанчжуана.
Полную программу и расписание Московского кинофестиваля можно смотреть здесь.
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить